Евгений Ройзман (roizman) wrote,
Евгений Ройзман
roizman

Category:

URA.RU сделали интервью. Вот, что получилось

Президент фонда «Город без наркотиков» Евгений Ройзман напугал URA.Ru. ШОКИРУЮЩИЕ ФОТО

15.12.2010 18:11

Евгений Ройзман (на фото) в субботу назовет Мишарину препараты, которые надо срочно включать в список запрещенных
Повестка этой недели – борьба с наркоманией: Александр Мишарин собирает на заседание Антинаркотическую комиссию. И это не обычное мероприятие, повод дал глава ФСКН Виктор Иванов. Две недели назад он прямым текстом сказал: «Прошу губернатора Свердловской области провести специальное заседание комиссии и представить по итогам проект решений для утверждения Государственным антинаркотическим комитетом». Как и многое из последних событий в системе власти, этот жесткий комментарий прозвучал в адрес региона впервые. Хотя о проблеме с наркоманией известно давно: депрессивные города умирают от наркотиков, продающихся в аптеках, с нового учебного года екатеринбургская молодежь подсела на новомодные соли. Президент фонда «Город без наркотиков» Евгений Ройзман согласился рассказать «URA.Ru», что же происходит, а когда он стал показывать фотографии, не все выдержали. Ну, смотрите сами, если нервы крепкие.


- Давайте сразу: что сейчас самое страшное в наркоманском мире?
- Мы отследили ситуацию по нашим реабилитационным центрам: от парней, что поступают, можно определить, что происходит на самом деле. И в этом году каждый десятый на реабилитации был с солями. Это новый наркотик: если раньше синтетику делали на основе JWH 218, то теперь – JWH 250. Там жесточайшая клиническая картина: половина бьется башкой об стену, половина – с космосом общается. В голове что-то страшное происходит: очень резкая деградация, нервное истощение, физическое похудание. И никто не знает, какие будут последствия. Валентина Ямпольская, нарколог, кандидат наук из госпиталя ветеранов, она просто говорит: я не видела такого.
- Что это за соли, что за JWH?
- Давай объясню популярно? JWH 218 – это были курительные смеси, ты слышал про них, наверно. Ими пять лет по всей стране торговали, мощный был поток, была агрессивная реклама, направленная на молодежь. Упор делался на их легальность – тестами эти смеси (синтетические аналоги марихуаны и гашиша) в организме не определялись, считались безвредными. Насчет безвредности мы бы, конечно, поспорили – эти смеси дали быстрое привыкание и волну суицидов.
В уральских городах-заводах скоро некому будет работать. Молодежь через одного – наркоманы. Колоться «крокодилом» дешевле, чем пить водку
Мы боролись с этими смесями нещадно: Екатеринбург – единственный город в России, где не удалось открыть магазин по их продаже. В Казани, например, на улице из автоматов продавали, в Набережных Челнах, города на Волге посреди города висела реклама, стояли щиты, даже в школах продавали. Мы такого сделать не дали. И в конец 2009 года эти смеси запретили.
И вдруг на подготовленную почву повезли так называемые соли. Названия им дают разные: соли для ванн, удобрения для цветов, средство для чистки картриджей. Но все наркоманы знают, о чем речь, эти соли заняли нишу смесей. Там еще был мифидрон – синтетический аналог амфетамина, и много самых разных вещей. Их стали жрать, колоть, засовывать себе в задницу, пользовать любыми способами.
- А что это, как выглядит? Это что-то в пакетиках, в чем?
- Да, пакетики. Только, Миш, я не буду же им рекламу делать, рассказывать, что и как. Наркоманы их называют «легалка», «интернет», потому что берут через Интернет.
Рекламой расписаны фасады школ, вокруг школ, вузов, студенческих городков (в частности, вокруг УПИ). Все с контактами, как соли найти. И контингент мы определили – от 16 до 25 лет, наиболее продвинутые, не обычные нарколыги из подворотни спального района. Они информационно открыты, у них много друзей…
- И общаются через facebook и «В контакте».
- Конечно. Это система сбыта.
- Это привозной наркотик или местный?
- Привозной. Везут из Китая. Везут предприниматели через «Таганский ряд». Я уже поговорил с Вадиком Макаровым, он основных перевозчиков из Китая соберет, мы поговорим и используем любую возможность остановить эту волну. Потому что наркотик страшный, те последствия, они же наступают за месяцы – за полгода. Ты представь: совершенно благополучный человек ни с того ни с сего становится раздражительным, перестает соображать, деградирует на глазах. Это моментально происходит, родители видят сразу и бегут к нам.
- Солями колются?
- Да, начали колоться. Кто-то нюхал, но наркотик дорогой, ты же не нанюхаешься, это много надо.
Наркоманский притон, как воронка, собирает всю молодежь в округе
- И это полностью синтетика?
- Да, основная составляющая - JWH 250-й. Сейчас в список запрещенных веществ он не внесен. И только потому, что не умеют нормально со списками работать – практики нет. Когда предыдущий JWH 218 вносили в списки, была фраза «и их производные». И теперь достаточно доказать, что в солях есть производные JWH 218 и всех предыдущих.
- В чем проблема - внести это в список?
- Судебно-медицинская экспертиза сейчас готовит экспертное заключение для Госнаркоконтроля. Там будет указано, что это производная или аналог таких-то наркотических веществ. Оно нужно, чтобы ФСКН мог работать по солям так же, как по другим наркотикам. Но это будет достаточно только для тех, кто хочет работать. В этом плане начальник управления ФСКН Гапонов вызывает уважение.
- Что-то простой человек может сделать?
- Да. Вот художник Миша Сажаев – известнейший человек. Он мне показал – у него и дом, и вокруг дома все было расписано рекламой солей, и он просто вышел и собственноручно все зарисовал.
- Екатеринбург – столица солей?
- (смеется) Мы шум поднимаем на всю страну, но у нас ситуация лучше, чем в Челябинске и Перми, где соли продают в киосках «Союзпечати» и в переходах. У нас могут торговать по сложным схемам: звонят, спрашивают наркотик, в ответ называют счет, после того как деньги переведены, снова созвон и называют место, где, под какой урной, какую пачку забрать. Так много не наторгуешь.
Перед вами потребитель дешевого наркотика «дезоморфин», перспектива сгнить заживо – не останавливает…
Ситуация вообще в городе и области нормальная. Тут много факторов: депутат городской думы Коля Антонов, еще когда в ФСБ работал, собрал несколько парней, офицеров, все – русские, и они теперь в отделе «Н» борются с наркоторговлей. Не потому что это работа, у них - это как гражданский долг. Потом сменился начальник местного ФСКН – там сейчас Гапонов, и он прямо соцсоревнование с парнями устроил, кто больше закроет. Тут же подключились другие службы, наш фонд работает… Получается, что борьба идет громко, все о ней знают, поэтому мы часто в новостях. Но если сравнить Екатеринбург с Челябинском, с Пермью, то там-то ситуация намного хуже. Екатеринбург – это город, куда героиновые оптовики вообще не заезжают, и смертность у нас от наркотиков меньше стала.
Есть, правда, другая беда – «крокодил». Сейчас тебе фотки дадим – страшная вещь. И тут надо бить в набат.
- Краски не сгущаете?
- Ты же не будешь спорить, что в области есть города, где даже экономическая ситуация очень тяжелая? Не будешь. Это Дегтярск, Артемовский, Сухой Лог… У людей нет денег, и они переходят на наркотики, которые можно делать самостоятельно. Это дезоморфин.
- Ситуация всегда тяжелой была. Наркотик этот тоже давно известен?
- Где-то с 2009 года. Несколько факторов сработало: была серьезная работа по героину, была блестящая операция Госнаркоконтроля и нашего фонда – треснули азербайджанцев, 5 тонн мака изъяли, и теперь Свердловская область – единственный регион, где маком не торгуют. Ну и третья причина - упало благосостояние людей. А на «крокодил» много денег не надо.
- Он легко делается?
- Да, в аптеке просто покупают тетралгин, седалгин, седалгин-м, седалгин-нео, то есть все препараты, что содержат кодеин. Из этого и делают дезоморфин, или в просторечии «крокодил», потому что с первых уколов кожа покрывается чешуей.
…и это дезоморфин…
И там еще последствие: среди ингредиентов - бензин. Пожары в притонах постоянно.
- «Крокодил» этот – он наркотик масс?
- Наркотик, который готовится самостоятельно, всегда коллективный, то есть появляется притон. Появился притон, он как в воронку затягивает кучу молодежи. И у него еще есть специфика: если героин держит несколько часов, потом может быть пауза, человек хотя бы задуматься может, то «крокодил» - только полтора-два часа, а потом снова бежишь колоться. А так как все компоненты доступны, то бегает он каждые два часа. И с «крокодила» нет шансов самостоятельно слезть, он не дает шансов, не оставляет паузы. Человек за полгода просто исчезает, изнутри сгнивает.
Картина страшная во всех смыслах: заходишь в притон, там человек 8-10 парней, пара девок. Средний возраст – 26-27, по 2-3 раза судимые, еще и сгнившие. Никакого будущего.
- Когда притон – о нем же знают все соседи, должны быть толпы наркоманов. Наркоманы должны еще и закупаться в аптеках. Тут же сложности должны быть.
- Те люди в аптеках, что продают седалгин, – они знают, кому продают, знают, зачем продают. Во многих городах на периферии сразу кладут йод, пузыречки, шприцы. Такой наркоманский набор. И здесь не скажешь, что это таджики, цыгане… Это русские убивают русских. Мы же несколько раз показывали эту историю по телевидению, все знают, к чему это приводит, и все аптечные сети от этого могут отказаться.
… и это. Таких фотофактов – сотни. Нервы просто не выдерживают их публиковать…
- И потерять прибыль.
- Не. Мы собирали владельцев аптечных сетей, и владелец «Живики» сразу сказал: «Все. В моих аптеках больше кодеиносодержащие препараты продавать не будут». Ну, мы на всякий случай спрашиваем, а заменить их можно. Он говорит: конечно, это же прошлый век, есть гораздо более эффективные методы обезболивания и даже экономических потерь не будет.
- Может, проще снять все с продажи?
- На уровне субъекта попытались запретить. В Красноярском крае было такое решение, тут же вмешалась ФАС, все отменили, и потом пошло объяснение, что покрывает все это кто-то из Минздрава России, это их интерес - продажа кодеиносодержащих препаратов. Если будет интересно – в Интернете это есть, прямо механизм показан, как люди боролись, а им все запреты поотменяли («Яндекс» слова Ройзмана подтверждает: эта борьба в Красноярском крае датирована началом 2010 года) .
- Опа! Так тут и решения нет.
- Есть. Для губернатора нет проблемы собрать владельцев всех сетей и просто поговорить с ними. Речь-то идет о будущем нашем, о детях.
- Тем более что аптеки в муниципалитетах чаще всего муниципальные.
- Реально. Можно просто повлиять на совесть, это нужно сделать.
Типичный ребенок наркоманов. Страшно за будущее…
- Если это так, то нужно ли вмешательство губернатора? Может, хватит министра здравоохранения или торговли…
- Смотри (протягивает лист бумаги), вот заключение по солям – оно сделано еще в октябре. Но система не начинает работать, пока на этой бумажке тот же самый человек, что писал ее, не надпишет «Экспертное заключение». Страна неэффективно управляется, Россия, как огромный динозавр, которому хвост откусили и он только через полгода узнал, что хвоста нет. Нужно принципиальное решение наверху.
С теми курительными смесями, которые подготовили рынок для солей, было страшное дело: ими торговали пять лет, и у меня складывается впечатление, что на каком-то уровне смогли с властью договориться: вы нас не закрывайте, мы продадим все, что ввезли. Кто-то же на этом заработал. А соли – это страшнее, и если у нас получится сделать задуманное – это будет прецедент для всей страны.
Михаил Вьюгин, © «URA.Ru»





Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 326 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →