?

Log in

От чего ушли

«Женя, ну нам же нужно строить метро?» - говорит. Я говорю: «Нужно, только у нас денег нет». «Так, а я о чем? Я придумал, где деньги взять! Смотри сколько бесполезных учреждений в городе, вот например: Уставной суд, богатый дом в центре города, куча народу работает, а какие у них зарплаты, какие пенсии! А зачем он нужен вообще? А Полпредство? Для чего они нужны? Чем они вообще занимаются? А видел, какой дворец у них огромный? Представляешь, сколько денег уходит только на содержание? А ты видел, какие у них машины? А сколько охраны? Их надо упразднить, а дворец передать детям!..». И я не стал с ним спорить.

Пожар

С утра сразу проблемы по приюту на Транзитном. Приют находится в огромном цыганском особняке, его все время пытаются закрыть. А люди, которые там, никому не нужны. Половина не ходит и себя не обслуживает. Оля одна с ними возится, и мы стараемся тоже помогать.

Потом пришли погорельцы со Златоустовской. Две семьи. Смотрим – где разместить. Вещей им навезли уже. По бытовой технике постараемся помочь.

Потом люди пришли, у них барак 1932 года. Я посмотрел акт: фундамента нет, бревна прогнили, плесень, грибок, перекрытия провисли. И его дешевле заново построить, чем отремонтировать. Задача – как-то быстро расселить, пока он не упал. И таких домов еще много. Так это в богатом Екатеринбурге. А что происходит в других городах – страшно подумать.

Потом пришел еще один мужик – погорелец. Инвалид. В доме нет ни полов, ни окон, ни дверей. А жить-то надо. Окна пленкой затянуты. Он был в соцзащите, а ему там дали шарфик и шапочку. Стали узнавать. Оказывается, есть дочь. Никаких привязок. Знает только школу, где внук учится. Внука зовут Арсений. Лена позвонила в школу, нашли Арсения, узнали телефон мамы, нашли ее. Оказалось, что дочь даже не знала, что у отца пожар был. Постараемся помочь.

Потом еще приехали погорельцы из Белоярки. Тоже дом сгорел. Ничего не осталось. Надо помогать.

И следующие зашли с Иткульского, тоже дом сгорел! Вообще, как показывает опыт, на Руси после пьянки следующая беда – пожары.

Погорельцам будем помогать через Фонд (кто хочет помочь https://roizmanfond.ru). Все контакты у Лейлы. А многие сложные юридические вопросы взял на себя Шумилов.

А потом пожилая женщина пришла, 40 лет в очереди на жилье. Отец – ветеран войны, да мать – из раскулаченных, они еще в очередь вставали. Шесть человек в комнате живут. Сама бабушка работает в музыкальной школе. Дочь-воспитательница, у которой три дочки и муж – музыкальный работник. То есть шансов никаких.

Потом еще люди пришли с ДОКа, что на Сибирском тракте. Дом их сосед поджог и пытается еще землю оттягать. Трудная ситуация, работаем.

И сразу вслед за ними женщина пришла, 30 лет в очереди стоят. Еще отец вставал как многодетный. Живут тоже на Сибирском тракте в частном секторе за Синими камнями. Отцу должны были дать как многодетному, но не успели – дети выросли. Домик 28 квадратных метров, туалет на улице. Мать его, от которой домик достался, всю жизнь на государство надеялась, он надеялся, и дочь его продолжает надеяться. У нее уж своих трое, тоже, небось, будут надеяться.

А потом зашел хороший мужик, он несколько лет уже на Елизавете знает старую заброшенную кирпичную будку. Говорит: «Можно мне ее выделить от города или продать?». Я, говорит, приведу ее в порядок, надстрою этаж, и будет у меня жилье. Вот этот человек на государство не надеется. Но я не уверен, что у него шансов больше, чем у предыдущих.

А потом женщина пришла за сына хлопотать. У сына трое: старшему – 13, младшему – год. Спрашивает: в какую программу можно на получение жилья. А сыну уж 35. Так что ни в какую. Она очень расстроилась. Говорит: «Неужели не на что рассчитывать?». Я ей сказал открытым текстом, пока будет надеяться на государство – рассчитывать не на что. А у них есть доля в однушке и 450 тысяч материнского капитала. Я говорю: «Вот ваш шанс, начните хотя бы с этого». А она говорит: «Ну, неужели ничего не положено?».

А потом пришла целая делегация из Горного щита, громко кричали, устроили митинг. А там полный коридор народу. И очень сложно было разговаривать, потому что по существу ничего не говорили, а раздражение сумасшедшее.

Потом парень пришел, сирота. Ольга Романова его к нам отправила. Ему по выходу из детдома положено жилье, но предоставлять никто не собирается. Степа им занимается. Есть решение суда, попробуем помочь получить.

А потом вообще злая ситуация. Женщина, медсестра в 8ой детской, купила двушку на Агрономической в 2011 году. Через 5 лет оказалось, что квартира была зарегистрирована по поддельному решению суда о вступлении в наследство (прямая вина Росреестра). Бедная женщина была уже четвертым покупателем этой квартиры. Администрация вышла в суд, и суд принял решение квартиру забрать. Как забрать?! Вы хоть понимаете, что вы делаете?! Бедная женщина с двумя детьми оказывается на улице и будет продолжать платить за квартиру, которой у нее уже не будет. Мало того, есть ещё 34 такие квартиры, которые в свое время по подложным документам были приватизированы и тут же перепроданы бывшими сотрудниками милиции. И сейчас по ним по всем идут аналогичные процессы. Здесь, конечно, сделаю все возможное, чтобы им помочь, и будем стоять до конца.

Потом люди пришли. Мы, говорят, нашли документы у деда, что он был награжден медалями, а медалей самих нет, и мы хотим попробовать их через военкомат восстановить. Вспомнил, что в моем детстве доводилось видеть, как этими медалями играли в чику. А в депутатские времена, когда я воевал со скупкой на Вайнера, скупщики таскали серебряные медали «За боевые заслуги», «За отвагу», ордена «Красной звезды» и «Отечественной войны II степени» трехлитровыми банками…

Очень много народу сегодня было. И уже когда все закончили и поднялись наверх, в приемную позвонил пожилой мужик из Серебрянки под Нижним Тагилом. Рассказал, что его сестра, пожилая учительница, уже давно на пенсии, в поселке Инкерман под Севастополем замерзает в садовом домике без дров. И наша Света созвонилась с администрацией Инкермана. Оказалось, что Людмилу Ивановну, учительницу физики, все помнят и уважают. И обещали тут же привезти ей дрова. В понедельник перезвоним и узнаем.

Так я провел день

Накупили мандаринов, бананов, шампанского, конфет всяких, набили машину Степана и поехали всех поздравлять. Заехали в онкологию, поблагодарили врачей, поддержали больных. Заехали в госпиталь, поздравили больных, наобнимались с врачами, нафотографировались со всеми. Потом поехали в приют на Транзитном, там Ирина Белова, со своими волшебными тетушками представление давала. Зажигали. Снежинкам по 70, а Снегурочке 74! До конца не досмотрели. Нервы-то не железные. Заехали в интернат на Семи Ключах. Все обрадовались. Потом приехали в 14ю, в травму зашли, поздравили врачей,народу полно в приемном, все бегом бегают. Потом заехали в интернат Малахит, там обрадовались все, мы им всегда помогаем. Потом заскочили в 23ю, поздравили врачей, а больным всем пожелали доброго здоровья. Потом заехали на станцию скорой помощи,поблагодарили врачей,подарили подарочки. Потом заехали в пансионат Уктус, там много колясочников, трудно там. А потом заехали в ночлежку на Машинную. Всех обошёл и поговорил. Вот уж где безнадёга, но держатся как-то. Потом съездили в Хоспис. Всех обняли и поздравили. Потом у меня силы кончились, а Степа поехал в детдом на Химмаш. Так я провёл день.

Конец года

Одна женщина 25 лет прожила с мужем. Двух детей родили. А потом ее разбил инсульт. И она полтора месяца пролежала, а потом три месяца не разговаривала. А к этому времени муж ушел. Когда она встала на ноги, муж уже развелся и женился на другой. Она не стала его выписывать потому, что уже много лет стояла на очереди и все ждала, что дадут жилье. И вот через 13 лет муж развелся и через суд вселился обратно к бывшей жене в квартиру. Здравствуй, Люся, я вернулся. А там всего 23 метра жилой и 31 год уже на очереди. Они не любят друг друга и не могут находиться рядом. И сделать с этим ничего не возможно.

Еще Оля пришла. Тоже 30 лет на очереди. Еще родители вставали. А родители уж умерли, а у нее муж и трое детей. И у сестры трое детей. Но здесь, похоже, у нас получится.

Потом Яна пришла. У нее мужа сажают ни за что. И видно как решение продавливается на уровне прокуратуры и на уровне суда. Ольга Романова занимается. Я стараюсь тоже чем-нибудь помочь.

Потом пришла делегация с Латвийской, 3. У них там теплотрассу рвет и подтапливает хранилище на 450 боксов. А там все хранят картофан. Если бы им затопило подъезды, они бы не так переживали, а картофан – это жизнь. Поможем.

Потом женщина пришла, Юля зовут. У нее трое маленьких детей ходят в садик. Платит она за них 9 тысяч. Спрашивает, есть ли какая-то льгота. Я говорю: «А мужик-то есть?». Она говорит: «Он не платит алименты». «А дети его?» - спрашиваю. Она говорит: «Последний не его». Я говорю: «Вот поэтому и не платит». Александр Шумилов хочет заняться.

Еще одна женщина, архитектор. Трое детей: 11, 6 и 1,9. Тоже одна. Задача: младшего как можно быстрее запихать в садик, чтобы она пошла работать. А сейчас-то, говорю, на что живете? «На кредиты» - говорит. «Молодец, говорю, здорово придумала». Постараемся помочь.

Потом пришли погорельцы, цыгане. С Амурской, 47. Когда были морозы, они нарядили детям елку, так красиво было, да еще обогреватель включили. Сгорело все. И вот, старуха, дочь ее или сноха, и трое совсем маленьких детей. И я боюсь спрашивать, где у них мужики, и стараюсь не задавать лишних вопросов, потому что боюсь наткнуться на то, что не даст мне искренне от души им помогать.

Девчонка пришла, сынок у нее Андрей, 7 лет, с ДЦП. Очень хороший и смышленый парень. Лейла подарила ему зеленый самокат. Мы его собрали, я показал ему – как ездить, и он стал гонять на нем по коридору, у него получилось. Улыбается, очень довольный. А мать его уставшая тоже заулыбалась и лицом посветлела.

Потом пришла Наташа Туркеева с дочкой. Мы договорились, что она сделает шторы для приюта на Транзитном. И подработает хоть что-то, и дело доброе получится. Наташу очень уважаю. Инвалид, вдова с ребенком. Готова последним делиться с теми, у кого еще хуже.

Потом пришел старик. У него жена умерла в 14 больнице. Он считает, из-за халатности врачей. Я говорю: «В чем вы видите мою помощь?». Он говорит: «Я прожил с ней 42 года, куда я сейчас без нее? Я прошу возмездия».

А потом Аня пришла, с Горного Щита. У нее вообще ситуация тяжелая. Онкология, пятеро детей, старший – инвалид, младшие как могут помогают. А у нее постоянно химия, облучение. И умирать нельзя, потому что дети пропадут. А она в своем доме живет. И у нее куры. И она мне яиц в корзинке принесла. Мы, конечно, тоже отдарились. Возьмем на довольствие (кто хочет помочь https://roizmanfond.ru).

А потом минутка выдалась. А у меня по диагонали от кабинета – архив городской администрации. А с архивистами, Оксаной и Андреем, я учился в университете. Однокурсники мои. Они меня попросили несколько книжек подписать. И я зашел к ним, а у них так тихо, спокойно, книжки умные лежат. И так мне с ними хорошо, к своим попал. Вот, думаю, учился бы в университете как следует, сам бы сейчас здесь сидел.

Имени Доктора Лизы

Имени Доктора Лизы

В Екатеринбурге наконец открылось отделение паллиативной помощи. Но на его содержание государство выделило самый минимум — на обезболивание деньги еще есть, а вот на еду пациентам выделяется 67 рублей в день

Подъемная сила

Пришла Ирина Белова, это про которую в «Стране Оз» «а у меня сестра копчик сломала». Она собрала команду серьезных девушек от 60 до 75. И ездят разные хорошие спектакли играют. Снегурочке у них 74 года. Кто видел – говорят: «Очень крутая команда». Договорились, что они выступят в хосписе и в приюте на Транзитном. Поддержим.

Потом пришел Рома – студент. Отсидел 16 лет, освободился год назад. Сидел по 105 и 162 УК РФ. Сел в 18, а сейчас ему 35. Вот в жизни бы не подумал. Ни на кистях, ни на шее, ни на лице – ни одной наколки. Ищет работу. А он был лучший кольщик зоны. И решил устроиться в модный тату салон. Ему предложили сначала пройти обучение, которое стоит 24 тысячи, а у него денег таких нет. Я ему говорю: «Так ты объясни владельцу, что у тебя за плечами 16 лет практики без права на ошибку». Он засмеялся, махнул рукой и говорит: «Да там владельцу сам такой». Просто уже ищет работу. Мы с ним стали серьезно разговаривать уже потому, что он год продержался на воле, да еще сразу после освобождения поступил в экономический техникум. Серьезный парень, постараемся помочь.

А потом пришел парень, председатель гольф клуба. Оказывается, у нас под Екатеринбургом есть сертифицированное по международным стандартам поле на 18 лунок, одно из трех в России (два другие – в Москве). Ищет возможности создания площадок для минигольфа для обучения и популяризации. Вообще гольф как спорт и как явление – история серьезная. Наличие своего гольф клуба и возможности для проведения турниров поднимает город на следующую ступеньку в рейтинге европейских городов. Постараюсь помочь.

Потом парень пришел с Уралмаша, в 49 школе учился, воевал в Афганистане. Остался без жилья. А деньги, которые он получает, снимать возможности не дают. Разбираемся.

Потом пришла женщина 68 лет. У нее резко ухудшается зрение, а операции там только за деньги. Причем она ничего не просит, а просто ищет выходы. Разговорились. Оказывается, питается просроченными продуктами, смотрит когда что выносят из магазина. Говорит: «Когда кефир просроченный выбрасывают, я сразу подбираю, я из него творог делаю». «А хлеб?» - спрашиваю. Хлеб, говорит, тоже ищу.

Потом девчонка пришла. Расплакалась. У нее старшему 13, а младшему – 3. Живет без мужа на Сулимова. А садик выделили в районе Шарташа. А ездить туда с пересадкой. Она посчитала, что ей только транспорт в месяц будет обходиться в 4300р. Совершенно неподъемная для нее сумма. А у нее высшее образование. А работает она санитаркой в 7ой по ночам, потому что это ближе к дому. Постараюсь в понедельник помочь. Вообще по садикам есть системная проблема. Первоочередное право имеют дети прокуроров, судейских и полиции. А у бюджетников, у матерей одиночек, у малоимущих, для которых устройство в садик – вопрос физического выживания, такого права нет. Пытаюсь найти системное решение.

Потом зашел седой старик с бородой и сказал: «Доброго здоровья». Я посмотрел на него и говорю: «Вы откуда родом?». Он говорит: «Из Шалинского района». Я говорю: «Из Кедровки?». Он брови вскинул: «Откуда вы знаете?!». «Да так, - говорю, - говор ваш знаю». Там уж сейчас никого из стариков не осталось. Живет он в комнате в общаге. И жить там очень сложно, а другого жилья у него нет. Посмотрю чем помочь.

Еще очень тяжелая история. 3 августа на 2ой Новосибирской какой-то мажор на Субару снес людей на пешеходном переходе. И хороший парень 25 лет Саша Рахимов уже 5 месяцев весь переломанный прикован к постели и еще даже не начал разговаривать. И даже дело уголовное до сих пор не возбудили. А там еще постоянно требуются большие деньги на реабилитацию. Ладно хоть друзья есть, и люди помогают. С понедельника Саша Шумилов с юристами всерьез позанимается. По этой позиции постоянно нужны расходники (зонды, памперсы, крема и прочее). У кого есть возможность – пишите.

Потом еще девчонка пришла. Мне, говорит, садик дали за 2.7 км от дома. Я отказалась, мне предложили за 1.5 км, но я отказалась, потому что мне неудобно. Я говорю: «А вы одна?». Нет, говорит, у меня еще муж. Мне, конечно, хочется ей помочь, но, боюсь, мне будет трудно найти аргумент.

Несколько человек в течение дня приходили по Блошинке на Уралмаше. Проблема в том, что этот рынок постоянно гоняет полиция. А у людей все больше и больше потребность что-то продать хоть за какие-то копейки, и что-то не задорого купить. Мы пытаемся сейчас как-то легализовать, надеюсь, что у нас как-то получится.

Потом парень пришел. Я его знаю. Работал в ювелирке. А сейчас кризис у всех, а к него еще зрение подсело. За квартиру нечем платить, 8 тысяч надо. Вот, обручалки заложил, работу ищет.

Потом две женщины пришли. Просят за женщину, которая уже 10 лет борется с раком молочной железы. Беда в том, что ей для поддержания требуется препарат Кадсила. Это минимум 300 тысяч каждые 21 день. Если закупать за границей, на первый год лечения – 4 миллиона. А если в аптеках РФ, то более 6 миллионов. Время поджимает. Денег таких у семьи нет. Постараемся решить.

А потом пришел хороший парень. У него кружок по брейкдансу. Ищет возможности для показательных выступлений и место для тренировок. Так-то прикольно. Попробуем помочь.

Какое-то время назад приходила девчонка, у которой сестра старшая умерла, племянник в детдоме, и она одна его поддерживает, пытается забрать, и своя семимесячная дочка на руках. Мать у них когда-то работала в ЖЭК. Получила муниципальное жилье и никогда не платила за квартиру. Там 735 тысяч долгу, их собираются выселять. Мне с огромным трудом на личных контактах удалось договориться с управляющей компанией, чтобы они расписали этот долг на пять лет, дали возможность погашать частично. А вот сегодня пришли жители этого дома и говорят: «У нас есть неплательщики, мы хотим, чтобы вы их выселили». Я говорю: «Там же ребенок семимесячный, куда им идти?». На что они резонно и спокойно отвечают: «Пусть идут куда хотят, надо было платить вовремя». И если первый вопрос решался очень сложно, то второй вопрос решается элементарно. Наши действия?

А потом пришел хороший мужик. Почему, говорит, до сих пор нет гимна Екатеринбурга, я готов написать текст, мне нужен только композитор. Подарил свою книжку стихов, называется «На медленном огне».

А потом пришла молодая красивая девушка и говорит: «У меня есть транспорт, есть свои возможности, я хочу помогать по фонду (https://roizmanfond.ru)». Я поблагодарил и говорю: «Степа, обменяйся контактами». И он охотно это сделал.

Вообще много людей идут с предложениями самой разной помощи. Очень тронут.

А потом зашел абсолютно слепой человек в черных очках. За 60. И говорит: «Есть два санатория для слепых: Машук и Геленджик. Мы ездили туда с женой. А в этом году все сократили, на жену путевку не дают, только на меня одного». Я, говорит, без нее не поеду. Я пошел его провожать. А он мне говорит: «А вы летом марафон побежите?». Я говорю: «Да». Он говорит: «Я в этом августе бегал и тоже начинаю готовиться, если кто-то поведет». Потом поговорил, оказывается это известный человек, очень хороший массажист.

Потом пришел парень с завода Промавтоматики. Они разработали очень чувствительный сканер для обнаружения взрывчатых веществ. Отдельная тема, постараюсь посодействовать.

А потом пришли женщина. Сын у нее кололся, потом пил с 15 лет. Потом 7 лет отсидел. Сейчас ему 37. У него ВИЧ и туберкулез, пьет фанфурики. За всю жизнь не пил только полтора года. Познакомился в тубдиспансере с девчонкой, у которой тоже ВИЧ и туберкулез. Привел и ее домой и стал с ней жить. Она не пила и не курила, и ему не давала. Мало того она заставила его работать. Видимо он ее любил. Через полтора года она умерла. И снова все началось. Мать пробовала его выгонять. Он живет на лестнице и долбится в дверь. Он ее уничтожает, и весь вопрос только в том, кто кого переживет. И никто не способен помочь этой женщине. Я сделаю одну попытку хотя бы просто для того, чтобы совесть была чиста.

Потом подряд две женщины пришли. Одна жила с тремя детьми в садовом домике. Он сгорел. И сейчас она живет в самых пикулях в маневровой комнате на улице Контролеров. Ищет возможность заново построиться. А вторая с пятерыми приемными. Уезжали на выходные, и дом сгорел из-за некачественной проводки. Тоже сложная ситуация. Там вещи уже не нужны, и надо понимать, что делать с остатками дома.

Вообще это был 45 и последний прием в этом году. Всего за год на личном приеме только официально побывало 2606 человек. Надеюсь, что большинству из них мы сумели хоть чем-то помочь.

Девчонка пришла. Сама с Питера, окончила Институт гражданской авиации, познакомилась там с парнем из Екатеринбурга и переехала жить к нам. Сам парень работает в авиации, а она занимается выпуском вещей с разной авиационной символикой. Подарила мне джемпер, где на груди написана формула подъемной силы. Где Y – подъемная сила, Сy – коэффициент, который зависит от формы профиля крыла и угла атаки, S – площадь крыла, p – плотность воздуха, а V – скорость полета самолета.

Все только начинается

Сегодня ровно год, как мы зарегистрировали Фонд. Просто возникают ситуации, где у меня, как у Главы города, нет полномочий и бюджета. А помогать все равно надо. Создание «Фонда Ройзмана» - это попытка исправить ошибки системы, дополнить систему, а иногда и просто помочь системе. На самом деле я доволен, потому что у нас получается. Огромное спасибо всем, кто поддерживает и помогает. Все только начинается.

https://roizmanfond.ru

Выбор

Голубоглазая старушка зашла. Совсем седая, без зубов, улыбается виновато. 87 лет ей, ветеран, труженик тыла.
– Я, говорит, всю жизнь работала, 50 лет только на автобазе отработала, а живу на съемной квартире, мне там холодно и неуютно, ну, неужели же мне ничего не положено?
– Так у вас что, никогда квартиры не было?!
– Нет, у меня была двухкомнатная, на работе дали.
– А где она?
– У меня внук прописан был, он ее продал.
– Вот здорово. Внук продал вашу квартиру, а вам жить негде.
Она закивала.
– Негде, негде! Посмотрите, я всю жизнь работала, неужели мне ничего не положено?
И у нее действительно искренняя обида на чиновников и на всех, что она работала всю жизнь, а жилья у нее нет.
– А внук-то где сейчас живет?
– С родителями.
– А вы почему там не живете?
– Ну, там двухкомнатная, как я с внуком в одной комнате? Ему же тесно.
Оказалось, что в коридоре сидит ее сын. Пригласил. Подуставший лысоватый мужик за 60. Смотрит виновато. Говорит: «Мы ей снимаем жилье, но ей там плохо, она хочет свое». Я говорю: «Правильно хочет. А сын-то ваш квартиру бабушкину продал, деньги куда дел?». «Да так, машину купил» - говорит. Я говорю: «Здорово. Продал бабушкину квартиру, купил себе машину, живет с вами, а у бабушки съемное жилье. Может быть, пусть он снимает, а она с вами живет?». И он вдруг потупился и говорит: «Да так не получится, у мамы с женой моей не ладятся отношения…». Я вдруг понимаю, что свой выбор этот мужик сделал уже давно. С внуком, судя по всему, разговаривать не о чем вообще. Я поворачиваюсь к бабушке и говорю: «Давайте посмотрим, может быть, попробуем с Домом Ветеранов договориться, чтобы комнату дали». Она говорит: «Нет, я не хочу в Дом Ветеранов, мне надо свое жилье, ну, неужели я за свою жизнь не заработала?». Я промолчал, потому что объяснить ей я могу всё, но не хочу. А сын ее все понимает, и объяснять ему ничего не нужно. Он взял ее под руку, и она, уходя, все причитала: «Ну, неужели мне ничего не положено?».

Ладно, слушай.

Лекцию читал о наркотиках. Дети продвинутые, серьёзный разговор пошёл. Одна девчонка говорит: "Ну и что? Мы знаем, кто у нас в классе употребляет, но мы никогда не скажем, потому, что мы не стукачи!" И все ждут, что я отвечу. Ну, держи, думаю. - А теперь, говорю, слушайте меня внимательно. Основные смерти от наркотиков - на первом году употребления. Смерти некрасивые, в подъезде, в туалете на загаженном полу, или просто своей блевотиной захлебнулся. Так вот. Представьте, приходят в школу родители, плачут: "Ребята, Вася умер, приходите прощаться..." А вы с ним 10 лет в одном классе и надо идти, и вы понимаете отчего он умер. И вот все на кладбище, зима, могилу выдолбили в стылой земле, он в гробу лежит неживой, мать убивается, отец окаменевший, бабушку старенькую под руки держат, крышку опускают, стук молотка, опускают в могилу, каждый по комку бросает, стук об крышку, тут могильщики лопатами позвякивают, кидают, земля шуршит в тишине... И в этот момент ты подойди к матери и скажи: " А я ведь знала, что ваш Вася наркотики употребляет, но я вам не говорила, потому, что я не стукачка!"...
Они молчали несколько минут. Думаю, что поняли.
Ладно, слушай.
Вспомнил я как-то эту историю во время лекции и стал рассказывать. Вижу, слушают внимательно, и даже слишком внимательно, чувствую, что-то серьёзное происходит, смотрю на них , а они глаза отводят, шелест пошёл по классу и я понял, что это всхлипы.. Я вдруг понял, что ранил, какую-то боль задел, испугался даже. И завуч перепуганная шепчет: "Признайтесь, Вы знали?! Они недавно были на похоронах одноклассника, только его не Вася звали...."
У парня в 10м классе родители развелись, и они с матерью переехали в новый дом. Познакомился с парнями постарше, сдружился. И вот сосед предложил марку зажевать вечером. А ему в диковинку, но боязно, но интересно и тревожно. И он в школе подошел к однокласснику и говорит: "А я вечером марку буду пробовать.." А тот отвечает: "Дурак чтоль?" Он к другому: "Мне марку подогнали, вечером закинусь!.." Потом к девчонкам и снова про марку, и громко, чтоб другие услышали. Ну, услышали, пальцем покрутили, думали понтуется.
И вот вечером пришёл к другу, взял марку, вздохнул и положил под язык. И потерял сознание. И захлебнулся рвотой. Друг забегал, вызвал скорую, когда приехала, он уже умер.
На похоронах было ровно так, как я и рассказал. Все плакали, потому, что он был хороший парень и его все любили. Он и не хотел пробовать, но почему-то не мог остановиться и очень надеялся, что одноклассники его сдадут. Но они не сдали.

Запрещенный прием

Лекцию читал наркотиках. Дети продвинутые, серьёзный разговор пошёл. Одна девчонка говорит: "Ну и что? Мы знаем, кто у нас в классе употребляет, но мы никогда не скажем, потому, что мы не стукачи!" И все ждут, что я отвечу. Ну, держи, думаю. - А теперь, говорю, слушайте меня внимательно. Основные смерти от наркотиков - на первом году употребления. Смерти некрасивые, в подъезде, в туалете на загаженном полу, или просто своей блевотиной захлебнулся. Так вот. Представьте, приходят в школу родители, плачут: "Ребята, Вася умер, приходите прощаться..." А вы с ним 10 лет в одном классе и надо идти, и вы понимаете отчего он умер. И вот все на кладбище, зима, могилу выдолбили в стылой земле, он в гробу лежит неживой, мать убивается, отец окаменевший, бабушку старенькую под руки держат, крышку опускают, стук молотка, опускают в могилу, каждый по комку бросает, стук об крышку, тут могильщики лопатами позвякивают, кидают, земля шуршит в тишине... И в этот момент ты подойди к матери и скажи: " А я ведь знала, что ваш Вася наркотики употребляет, но я вам не говорила, потому, что я не стукачка!"...
Они молчали несколько минут. Думаю, что услышали.
Пришла пожилая женщина. Говорит: «Мне уж умирать скоро, а у меня душа не на месте. Я маленькая очень любила своего деда, он добрый был, а потом он исчез. Я его все время ждала, искала, а мне никто ничего не говорил. И потом уж мне перед смертью родители рассказали, что его в 1937 году расстреляли». Я, говорит, очень хочу узнать что-то о его судьбе. Я говорю: «А как фамилия у него?». «Афанасьев Григорий Александрович» – говорит. Я говорю: «Подождите, прямо сейчас скажу». Сразу нашли: «1882 г.р. Родился в Вятке, жил в Свердловске. Севгипроцветмет, экономист. Арестован 19.12.1937, осужден 30.12.1937, расстрелян 03.01.1938». Ничего нового. Удивляет только спешка. Там, кстати, половину этого института выкосили. Показал женщине. Спрашиваю: «Легче стало?». «Нет» - говорит. И пошла.

И буквально через несколько человек заходит женщина. Показывает дореволюционную купчую. Ее дед, Герке Константин Эдуардович, в 1912 году купил на Шарташе гектар земли и собирался прожить там всю жизнь. Через 5 лет землю у него практически всю отняли, а через 20 лет расстреляли. Я сразу же показал этой женщине: «1870 г.р., родился в Волынской губернии, жил - село Шарташ, работал – вачежная фабрика, техник. Арестован 27.12.1937, осужден 15.01.1938, расстрелян 31.01.1938». Я говорю: «Он?». Она говорит: «Да, он». Пришла она спросить. Вот ведь есть документы, что им принадлежал гектар земли. Официально у них никто ничего не изымал, не конфисковывал. Как же так, почему осталось всего четыре сотки? И показывает мне купчую. А купчая такая, еще с ятями, торжественная и наивная. Я ей говорю: «У меня была здесь одна история, ко мне приходил старик Благин с Шарташа, так у него купчая 1854 года, полтора гектара было. Так эту купчую с 1917 года, также как и вашу, у них никто ни разу не посмотрел. И осталось у него сейчас несколько соток под обрез, да и то молодой сосед пытается оттягать». Она говорит: «Я знаю Благиных, я с его дочкой в одной школе училась».

А про Благиных вот какая история.

Зашел старик. Взгляд твердый и умный. Речь правильная. Из Шарташских старообрядцев. Их там уже совсем мало осталось. В 1937м у них на Рыбаков нашли газету 1905г где Манифест о веротерпимости с портретом Императора, забрали деда, потом отца. Отца расстреляли быстро, а деда уморили в тюрьме, перед самой смертью дали свиданку, и они шли пешком с Шарташа на Репина, и мать по очереди поднимала пятерых детей над загородкой, чтобы попрощались. Дед был совсем седой. Потом их, как семью врагов, выселили из дома и всю войну они жили на руднике в Березовском. Умирали с голоду. Мать писала Калинину. Пришло письмо, им вернули дом. Все было разграблено. В конце 50х деда и отца реабилитировали. Кто-то, прочитав этот текст, скажет: «Ну, вот видите же, не всё так плохо было!..».

Вспомнил эту историю и решил посмотреть картотеку:
«Благин Василий Евменьевич, 1871 г.р., русский, работал – артель «Красный кирпич», сторож, арестован 27.10.1937, осужден 16.11.1937, десять лет ИТЛ (умер в тюрьме)»;
«Благин Макар Евменьевич, 1889 г.р., русский, работал – артель «Красный кустарь», шорник, арестован 28.10.1937, осужден 02.11.1937, десять лет ИТЛ (не вернулся)»;
«Благин Андрей Васильевич, 1907 г.р., русский, работал – вачежная фабрика, раскройщик, арестован 11.02.1938, осужден 25.02.1938, расстрелян 07.03.1938».

Хотел про прием рассказать. Не получилось, потом как-нибудь расскажу.
Обращаюсь ко всем, кто меня знает. Нужна помощь. Я уже говорил – у нас в Екатеринбурге открылся Хоспис. Это отделение паллиативной помощи (хоспис), которому мы все стараемся помогать. С самого начала нам удалось наладить для пациентов и работающих небольничное питание. Это очень важно. Ну, во-первых, на питание на одного пациента выделяется 67 рублей (один доллар в день на человека, представили?), а во-вторых, очень важно по-человечески отнестись к людям, которым остается жить считанные месяцы, а может быть и дни. У нас получилось наладить качественное питание, и мы каждую декаду проплачивали это питание с нашего фонда. Обходилось это порядка 210 тысяч рублей в месяц со всеми скидками. И вот у меня просто закончились деньги. Ну нет денег. Причем питание продолжают привозить, счета выставляют, а платить нечем. Хоспис работает для всех жителей города. Это та ситуация, которая не дай Бог может коснуться каждого. Считаю, что это наше, жителей города, общее дело. Поэтому прошу всех помочь. Деньги не Бог весть какие. Я тоже участвую.

Кто решил помочь, нужно пройти по ссылке https://roizmanfond.ru и нажать «Оказать помощь». Там все возможные варианты.

2 дек, 2016

Заметил, что некоторые начинают уезжать, а другие задумываются об отъезде. Вспомнил из прошлой жизни.
Мужик забрался на дерево, ладошку козырьком и напряжённо вдаль смотрит. Люди спрашивают: Эй, ты чего там делаешь?.. - Смотрю, где жить хорошо, отвечает мужик. Люди смеются: Вот чудак! Слазь, там хорошо, где нас нету! - Вот я, бл.., и смотрю, где вас нету!..
Если что, это я безотносительно.
Не питайте иллюзий, это ситуация общая для страны. Просто мы работаем на выявляемость и не боимся об этом говорить.
В Нижнетагильском музее-заповеднике открыли выставку икон. Выставка такая - первая и очень крутая. Среди экспонатов несколько откровенных шедевров. Тагил очень богат и в культуре России сыграл особую роль. В частности, от жителя нижнетагильского завода Кирши Данилова в 1761 году были записаны древние былины, из которых мы впервые узнали об Илье Муромце, Добрыне Никитиче и Алеше Поповиче. В субботу буду там и в 14.00 проведу экскурсию и расскажу о Невьянской иконе и об участии тагильских иконописцев в становлении Невьянской школы иконописи.
Вот две высококлассные иконы из собрания музея, которые мы подготовили к экспозиции. 1. Ангел выводит Апостола Петра из темницы. Рубеж 16-17вв. Думаю, Строгановы. 2. Одигитрия. 1730-е Невьянск. Реставратор С. Кондюров.



23 окт, 2016

Сидел сегодня с дядей Мишей. Несколько часов глаза в глаза разговаривали. Он мне говорит: «Женя, я же не геройский. Вот друг у меня был – он три танка подбил. А я нет. В меня стреляли, конечно, минометным огнем накрывало, под бомбежки попадал. Был полковым трубачом, сигналистом. Стояли под Киевом. 22 июня пол-пятого тревогу протрубил и общий сбор. А потом все дудки в обоз сдали и пошли на запад. Шли по двадцать часов в сутки. А фронт навстречу катился. Отступали, я санитаром был. Тащу на передовую ящики с патронами, оттуда раненых вытаскиваю. Закрепились на правом берегу Днепра. Сколько-то стояли. Наши бегали, у убитых немцев фляжки со шнапсом срезали. И планшетки с письмами и фотографиями забирали. Читали все, как из другого мира. А потом котел. Команда отступать пришла поздно. Шли мы по Крещатику в порядке. Отступали по мостам колоннами. А за мосты вышли и разбрелись. Ни начальников, никого. Толпа. Иду, куда все».
«А оружие-то было?» Он говорит: «Винтовка Мосина. Через спину наискосок, чтобы не мешалась.
Немцы изгалялись. Бросали пустые продырявленные бочки. Воет страшно, когда летит. Из ракетниц по нам стреляли. Мы не понимали, куда шли. Командиров не было. Было так, что рассказывать об этом прилюдно неприлично. Срывали все знаки отличия. Закопал комсомольский билет. Место до сих пор помню».

Попал в страшный Дарницкий лагерь, где заморили голодом и расстреляли тысячи пленных красноармейцев. Сумел бежать. С другими красноармейцами скрывался на острове. Чуть не погиб от голода. Прошел через всю Украину Зимой сорок второго вышел к Таганрогу. Скрывался. Угнал у немцев катер. Переплыл на Кубань. Шел до Кропоткина, и там - через линию фронта. Прошел все проверки, попал под Матвеев курган и заново начал воевать.
Все время разговор сбивался на еду. И он говорит: «На Украине легче было. В Таганроге-то совсем голодно». Я спрашиваю: «А что на Украине?». «Ну – говорит – кукуруза была, ее, правда, много не съешь. Ну, сахарную свеклу копал, но ее тоже много не съешь, даже с голодухи». «А как выжил-то?» – «Украинцы. В любую хату пускали и в каждой кормили. Просто не в каждой хате было, чем кормить. Все равно помогали. И не выдал никто ни разу. Как своего принимали, у них в каждой семье кто-то в Красной Армии служил».


Ну что, сделаем человека счастливым? Вот Володя Акулов, ему сегодня исполняется тридцать три года. Из-за несчастного случая на стройке не по своей вине Володя чуть не погиб. Выжил только за счет стойкости и воли к жизни, но остался инвалидом. Он передвигается на коляске. Беда в том, что мама его уже старенькая, и ей не хватает сил справиться с этой громоздкой, неудобной конструкцией. Чтобы не нагружать маму, Володя лишний раз не выходит на улицу, не гуляет, не заводит знакомств. А он нормальный парень, собирается заводить семью, но прикован к квартире. Мы можем решить этот вопрос. Самая недорогая электрическая коляска, с которой Володя сможет управляться, стоит сто тысяч рублей. С просьбой помочь собрать деньги обратилась замечательная Елизавета Аниховская, мисс Екатеринбург. Мы тоже поучаствуем. Вот номер его карты 639002169080947688. Для тех, кто захочет переговорить, в личку кинем его телефон. Ну что, сделаем?

7 окт, 2016

Не люблю я официальные мероприятия. Приемы там всякие, и вообще. Сидишь, важный такой,с умным лицом, галстук тебя душит, вкусного столько на столе, а есть неловко. Только жевать что-нибудь начнешь, и тут же тебе слово предоставят! Или наоборот, кто-нибудь говорит, и тоже нехорошо - человек речь говорит, а ты жуешься. А в промежутках разные артисты выступают, и как-то тоже неуважительно получается, люди стараются, а ты с набитым ртом. А урывками есть вовсе неинтересно, вроде, как жрать сюда пришёл. И вот сидишь, как дурак, морс пьешь, или сок, поскольку выпивать не станешь, потому как надо иметь ясную голову, да еще, как правило, день не закончился, а поднимать бокал со всеми надо. Но я с фуршетами еще и не такое видел. Однажды открывали какой-то объект, и там надо было ленточку резать. И один известный человек отнесся к этому серьезно. И когда девушка вынесла на подносе красивые ножницы, он с размаху воткнул пальцы в ушки, со щелком перерезал ленточку и попытался положить ножницы обратно на поднос. И у него на большом пальце ножницы застряли. Он засмеялся, попробовал сдернуть, и как-то неудачно вышло с суставом, и ножницы совсем не снимаются. А девушка стоит с подносом с каменным лицом и пытается не засмеяться. А все видят, что какая-то заминка, и пошли к столу. Ну, выпивают там, закусывают, забыли уж о нем, а он все рукой машет, как-будто гитарист, но только без гитары. И девушка стоит с подносом , нарядная такая и честно ждёт, как парня из армии...
Но это ладно, про других-то весело рассказывать, а я сам уж ,вроде, человек опытный, но тут как-то такой номер отмочил... Сам удивляюсь. Открывали серьезную выставку. Народу много. Куча журналистов. Штук десять камер. И пригласили на сцену несколько человек. И вот стоим, такие, а мне это занятие не нравится, потому что мне кажется, что оно скучное. Каждый что-то скажет, каждому что-нибудь похлопают, всем уже охота скорее разойтись и делом заняться. И ты стоишь такой, вроде чем-то очень озабоченный, и в то же время, совершенно без дела и еще при этом надо делать умное и сосредоточенное лицо. А тем более свою пламенную речь я уже произнес, и делать мне там уже больше нечего, но надо стоять. И вот я стою такой, а рядом со мной министр культуры. Он человек смирный, и стоит себе, где поставили. А я что-то задумался, и вдруг смотрю, в толпе маленькая девочка с хвостиками и в белом шерстяном платье, лет пяти, просто так подтанцовывает и приплясывает. И так хорошо грациозно движется! И я вдруг тоже начал подтанцовывать, а она увидела, что я ее поддержал, и давай еще пуще. А я ж не могу от нее отставать, и тоже стараюсь. Ну, не то, чтобы как Майкл Джексон, но, типа, как Джон Траволта с Умой Турман. И вот мы с ней приплясываем, улыбаемся друг другу, а потом она помахала мне рукой и показала язык, на что, я тоже ей язык показал. А потом вдруг до меня дошло, что её-то не видят, а я-то на сцене и на меня-то все смотрят!!!... Я перепугался, остепенился и встал по стойке смирно, как министр культуры. И стоял так до конца. А потом, когда все закончилось,и всех со сцены отпустили, я подошел к ней, познакомился. Хорошая девочка, Соня зовут.

Метки

Разработано LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner