?

Log in

В нашем Хосписе пустует третий этаж. Если его сделать, туда войдет еще 25 коек, которые чрезвычайно востребованы. Скажем прямо: люди ждут и мучаются. Включились несколько сильных людей. Депутат Гордумы Олег Кагилев составил смету и по всему третьему этажу поставил окна, Вячеслав Брозовский предоставляет все материалы, работу оплачиваем мы из Фонда Ройзмана. Чтобы быстро приступить к ремонту, нам необходимо подготовить площадку. Для этого требуется: снять старые полы, вынести дверные проемы, снять старую облупившуюся краску и вынести мусор. Для этого требуется человек тридцать мужиков. Попытаемся все сделать за субботу. Часть инструментов дает Дмитрий Головин. Кто готов поработать, возьмите с собой молотки, зубила, монтировки, гвоздодеры, шпатели. Встречаемся в 10 утра на Челюскинцев, 5. Работаем до упора. Накормим. Можете приходить с сыновьями. Координатор Степан Чиганцев, тел. 89655395035. Всем будут маленькие памятные подарочки.

Подснежник

Подснежник

Иван приезжает в екатеринбургский хоспис не умирать и не доживать, а хоть несколько недель пожить достойно

Классический донос

У меня в музее Невьянская икона есть уникальный экспонат - сундук сколоченный из икон. Купил я его у знаменитого вологодского собирателя Миши Сурова. А потом привёз из экспедиции ещё один, из больших икон, но хуже сделанный. Это в 1929-30 году, в годы коллективизации массово закрывали церкви, а иконы выдавали на колхозные нужды. Я видел сцены клубов, сколоченные из икон, двери сараев, поилки для скота, столешницы, разделочные доски и даже не скажу, что ещё. Иконы массово сжигали, выбрасывали, на них, вместо дров ходили паровозы, так что тем, из которых сколотили сундуки, ещё повезло. А ещё у меня в музее есть створки шкафа, выпиленые из огромной иконы Сошествия Святого Духа на Апостолов. Витя Махотин нашёл его на помойке и я выпросил эти створки у него, а ещё две были у знаменитого кузнеца Александр Лысякова, это он, кстати, сковал мне подставку под сундук. Ещё у меня есть иконы, порубленные топором, расстрелянные, с выцарапанными глазами и я их храню и берегу из уважения к мастерам и в назидание потомкам. Я считаю это важным.
И вот несколько дней назад, в музей пришла активная и неопрятная женщина, которая, распаляя себя, пыталась показать возмущение этими экспонатами, грозилась привести журналистов, священников и прокуратуру и привлечь меня к уголовной ответственности за оскорбление и надругательство. Ну, разных сумасшедших и экзальтированных неофитов, которые святее патриарха, я наблюдал достаточно, поэтому не удивился. А тётку вспомнил, её привозили в тонированной десятке в Быньги, и она там бегала по храму, голосила и пыталась организовать скандал. На следующий день, в самом подлом местном агентстве, по сравнению с которым Лайф образец невинности и добродетели, вышел материалец о том, что в музее стоит сундук из украденных икон, чем возмущены верующие, а в понедельник эти же пакостники напомнили прокуратуре, что есть заявление и пора бы придти с проверкой.
Думаю, что все это связано с губернаторскими выборами, которые пройдут в сентябре. Они меня боятся. Так происходит уже пятнадцать лет, перед каждыми выборами и каждый раз, музей первым попадает под удар. При этом, все выборы, в которых мне пришлось участвовать, я выигрывал.
Ладно, никто и не обещал, что будет легко. Справимся.





Шанс

«…Вадимыч, выручай! Вадимыч, беда в натуре!» - худой и нескладный мужик испугано шапку комкает в руках. «Что случилось-то?» - спрашиваю. «Да я, - говорит, - сам накосячил, все заборы собрал. Запил я короче, и жена меня выгнала. А я, - говорит, - ее люблю, только-только все наладилось». – А долго пил-то? – Да три месяца. Я говорю: «Охренеть!». Он говорит: «Да не, я же с перерывами!». Видно, что его потряхивает, но выбритый, одет чисто и никакого запаха. Говорю: «Ну, и чем помочь?». Он говорит: «Поручись за меня, она тебе поверит, а я уж тебя не подведу». Говорю: «А она тебя сильно выгнала?». «Сильно, - говорит, - насовсем». – А где ты ночуешь? – Где-где, она у себя на кровати, а я в прихожей на коврике. Ну, думаю, это уже полегче. «Сейчас я, - говорю, - дам тебе телефон лучшего нарколога, ты поедешь туда. Мне оттуда позвонят, а я подумаю, могу ли за тебя ручаться. На всякий случай дай мне телефон жены и скажи, как ее зовут». «Как тебя зовут-то хоть?» - говорю. «Вова» - отвечает. Вова, Вова, как тебе х...! И вот через час отзвонились из клиники, говорят: «Возьмем, прокапаем, пролечим, закодируем». Ну, вроде первый шаг сделан. Я поднялся наверх, настроился, приготовился. Наташа набрала с официального телефона: «Здравствуйте, Лариса Ивановна, с вами хотел бы переговорить Глава Екатеринбурга, можете переговорить с Евгением Вадимовичем? Соединяю». Начал разговаривать и только упомянул Володю, ощущение как будто на стену налетел. Видимо сильно он ей досадил. Я вздохнул и говорю: «Лариса Ивановна, смотрите. Я договорился с лучшим наркологом, его в понедельник возьмут и все сделают, с работой он решит в ближайшие дни. Я прослежу. Я за него ручаюсь лично, дайте, пожалуйста, один шанс». Оно помолчала секунду и говорит: «Ну, хорошо, только один». Уф, думаю, нас простили и говорю: «Лариса Ивановна, с праздником, огромное вам спасибо, если что, сразу звоните». Набрал Вову и говорю: «Вова, ты, похоже, наделал делов». Он сморщился: «Ну да, погулял». Я говорю: «Вова, с огромным трудом уговорил ее дать тебе шанс, но это в последний раз, потому что девушка она серьезная, и звонить второй раз я ей не стану. Купи сейчас цветов, езжай домой, позвони в дверь и незаходя в квартиру падай на колени». Он говорит: «Вадимыч, у меня ни копейки денег». «Ладно, езжай сюда, я еще на работе» - говорю.

Вроде все получилось. Вся эта история заняла у меня пять минут и тысячу рублей денег. Но удовольствия я получил гораздо больше, тем более что деньги он обещал мне вернуть.

Блаженны нищие

Как-то вышел из Госдумы и иду по Камергерскому, думаю о своем. И вдруг меня аккуратно кто-то за локоть трогает. Повернулся. Седой старик, чисто одетый, лет восьмидесяти. Смотрит прямо в глаза и говорит спокойно тихим голосом: «Молодой человек, я совсем без денег, можете меня немножко поддержать». Я сунул руку в карман, у меня оказалось сто рублей, я ему отдал. И пошел себе в сторону Кузнецкого. И забыл о нем. Возвращаюсь. Вдруг кто-то снова трогает меня за рукав. Тот же самый старик. Запыхался, видимо бежал за мной. И говорит: «Молодой человек, вот вы мне дали сто рублей, так пусть у вас сто миллиардов будет». Я улыбнулся.


В Перми на улице мужик в инвалидной коляске - ног нету, укрыт полосатым пледом. Ни кепки, ни кружки, но видно, что денег просит. Причем, как-то с достоинством и молча.
Я наскреб каких-то денег, подошел к нему, и говорю:
- Держи, поделюсь!
Он взял деньги, посмотрел на меня, и спрашивает озабоченно:
- У самого-то остались?


За Павелецким у церкви Флора и Лавра на поребрике сидит мужик, милостыню просит. И ему подают. Потому что как-то очень убедительно у него выходит. Говорит: «Мужики, ну помогите, в натуре хлеба не на что купить». А тут мимо идет какой-то прилично одетый. Нищий к нему. Тот аж взвыл: «Какой там на хлеб?! Я может тут завтра рядом с тобой сяду!». А нищий встрепенулся: «А что, брат! Ты если что приходи. Места всем хватит».

Статистика

С документами работал. Посмотрел статистику 2016г. По официальной переписке 1608 обращений. Через личный приём 2623. Кроме очень много обращений через личку ФБ и твиттера и ВК (соцсети Степан Чиганцев отслеживает), но они здесь не учитываются. БОльшая часть вопросов решается, что-то уходит в долгий процесс, над кем-то просто приходится брать шефство (порядка 300 семей на контроле, ради этого и создали Фонд Ройзмана https://roizmanfond.ru). Ресурса не хватает, но мы уже приспособились и часть проблем решается за счет личных контактов и добрых отношений. Все получается.

Все хорошо

Жил в Екатеринбурге один бандит. Дерзкий и отмороженный. Фамилия на слуху. Убили, конечно. И вот передо мной сидят бабушка с внуком, и я смотрю в карточке фамилия. Иди, говорю, Миша, погуляй, я с бабушкой поговорю. Что, говорю, его сын? Она говорит: «Ну да, 12 лет уж ему». Я говорю: «Видно, что он хороший парень». Она говорит: «Пока да, но я с ужасом жду, что те гены проснутся». Переговорили с парнем. Совершенно искренний, интерес вызывают мотоциклы. Мало того что уже умеет ездить, понимает что как устроено. Вот за это и попробуем зацепиться.

А потом еще девчонка зашла и говорит: «У меня с сыном проблемы». Потом оказалось, что сыну 16 лет, он ее запугивает и бьет. И самые ласковые слова для матери: «Сдохни, тварь». А живут вдвоем. Она пыталась его выгнать из дома, в результате он ее выгнал, и она жила у чужих людей несколько дней. Причем оба социализированные: она работает, он в школу ходит. Решали, как помочь, Саша Шумилов предложил очень остроумный способ. Когда сделаем, расскажу. Если все получится, он больше никогда не будет маму обижать.

Потом подряд две делегации. Банкротство ЗАО «Тяжпромэлектромед», год зарплату получить не могут. И большое банкротство «Гипродор НИИ», там 80 человек и тоже долги за год. И там, и там есть решение суда, но никто не платит, потому что денег нет. А вообще Гипродор обанкротился в нескольких городах: Хабаровске, Барнауле, Екатеринбурге, Питере и других. Везде остались недоделанные объекты.

Потом женщина пришла, ситуация хоть вой. Живут вдвоем с сыном. Хочет приватизировать двушку. Но я, говорит, не могу приватизировать, потому что как только приватизирую, сын свою долю продаст, кому ни попадя и меня выгонит. Я говорю: «Не приватизируйте, живите так». Она говорит: «Но если я умру, сыну ничего не достанется». Я говорю: «Тогда приватизируйте». Она говорит: «Но если приватизирую, сын меня выгонит». Вот так и живем.

А потом пришли женщина. Бедно одетая, работает кондуктором. У нее месяц назад опека изъяла двух сыновей. Одному 6, другому 11. Она ходит к ним, общается, пытается забрать. Ей не отдают. Готовится суд по лишению. Она говорит: «Да, я бедная, но дети в школу ходили, накормлены, чистые, все зашито-заштопано. Я ушел, чтобы она не слышала, и позвонил директору детдома. Она говорит: «Ребята нормальные, старший за младшего заступается. Она ходит каждый день и просит их отдать, а мы не можем и ждем суда». Я говорю: «Почему забрали?». А он помялся немножко: «На нее родственники написали заявление, что она психически ненормальная, и должна быть экспертиза». «Охренеть» - говорю. Вернулся в кабинет, расспросил. Оказывается, живут в трехкомнатной квартире она, мать и старший брат. И она со своими двумя мальчишками родне докучает. Насколько я понял – мать написала. За жилплощадь борются.

И еще женщина пришла. Нашла мужика пожилого после инсульта, который живет на лестничной площадке. Оказывается, что он когда-то заработал трешку. Дети, которые в своей жизни еще ничего не заработали, настояли разделиться. Продали. Один купил комнату, другой машину, а отцу купили далее не комнату, а долю в трехкомнатной квартире. Там его естественно никто не ждал, и жить ему там не дали. Случился инсульт. Он выписался из больницы, попытался вернуться. Не пустили. Эта женщина помогла ему сделать все документы и выиграть суд по вселению. Снова не пустили. И она пришла к нам. И ведь ни дети его, ни другие родственники, а совершенно чужая женщина. Постараемся помочь. Лейла на контакте.

И сразу вслед за ним седой невысокий мужик. Тоже трешка, которую заработал на стройке. Две комнаты смежные, а одна отдельная, самая большая. И вот он в ней живет. А дочь с двумя внучками живет в этой же квартире, и начинают его щемить. А он когда приватизировал, он сделал по-честному: на себя 1\4, а на дочь 3\4. И комната, в которой он живет, больше его доли. И реально по суду его могут выселить из этой комнаты. Конечно самые неприятные и тяжелые дела – трения между родственниками.

Меня удивляет то огромное количество людей, которые тратят всю энергию не на то, чтобы заработать и купить, а думаю как бы ловчее оттягать у собственных родственников.

Последнее время очень много народу идет с жировками. Еще одна системная проблема. С нового года за тепло стали выставлять вообще другие суммы. Связанно это с изменением расчетов. И у женщины за однушку насчитали 8900 рублей. А пенсия у нее 8400. И таких много. Просто спрашивают: «А как жить?». А я знаю? Ну, будет совсем край, всегда найдите меня, что-нибудь придумаем.

Потом пришла женщина и давай меня стыдить: «Транспорт дорогой, билеты по 28 рублей». Я говорю: «Ну уж по 28, в среднем по Екарте с учетом всех льготников получается в районе 20, а по вашему льготному гораздо дешевле». Она говорит: «Да? Почему в Крыму все пенсионеры, ветераны и другие льготники ездят бесплатно, а мы платим? Почему?». Я говорю: «Именно потому».

А потом пришел человек. Притащил хорошие новые книжки для детской библиотеки в ОДКБ №1. Приходили люди с разными идеями. По деткам-аутистам, по разным мероприятиям.

А уже вечером приехал Андрей Агафонов председатель федерации мотоспорта и сказал, что заберет Мишу к себе, приставит к делу и поможет подготовить тренировочный мотоцикл. Вот так и закончился этот день.
Вчера в Москве Инна Ройзман затащила в лекторий Прямая речь. Две лекции. Белковский: "Роль секса в мировой истории" и Колмановский: Наука Святого Валентина ( романтическая любовь - уникальная биологическая особенность человека). Белковский, к сожалению,был не в форме и с темой не справился, а Колмановский ,учёный-биолог с очень широким кругозором, оказался очень крут и прочитал блестящую научную лекцию. У Прямой речи вообще широкий охват и сильные лекторы: Дима Быков, Татьяна Черниговская, Наталья Басовская, Дмитрий Петров, Леонид Парфенов и многие другие. Я хочу, чтобы они приезжали к нам. А в Екатеринбурге с утра некоторые СМИ блеснули заголовками типа: "Ройзман уехал в Москву учиться сексу!" Ну, учиться - всегда пригодится, но я хочу сказать другое. Я стараюсь отслеживать все происходящее в культуре. Я бываю на лекциях, на выставках, на концертах, встречаюсь с известными поэтами, писателями, художниками, музыкантами, продвигаю свой город и лучших приглашаю к нам. Я стараюсь знать обо всем новом и интересном и считаю это частью своей работы. И с Прямой речью тоже буду сотрудничать.
А что касается заголовков и обсуждений - пусть говорят. Зато я знаю, что никогда жители Екатеринбурга не услышат, что меня видели пьяным или я пришёл на работу с похмелья, что я на вертолете летал на рыбалку в заповедник, что охотился на краснокнижных животных или заказывал проституток в сауну.
Случайно удалось совершить невозможное. Прямо скажем, всеобщими усилиями исполнили фигуру высшего пилотажа, не прекращая приема граждан. Врать не буду - очень доволен.

Позвонила плачущая женщина. Судебные приставы пришли меня из квартиры выкидывать...
Я же не знаю, кто звонит и говорю:
- Вы запритесь в квартире и не пускайте никого.
- Как же я запрусь, я в подъезде стою. Они меня не видят.
- Скорее приезжайте - говорю.
Приехала, ее колотит. Выпила всю валерьянку. В это время звонят соседи, говорят:
- Тут приставы уже болгарку принесли, но мы в понятые не записываемся!
А я сижу и лихорадочно пытаюсь понять, что делать. Ситуация явно безнадежная. По вступившему в законную силу решению суда, пришли судебные исполнители и выселяют семью из квартиры на улицу. Идти им некуда. И сделать ничего нельзя. А у меня в округе уже достаточно историй с выселениями. Одного бедолагу Семикова только вспомнить... К мужику ломились судебные приставы выселять из квартиры, а он поджег себя и выпрыгнул с девятого этажа. Вроде бы все по закону, но совершенно несправедливо.

А эта женщина приходила к нам раньше. А история простая. Рабочая семья. Покупали двухкомнатную квартиру на Уралмаше через риэлтора. Те, которые продали квартиру, получили деньги и собирались уехать в пригород в четырехкомнатную. Но никуда не уехали, а через 2 года тихо, тихо подали в суд. И потребовали квартиру вернуть. И выиграли. И снова выиграли. И уже радостно потирали лапки.

И вот бедная женщина пришла к нам. Имея за плечами уже два проигранных суда, судебное решение о выселении и блестящую перспективу превратиться в бомжа.
А мы с подобными ситуациями сталкивались. И поэтому собрали все документы, и обратились в прокуратуру с депутатским запросом. Прокуратура возбудила уголовное дело по факту мошенничества, и я вроде бы успокоился, посчитав, что все начало решаться. Не тут то было. Суду пофиг, что там в прокуратуре. А судебным исполнителям и подавно. Прошло полгода.

И вот, она сидит, рыдает, с места событий через каждые три минуты звонят соседи. Приставы ищут понятых, и все такое. Наудачу позвонили в суд. Повезло. Услышали подсказку. Позвонили судебным исполнителям. Потом нашли старших. Попросили сделать паузу в час. Созвонились с прокуратурой. Попросили справку. Созвонились с судом, с адвокатом. Получили справку из прокуратуры. Позвонили судебным исполнителям. Старшим. Полное понимание. Получили еще одну подсказку. Позвонили непосредственным исполнителям. Снова в суд. Договорились. Сплошное везение. Каждый раз сталкиваемся с нормальными людьми. Потом набрали исполнителя, и дали трубку женщине. И она сказала, что в пятницу обеспечит беспрепятственный доступ в жилище. Все закончилось. За это время судья вынесет определение о приостановлении исполнения судебного решения. А прокуратура закончит расследование. И глядишь, все встанет на свои места.

Это давняя история. Она долго не отпускала меня, но, в конце концов, все получилось.

Просто сейчас закончили прием. Сидим в тишине. Было восемьдесят шесть человек. Впервые вдруг подумал, что сделали несколько сотен звонков. Когда говорят, что так нельзя, надо создать систему, которая будет работать, я отвечу: Никто и никогда не сумеет создать такую систему, которая сможет предусмотреть все и будет справедлива ко всем. Система работает. Она отлажена. Но у нее нет глаз, души и мозгов. И наша задача каким-то образом ее оживить. Чем и занимаемся.

Лучик солнца

Лучик солнца

Если собрать еще немного денег, то у первого екатеринбургского хосписа появится третий этаж

Полный коридор народу, в ближе всех две сосредоточенные старушки. Начинаю прием, говорю помощнику: «Светлана, приглашай, что у них?».
– Да у них крыша протекает.
– Э…
– Ну, в смысле прохудилась.
– Уф… о великий и могучий.

Потом пришла делегация из кадетского корпуса МЧС. Там дети на государственном обеспечении. Но уже не хватает питания, формы, ремонт делают сами родители, вынуждены покупать всякую мелочь и даже мячи в спортзал. Подобных заведений в области восемь, и они все без денег. Просят помощи. Позвонил в министерство. Вздохнули, подтвердили. Все знаем, но денег нет.

А потом пришел священник. Очень толковый мужик, бывший ВДВшник. Организовал работу с инсультниками и их родственниками. Показал очень качественную презентацию, хорошее понимание предмета. И видно, что добрый и грамотный человек. Служит в сельском храме в Белоярском районе. Будем сотрудничать.

Пришла обеспокоенная женщина. Семнадцатилетний сын познакомился с совершеннолетней девушкой в Доте, и она шлет ему интимные фото. Женщина боится, что ее мальчик испортится. А психолог помочь не может, и она записала его к психотерапевту. А я не стал ей рассказывать, что в наши годы куда как в более раннем возрасте ходили по рукам замусоленные порнографические карты, перефотканные картинки из немецких порнографических журналов и эротические переводки, которые привозили дембеля из ГДР. Пусть уж лучше так. Совершенно нормальный парень.

Потом пришли родители с сыном-третьеклассником. Парень разработал туристический маршрут по памятникам города. Я стал смотреть презентацию и зачитался. Откровенно очень интересное детское исследование. Увидел даже то, чего раньше не знал. Парня, кстати, Аристарх зовут. Порадовал.

Пришли люди. После новогодних праздников квартира сгорела на Свердлова. Выгорела полностью, ничего не осталось. Мало того, закоптили всех соседей сверху и залили всех соседей снизу. Считают, что связано с алюминиевой электропроводкой, которая с 74го года не менялась.

Потом подряд две ситуации. Беженцы с Украины не могут получить гражданство, потому что у них нет регистрации. А зарегистрироваться не могут, потому что их никто не регистрирует, т.к. они не граждане. Есть желающие помочь? Люди нормальные.

А потом пришли муж с женой из Приднестровья, молодые, двое детей у них. Пораспрашивал. Ни на что не жалуются. Все свои проблемы решили сами. Регистрация только нужна и с садиком помочь.

Потом женщина пришла с Шарташа, 75 лет. С мужем 15 лет строили свой дом хозспособом. В соседних домах есть газ, а у них нет. Официально обратились за подсоединением, с них запросили 800 тысяч. Ну что, будем торговаться.

Потом пришли несколько человек по жилью.

Потом пришел молодой парень, узбек. Ему 19 лет. Одет очень тщательно. Он учится в колледже, а гражданства у него нет. А родители у него здесь работают, но у них тоже нет гражданства. Спросил как у них там в Узбекистане. Он говорит: «В нашем селе свет дают на 2 часа утром и на 2 часа вечером, но сейчас у нас большие перемены, правда, они не в лучшую сторону».

Потом пришел мужик-шахтер из Североуральска. Отец погиб на войне. Сам 30 лет проработал в шахте. Дочь забрала в Екатеринбург. Пенсия 12 тысяч, плюс 2 тысячи доплата за инвалидность. Из них – 3 тысячи на лекарства ежемесячно. Дочь купила ему здесь квартиру. Дочь хорошая. Просто поговорили.

Это просто отрабатываем все обращения по приему. Немножко по записям пробежал. Если интересно – буду рассказывать.

Свалка

Артур Шомахов из Японии: «Женя, тут люди обратились из Екатеринбурга, у них беда, помощь нужна, ищут твои контакты». Да конечно помогу. Связался. За Пышмой есть поселок Красный. Там с октября горит свалка мусора. Некоторые ходят в респираторах, стекла мокрыми тряпками завешивают, и никто никаких мер не принимает. Пообещал заняться. Только поговорил, еще одна отчаянное письмо на фб об этом же самом, но другими словами. Связался и говорю: «У меня завтра прием, напишите мне яркое, эмоциональное обращение, несколько подписей от жителей поселка и постараюсь вам помочь». А я человек опытный и совершенно точно понимаю, что надо делать. Но поскольку я человек ленивый, заточен только на результат и сам процесс работания мне не нравится, то лишних движений я стараюсь не делать. Поэтому я сначала набрал Главу поселка, подробно расспросил. Он говорит: «Да, горело, потушили, снова горело, потушили, сейчас горит в глубине, дым иногда пробивается, но я дал команду весь снег везти на полигон и заваливать очаг». Поблагодарил. Затем позвонил начальнику МЧС. А МЧСовцы люди точные и отзывчивые. Рассказал ситуацию, обещали помочь. На всякий случай, подстраховаться, позвонил в два СМИ, рассказал ситуацию, но попросил придержать. Договорились, что если будет бездействие – одновременно выстреливаем.

И вот с утра первый звонок от МЧС. Докладываем обстановку: «Запустили квадрокоптер, обследуем, дыма не пробивается. Дорожники будут закрывать снегом, будет недостаточно – прольем в глубину. Будем ходатайствовать об отзыве лицензии у оператора полигона ТБО. Потому что мы считаем, что с октября он сам поджигал свалку. Возгораний не допустим. Ситуацию контролируем, будем держать в курсе». Исчерпывающее. Искренне поблагодарил и веду себе прием.

И вот заходит девушка, отсидела очередь и видно, что очень стесняется: «Евгений Вадимович, простите, пожалуйста, я пришла перед вами извиниться. Это я вам писала про проблему на Красном. Я должна извиниться, я не принесла обращения, просто там инициативная группа, мы общаемся все в Вконтакте. Они обратились за помощью в ОНФ, и они когда узнали, что мы к вам обратились, они сказали, что если мы будем к вам обращаться, они не будут нам помогать решить эту проблему. Поэтому я не привезла обращение, извините меня, пожалуйста». А я даже сходу не мог понять, что за ОНФ. Потом вспомнил и удивился, потому что я думал, что их уже давно нет. Я засмеялся и говорю: «Я же за работой не гонюсь, мне ее хватает, видели, сколько народу в коридоре. Не переживайте, все будет хорошо». Успокоил. Она ушла, и я вдруг вспомнил это присловье. Дед говорит: «Я вскопаю этот огород за четыре дня!». Бабка подбоченясь: «А я за три!». Дед вдохнул и говорит: «Ну, капай».

На приеме было больше семидесяти человек. Потом распишу. Завтра бегать с нами приходите на Плотинку. В десять от ротонды.

Один на льдине

Они вместе работали на заводе. У Валентины были сын и дочь, а муж погиб. Жили они в двушке на Комсомольской. А у Юрия была жена и двое сыновей. И ему, как передовику производства, дали трешку. Они с Валентиной начали встречаться. Работали вместе и друг другу нравились. Скрывались, конечно, таились от сослуживцев, больше всего боялись, чтобы дети не узнали. Несколько лет украдкой. А потом сошлись в открытую. Юрий ушёл из семьи и квартиру оставил. К себе его она привести не могла, детей стеснялась. Но их очень ценили на работе. Оба были передовики, ударники. Юрий был лучший шлифовальщик. Им дали комнату в общаге, 12 метров где-то на Калиновке. И они были счастливы вдвоем. Через некоторое время завод построил дом на Уральской, 59 и выделил им однокомнатную квартиру. И когда уже должны были дать ключи, директор по фамилии Зотов вызвал Юрия и попросил, чтоб он уступил эту квартиру крановщице с двумя детьми, которой негде жить. А ему дадут квартиру в следующем доме. Он расстроился, конечно, но согласился. Человек он был совестливый. Переживал. Валентина его успокоила. Сказала: все правильно сделал. Потом завод обанкротился, квартиру не дали. Но осталась комната в общаге. И они её приватизировали. Так и жили вдвоем. Потом все знакомые заводские начали из общаги разъезжаться, комнаты продавали кому придется, заселялись чужие незнакомые люди. Жить стало сложнее. Потом Юрий заболел, у него отняли ногу. И вот ей 75, а ему 77. Комната 12 метров в общаге на окраине. Один туалет на четыре семьи, а кухня – на восемь семей. Жить невозможно. Продавать комнату смысла нет. Стоит она тысяч пятьсот. Уехать некуда. И дети их тоже не ждут. В смысле, они их, конечно, любят, но не до такой степени, чтобы пустить их к себе в квартиру, или помочь им купить хотя бы однокомнатную. И она говорит мне: я не знаю куда идти. Там жить нельзя. Он слабеет, становиться немощным. А там очередь в туалет, возникают унизительные ситуации. А он меня любит и ему очень стыдно. А я его очень люблю и не знаю чем помочь…
И вот мы все сидим и напряженно ищем выход, просчитываем все возможности. А я понимаю, что стареть нельзя. И болеть, конечно, тоже нежелательно.

От чего ушли

«Женя, ну нам же нужно строить метро?» - говорит. Я говорю: «Нужно, только у нас денег нет». «Так, а я о чем? Я придумал, где деньги взять! Смотри сколько бесполезных учреждений в городе, вот например: Уставной суд, богатый дом в центре города, куча народу работает, а какие у них зарплаты, какие пенсии! А зачем он нужен вообще? А Полпредство? Для чего они нужны? Чем они вообще занимаются? А видел, какой дворец у них огромный? Представляешь, сколько денег уходит только на содержание? А ты видел, какие у них машины? А сколько охраны? Их надо упразднить, а дворец передать детям!..». И я не стал с ним спорить.

Пожар

С утра сразу проблемы по приюту на Транзитном. Приют находится в огромном цыганском особняке, его все время пытаются закрыть. А люди, которые там, никому не нужны. Половина не ходит и себя не обслуживает. Оля одна с ними возится, и мы стараемся тоже помогать.

Потом пришли погорельцы со Златоустовской. Две семьи. Смотрим – где разместить. Вещей им навезли уже. По бытовой технике постараемся помочь.

Потом люди пришли, у них барак 1932 года. Я посмотрел акт: фундамента нет, бревна прогнили, плесень, грибок, перекрытия провисли. И его дешевле заново построить, чем отремонтировать. Задача – как-то быстро расселить, пока он не упал. И таких домов еще много. Так это в богатом Екатеринбурге. А что происходит в других городах – страшно подумать.

Потом пришел еще один мужик – погорелец. Инвалид. В доме нет ни полов, ни окон, ни дверей. А жить-то надо. Окна пленкой затянуты. Он был в соцзащите, а ему там дали шарфик и шапочку. Стали узнавать. Оказывается, есть дочь. Никаких привязок. Знает только школу, где внук учится. Внука зовут Арсений. Лена позвонила в школу, нашли Арсения, узнали телефон мамы, нашли ее. Оказалось, что дочь даже не знала, что у отца пожар был. Постараемся помочь.

Потом еще приехали погорельцы из Белоярки. Тоже дом сгорел. Ничего не осталось. Надо помогать.

И следующие зашли с Иткульского, тоже дом сгорел! Вообще, как показывает опыт, на Руси после пьянки следующая беда – пожары.

Погорельцам будем помогать через Фонд (кто хочет помочь https://roizmanfond.ru). Все контакты у Лейлы. А многие сложные юридические вопросы взял на себя Шумилов.

А потом пожилая женщина пришла, 40 лет в очереди на жилье. Отец – ветеран войны, да мать – из раскулаченных, они еще в очередь вставали. Шесть человек в комнате живут. Сама бабушка работает в музыкальной школе. Дочь-воспитательница, у которой три дочки и муж – музыкальный работник. То есть шансов никаких.

Потом еще люди пришли с ДОКа, что на Сибирском тракте. Дом их сосед поджог и пытается еще землю оттягать. Трудная ситуация, работаем.

И сразу вслед за ними женщина пришла, 30 лет в очереди стоят. Еще отец вставал как многодетный. Живут тоже на Сибирском тракте в частном секторе за Синими камнями. Отцу должны были дать как многодетному, но не успели – дети выросли. Домик 28 квадратных метров, туалет на улице. Мать его, от которой домик достался, всю жизнь на государство надеялась, он надеялся, и дочь его продолжает надеяться. У нее уж своих трое, тоже, небось, будут надеяться.

А потом зашел хороший мужик, он несколько лет уже на Елизавете знает старую заброшенную кирпичную будку. Говорит: «Можно мне ее выделить от города или продать?». Я, говорит, приведу ее в порядок, надстрою этаж, и будет у меня жилье. Вот этот человек на государство не надеется. Но я не уверен, что у него шансов больше, чем у предыдущих.

А потом женщина пришла за сына хлопотать. У сына трое: старшему – 13, младшему – год. Спрашивает: в какую программу можно на получение жилья. А сыну уж 35. Так что ни в какую. Она очень расстроилась. Говорит: «Неужели не на что рассчитывать?». Я ей сказал открытым текстом, пока будет надеяться на государство – рассчитывать не на что. А у них есть доля в однушке и 450 тысяч материнского капитала. Я говорю: «Вот ваш шанс, начните хотя бы с этого». А она говорит: «Ну, неужели ничего не положено?».

А потом пришла целая делегация из Горного щита, громко кричали, устроили митинг. А там полный коридор народу. И очень сложно было разговаривать, потому что по существу ничего не говорили, а раздражение сумасшедшее.

Потом парень пришел, сирота. Ольга Романова его к нам отправила. Ему по выходу из детдома положено жилье, но предоставлять никто не собирается. Степа им занимается. Есть решение суда, попробуем помочь получить.

А потом вообще злая ситуация. Женщина, медсестра в 8ой детской, купила двушку на Агрономической в 2011 году. Через 5 лет оказалось, что квартира была зарегистрирована по поддельному решению суда о вступлении в наследство (прямая вина Росреестра). Бедная женщина была уже четвертым покупателем этой квартиры. Администрация вышла в суд, и суд принял решение квартиру забрать. Как забрать?! Вы хоть понимаете, что вы делаете?! Бедная женщина с двумя детьми оказывается на улице и будет продолжать платить за квартиру, которой у нее уже не будет. Мало того, есть ещё 34 такие квартиры, которые в свое время по подложным документам были приватизированы и тут же перепроданы бывшими сотрудниками милиции. И сейчас по ним по всем идут аналогичные процессы. Здесь, конечно, сделаю все возможное, чтобы им помочь, и будем стоять до конца.

Потом люди пришли. Мы, говорят, нашли документы у деда, что он был награжден медалями, а медалей самих нет, и мы хотим попробовать их через военкомат восстановить. Вспомнил, что в моем детстве доводилось видеть, как этими медалями играли в чику. А в депутатские времена, когда я воевал со скупкой на Вайнера, скупщики таскали серебряные медали «За боевые заслуги», «За отвагу», ордена «Красной звезды» и «Отечественной войны II степени» трехлитровыми банками…

Очень много народу сегодня было. И уже когда все закончили и поднялись наверх, в приемную позвонил пожилой мужик из Серебрянки под Нижним Тагилом. Рассказал, что его сестра, пожилая учительница, уже давно на пенсии, в поселке Инкерман под Севастополем замерзает в садовом домике без дров. И наша Света созвонилась с администрацией Инкермана. Оказалось, что Людмилу Ивановну, учительницу физики, все помнят и уважают. И обещали тут же привезти ей дрова. В понедельник перезвоним и узнаем.

Так я провел день

Накупили мандаринов, бананов, шампанского, конфет всяких, набили машину Степана и поехали всех поздравлять. Заехали в онкологию, поблагодарили врачей, поддержали больных. Заехали в госпиталь, поздравили больных, наобнимались с врачами, нафотографировались со всеми. Потом поехали в приют на Транзитном, там Ирина Белова, со своими волшебными тетушками представление давала. Зажигали. Снежинкам по 70, а Снегурочке 74! До конца не досмотрели. Нервы-то не железные. Заехали в интернат на Семи Ключах. Все обрадовались. Потом приехали в 14ю, в травму зашли, поздравили врачей,народу полно в приемном, все бегом бегают. Потом заехали в интернат Малахит, там обрадовались все, мы им всегда помогаем. Потом заскочили в 23ю, поздравили врачей, а больным всем пожелали доброго здоровья. Потом заехали на станцию скорой помощи,поблагодарили врачей,подарили подарочки. Потом заехали в пансионат Уктус, там много колясочников, трудно там. А потом заехали в ночлежку на Машинную. Всех обошёл и поговорил. Вот уж где безнадёга, но держатся как-то. Потом съездили в Хоспис. Всех обняли и поздравили. Потом у меня силы кончились, а Степа поехал в детдом на Химмаш. Так я провёл день.

Конец года

Одна женщина 25 лет прожила с мужем. Двух детей родили. А потом ее разбил инсульт. И она полтора месяца пролежала, а потом три месяца не разговаривала. А к этому времени муж ушел. Когда она встала на ноги, муж уже развелся и женился на другой. Она не стала его выписывать потому, что уже много лет стояла на очереди и все ждала, что дадут жилье. И вот через 13 лет муж развелся и через суд вселился обратно к бывшей жене в квартиру. Здравствуй, Люся, я вернулся. А там всего 23 метра жилой и 31 год уже на очереди. Они не любят друг друга и не могут находиться рядом. И сделать с этим ничего не возможно.

Еще Оля пришла. Тоже 30 лет на очереди. Еще родители вставали. А родители уж умерли, а у нее муж и трое детей. И у сестры трое детей. Но здесь, похоже, у нас получится.

Потом Яна пришла. У нее мужа сажают ни за что. И видно как решение продавливается на уровне прокуратуры и на уровне суда. Ольга Романова занимается. Я стараюсь тоже чем-нибудь помочь.

Потом пришла делегация с Латвийской, 3. У них там теплотрассу рвет и подтапливает хранилище на 450 боксов. А там все хранят картофан. Если бы им затопило подъезды, они бы не так переживали, а картофан – это жизнь. Поможем.

Потом женщина пришла, Юля зовут. У нее трое маленьких детей ходят в садик. Платит она за них 9 тысяч. Спрашивает, есть ли какая-то льгота. Я говорю: «А мужик-то есть?». Она говорит: «Он не платит алименты». «А дети его?» - спрашиваю. Она говорит: «Последний не его». Я говорю: «Вот поэтому и не платит». Александр Шумилов хочет заняться.

Еще одна женщина, архитектор. Трое детей: 11, 6 и 1,9. Тоже одна. Задача: младшего как можно быстрее запихать в садик, чтобы она пошла работать. А сейчас-то, говорю, на что живете? «На кредиты» - говорит. «Молодец, говорю, здорово придумала». Постараемся помочь.

Потом пришли погорельцы, цыгане. С Амурской, 47. Когда были морозы, они нарядили детям елку, так красиво было, да еще обогреватель включили. Сгорело все. И вот, старуха, дочь ее или сноха, и трое совсем маленьких детей. И я боюсь спрашивать, где у них мужики, и стараюсь не задавать лишних вопросов, потому что боюсь наткнуться на то, что не даст мне искренне от души им помогать.

Девчонка пришла, сынок у нее Андрей, 7 лет, с ДЦП. Очень хороший и смышленый парень. Лейла подарила ему зеленый самокат. Мы его собрали, я показал ему – как ездить, и он стал гонять на нем по коридору, у него получилось. Улыбается, очень довольный. А мать его уставшая тоже заулыбалась и лицом посветлела.

Потом пришла Наташа Туркеева с дочкой. Мы договорились, что она сделает шторы для приюта на Транзитном. И подработает хоть что-то, и дело доброе получится. Наташу очень уважаю. Инвалид, вдова с ребенком. Готова последним делиться с теми, у кого еще хуже.

Потом пришел старик. У него жена умерла в 14 больнице. Он считает, из-за халатности врачей. Я говорю: «В чем вы видите мою помощь?». Он говорит: «Я прожил с ней 42 года, куда я сейчас без нее? Я прошу возмездия».

А потом Аня пришла, с Горного Щита. У нее вообще ситуация тяжелая. Онкология, пятеро детей, старший – инвалид, младшие как могут помогают. А у нее постоянно химия, облучение. И умирать нельзя, потому что дети пропадут. А она в своем доме живет. И у нее куры. И она мне яиц в корзинке принесла. Мы, конечно, тоже отдарились. Возьмем на довольствие (кто хочет помочь https://roizmanfond.ru).

А потом минутка выдалась. А у меня по диагонали от кабинета – архив городской администрации. А с архивистами, Оксаной и Андреем, я учился в университете. Однокурсники мои. Они меня попросили несколько книжек подписать. И я зашел к ним, а у них так тихо, спокойно, книжки умные лежат. И так мне с ними хорошо, к своим попал. Вот, думаю, учился бы в университете как следует, сам бы сейчас здесь сидел.

Имени Доктора Лизы

Имени Доктора Лизы

В Екатеринбурге наконец открылось отделение паллиативной помощи. Но на его содержание государство выделило самый минимум — на обезболивание деньги еще есть, а вот на еду пациентам выделяется 67 рублей в день

Подъемная сила

Пришла Ирина Белова, это про которую в «Стране Оз» «а у меня сестра копчик сломала». Она собрала команду серьезных девушек от 60 до 75. И ездят разные хорошие спектакли играют. Снегурочке у них 74 года. Кто видел – говорят: «Очень крутая команда». Договорились, что они выступят в хосписе и в приюте на Транзитном. Поддержим.

Потом пришел Рома – студент. Отсидел 16 лет, освободился год назад. Сидел по 105 и 162 УК РФ. Сел в 18, а сейчас ему 35. Вот в жизни бы не подумал. Ни на кистях, ни на шее, ни на лице – ни одной наколки. Ищет работу. А он был лучший кольщик зоны. И решил устроиться в модный тату салон. Ему предложили сначала пройти обучение, которое стоит 24 тысячи, а у него денег таких нет. Я ему говорю: «Так ты объясни владельцу, что у тебя за плечами 16 лет практики без права на ошибку». Он засмеялся, махнул рукой и говорит: «Да там владельцу сам такой». Просто уже ищет работу. Мы с ним стали серьезно разговаривать уже потому, что он год продержался на воле, да еще сразу после освобождения поступил в экономический техникум. Серьезный парень, постараемся помочь.

А потом пришел парень, председатель гольф клуба. Оказывается, у нас под Екатеринбургом есть сертифицированное по международным стандартам поле на 18 лунок, одно из трех в России (два другие – в Москве). Ищет возможности создания площадок для минигольфа для обучения и популяризации. Вообще гольф как спорт и как явление – история серьезная. Наличие своего гольф клуба и возможности для проведения турниров поднимает город на следующую ступеньку в рейтинге европейских городов. Постараюсь помочь.

Потом парень пришел с Уралмаша, в 49 школе учился, воевал в Афганистане. Остался без жилья. А деньги, которые он получает, снимать возможности не дают. Разбираемся.

Потом пришла женщина 68 лет. У нее резко ухудшается зрение, а операции там только за деньги. Причем она ничего не просит, а просто ищет выходы. Разговорились. Оказывается, питается просроченными продуктами, смотрит когда что выносят из магазина. Говорит: «Когда кефир просроченный выбрасывают, я сразу подбираю, я из него творог делаю». «А хлеб?» - спрашиваю. Хлеб, говорит, тоже ищу.

Потом девчонка пришла. Расплакалась. У нее старшему 13, а младшему – 3. Живет без мужа на Сулимова. А садик выделили в районе Шарташа. А ездить туда с пересадкой. Она посчитала, что ей только транспорт в месяц будет обходиться в 4300р. Совершенно неподъемная для нее сумма. А у нее высшее образование. А работает она санитаркой в 7ой по ночам, потому что это ближе к дому. Постараюсь в понедельник помочь. Вообще по садикам есть системная проблема. Первоочередное право имеют дети прокуроров, судейских и полиции. А у бюджетников, у матерей одиночек, у малоимущих, для которых устройство в садик – вопрос физического выживания, такого права нет. Пытаюсь найти системное решение.

Потом зашел седой старик с бородой и сказал: «Доброго здоровья». Я посмотрел на него и говорю: «Вы откуда родом?». Он говорит: «Из Шалинского района». Я говорю: «Из Кедровки?». Он брови вскинул: «Откуда вы знаете?!». «Да так, - говорю, - говор ваш знаю». Там уж сейчас никого из стариков не осталось. Живет он в комнате в общаге. И жить там очень сложно, а другого жилья у него нет. Посмотрю чем помочь.

Еще очень тяжелая история. 3 августа на 2ой Новосибирской какой-то мажор на Субару снес людей на пешеходном переходе. И хороший парень 25 лет Саша Рахимов уже 5 месяцев весь переломанный прикован к постели и еще даже не начал разговаривать. И даже дело уголовное до сих пор не возбудили. А там еще постоянно требуются большие деньги на реабилитацию. Ладно хоть друзья есть, и люди помогают. С понедельника Саша Шумилов с юристами всерьез позанимается. По этой позиции постоянно нужны расходники (зонды, памперсы, крема и прочее). У кого есть возможность – пишите.

Потом еще девчонка пришла. Мне, говорит, садик дали за 2.7 км от дома. Я отказалась, мне предложили за 1.5 км, но я отказалась, потому что мне неудобно. Я говорю: «А вы одна?». Нет, говорит, у меня еще муж. Мне, конечно, хочется ей помочь, но, боюсь, мне будет трудно найти аргумент.

Несколько человек в течение дня приходили по Блошинке на Уралмаше. Проблема в том, что этот рынок постоянно гоняет полиция. А у людей все больше и больше потребность что-то продать хоть за какие-то копейки, и что-то не задорого купить. Мы пытаемся сейчас как-то легализовать, надеюсь, что у нас как-то получится.

Потом парень пришел. Я его знаю. Работал в ювелирке. А сейчас кризис у всех, а к него еще зрение подсело. За квартиру нечем платить, 8 тысяч надо. Вот, обручалки заложил, работу ищет.

Потом две женщины пришли. Просят за женщину, которая уже 10 лет борется с раком молочной железы. Беда в том, что ей для поддержания требуется препарат Кадсила. Это минимум 300 тысяч каждые 21 день. Если закупать за границей, на первый год лечения – 4 миллиона. А если в аптеках РФ, то более 6 миллионов. Время поджимает. Денег таких у семьи нет. Постараемся решить.

А потом пришел хороший парень. У него кружок по брейкдансу. Ищет возможности для показательных выступлений и место для тренировок. Так-то прикольно. Попробуем помочь.

Какое-то время назад приходила девчонка, у которой сестра старшая умерла, племянник в детдоме, и она одна его поддерживает, пытается забрать, и своя семимесячная дочка на руках. Мать у них когда-то работала в ЖЭК. Получила муниципальное жилье и никогда не платила за квартиру. Там 735 тысяч долгу, их собираются выселять. Мне с огромным трудом на личных контактах удалось договориться с управляющей компанией, чтобы они расписали этот долг на пять лет, дали возможность погашать частично. А вот сегодня пришли жители этого дома и говорят: «У нас есть неплательщики, мы хотим, чтобы вы их выселили». Я говорю: «Там же ребенок семимесячный, куда им идти?». На что они резонно и спокойно отвечают: «Пусть идут куда хотят, надо было платить вовремя». И если первый вопрос решался очень сложно, то второй вопрос решается элементарно. Наши действия?

А потом пришел хороший мужик. Почему, говорит, до сих пор нет гимна Екатеринбурга, я готов написать текст, мне нужен только композитор. Подарил свою книжку стихов, называется «На медленном огне».

А потом пришла молодая красивая девушка и говорит: «У меня есть транспорт, есть свои возможности, я хочу помогать по фонду (https://roizmanfond.ru)». Я поблагодарил и говорю: «Степа, обменяйся контактами». И он охотно это сделал.

Вообще много людей идут с предложениями самой разной помощи. Очень тронут.

А потом зашел абсолютно слепой человек в черных очках. За 60. И говорит: «Есть два санатория для слепых: Машук и Геленджик. Мы ездили туда с женой. А в этом году все сократили, на жену путевку не дают, только на меня одного». Я, говорит, без нее не поеду. Я пошел его провожать. А он мне говорит: «А вы летом марафон побежите?». Я говорю: «Да». Он говорит: «Я в этом августе бегал и тоже начинаю готовиться, если кто-то поведет». Потом поговорил, оказывается это известный человек, очень хороший массажист.

Потом пришел парень с завода Промавтоматики. Они разработали очень чувствительный сканер для обнаружения взрывчатых веществ. Отдельная тема, постараюсь посодействовать.

А потом пришли женщина. Сын у нее кололся, потом пил с 15 лет. Потом 7 лет отсидел. Сейчас ему 37. У него ВИЧ и туберкулез, пьет фанфурики. За всю жизнь не пил только полтора года. Познакомился в тубдиспансере с девчонкой, у которой тоже ВИЧ и туберкулез. Привел и ее домой и стал с ней жить. Она не пила и не курила, и ему не давала. Мало того она заставила его работать. Видимо он ее любил. Через полтора года она умерла. И снова все началось. Мать пробовала его выгонять. Он живет на лестнице и долбится в дверь. Он ее уничтожает, и весь вопрос только в том, кто кого переживет. И никто не способен помочь этой женщине. Я сделаю одну попытку хотя бы просто для того, чтобы совесть была чиста.

Потом подряд две женщины пришли. Одна жила с тремя детьми в садовом домике. Он сгорел. И сейчас она живет в самых пикулях в маневровой комнате на улице Контролеров. Ищет возможность заново построиться. А вторая с пятерыми приемными. Уезжали на выходные, и дом сгорел из-за некачественной проводки. Тоже сложная ситуация. Там вещи уже не нужны, и надо понимать, что делать с остатками дома.

Вообще это был 45 и последний прием в этом году. Всего за год на личном приеме только официально побывало 2606 человек. Надеюсь, что большинству из них мы сумели хоть чем-то помочь.

Девчонка пришла. Сама с Питера, окончила Институт гражданской авиации, познакомилась там с парнем из Екатеринбурга и переехала жить к нам. Сам парень работает в авиации, а она занимается выпуском вещей с разной авиационной символикой. Подарила мне джемпер, где на груди написана формула подъемной силы. Где Y – подъемная сила, Сy – коэффициент, который зависит от формы профиля крыла и угла атаки, S – площадь крыла, p – плотность воздуха, а V – скорость полета самолета.

Метки

Разработано LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner