Евгений Ройзман (roizman) wrote,
Евгений Ройзман
roizman

Category:

Статистика. Объясняю

Реабилитационные центры "Города без наркотиков" начинались в 1999 году с Варовского подвала. Это показывали во "Взгляде". Потом мы переехали на Изоплит. С самого начала было установлено правило: один год. Дюша настоял. Кстати, когда мы еще сидели у Игоря в подвале, и к нам пошел поток матерей с просьбой спасти ребенка, мы с Варовым стали искать помещение. Дюша сказал: "Не вздумайте связываться - вас посадят". Ну, как в воду глядел.

Первые выпуски 2000-2001 года, в которых мы знали всех поименно, были самые благополучные. Из них практически никто не вернулся к наркотикам. Был момент, в 2000 году, когда цифра 85 процентов была абсолютно реальной. Но тогда же поток стал такой, что мы вынуждены были открыть второй реабилитационный центр на Белоярке и очередь к нам достигала нескольких тысяч человек. Текучка была большая. У нас нет охраны и пулеметных вышек. Некоторые сбегают несмотря на то, что сами подписывают согласие. Многих родители возвращают обратно. О ком-то ни слуху ни духу. Поэтому считать мы можем только по тем, кто пробыл год. Хотя я сталкивался с ситуациями, когда человеку хватает и трех дней, проведенных на карантине. А были и такие экземпляры, которые заезжали по семь-восемь раз.

Выпуски происходят следующим образом:
Подбивается человек десять, у которых к этому времени насчитывается год. Иногда двадцать. Бывало тридцать. И происходит выпуск. Всегда на Изоплите. Делается плов, жарится мясо. Приезжают гости, родители, журналисты. Традиционный футбол Изоплит-Белоярка, иногда с приглашением гостей. И каждому выпускнику дарятся командирские часы. Большинство их не носят, но берегут. И вот этих людей мы уже какое-то время отслеживаем. Кто-то остается с нами.

В 2003 году, перед разгромом Фонда, на День Рождения Фонда был большой праздник на Шарташе. Бывших реабилитантов собралось, около 400 (четырехсот) человек. Многие были с женами и детьми.

Когда подонки из УБОПа, возбудив на нас кучу уголовных дел, украли на обыске базу данных, они стали обзванивать наших бывших реабилитантов с требованием дать против Фонда показания. Из огромного количества народа они нашли едва ли с десяток нарколыг, которых уговорили. Все остальные отказались. Вот они-то точно бросили колоться. Но старший группы Платонов, увядший перец с крашенными волосами, рассказал очарованной журналистке Ульяне Скойбеде, что они обзвонили сто три человека, и все им сказали, что они - наркоманы. Платонов - редкий лгун и жизнь это показала.

Как просчитывать количество бросивших колоться - не понятно. Обзвон бесполезен. Да я и не буду этим заниматься. Времени нет. Чтобы что-то понять - надо тестировать.

При этом надо понимать еще одну вещь - самые благополучные сразу же уходят из эфира. Они прекращают все контакты и с нами, и с теми, кто был на реабилитации. Они через годы могут подойти ко мне лично или к Дюше в аэропорту, в ресторане, в спортзале, пожать руку и спросить: "Вы меня не узнаете?.."

Наркоманы десять лет шли сплошным потоком. А сейчас везут еще больше, со всей страны. Как отследить? Среди наших реабилитантов есть директора заводов, заместители мэров, банковские служащие, есть люди, ведущие очень серьезный бизнес своих родителей. Таких много. Но ты не заставишь их рассказывать о себе и вспоминать время, проведенное в реабилитационном центре.

Среди наших выпускников есть редкостные подонки, которые сейчас сидят. Иногда с нашей помощью. Колются они, не колются - как их считать?

Есть те, которые прожив несколько лет, умерли от самых разных болезней, приобретенных в годы употребления наркотиков. Их как считать?

С уверенностью, из опыта, можно сказать следующее: из тех, кто пробыл год - не возвращаются к наркотикам больше половины. В прошлые годы я с уверенностью говорил о 70 процентах, где-то двое из трех. Но тогда режим был гораздо жестче, следовательно, шансов больше.

Есть несколько фактов, которые никто не сумеет опровергнуть:
На сегодняшний день у нас находится 185 (сто восемьдесят пять) человек, которые в настоящий момент не колются. И в течение года у них не будет такой возможности (также в течение этого времени они не будут воровать, грабить и убивать).

Кроме этого, пятнадцать человек на оперативной работе и еще пятнадцать - старшие, механики, водители, все, кто работает у нас - наши бывшие реабилитанты, многие из которых не колются уже десять лет (тестируем два раза в неделю).

Я, не объявляя общего сбора, когда по звонку соберутся несколько сотен человек, могу в любой момент показать вот этих сто восемьдесят пять и тридцать. Найдите, кто покажет больше.

И еще. Медицинский факт.

В 2003 году УБОПовцы разгромили наш женский реабилитационный центр на Шарташе. И возбудили кучу уголовных дел. А в 2007 году все эти дела были закрыты за отсутствием события преступления. Для этого следователи вынуждены были опрашивать всех реабилитанток. Они провели огромную работу. И выяснилось, что большинство девчонок или умерли, или сидят, или колются. И из сорока человек сумели установить восемь, которые с того момента не употребляют наркотики. Восемь из сорока это 20 процентов.

И еще.
Первый парень, который к нам попал в 1999 году, был Антон Борисов. Его еще показывали во "Взгляде". Он закончил институт, женился, ждет ребенка. Он контактирует со всеми парнями из первых выпусков и время от времени заходит ко мне.

Вот человек, который не колется с 1999 года. Кому интересно - он может рассказать, как все начиналось.


А когда я уже заканчивал писать, подошел Дюша и говорит: "Жека, зачем ты это все расписываешь? И кому что хочешь доказать? Кому интересно, приедут и посмотрят сами". И добавил: "Какая разница, процент - не процент. Спасли хоть одного - и уже счастье".
Tags: Изоплит, статистика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 232 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →