Евгений Ройзман (roizman) wrote,
Евгений Ройзман
roizman

Мозаика

У нас девчонка одна серьезная. Красивая была, "Мисс Башкирия". Но это было раньше, а сейчас не так. Кололась в ноги, ноги гниют, теперь не может ходить. И вот приехал замечательный доктор Вайман её смотреть. Покачал головой, подумал, говорит, что попытаемся справиться.

А у нас с Владиславом Алексеевичем была одна история невероятная. Парень-немец был в рабстве в Казахстане шесть лет. Родители в Германии, его уже все потеряли давно, а он в рабстве. И он убежал. Бежал по степи босиком, вышел на пограничников, весь израненый, с переломанными ногами и попал в больницу. Ступни гниют - переломы, решили ампутировать ноги выше колена. Кому он там нужен, с ним возиться? И ему кто-то дал наш телефон. Лена Гирс у нас занималась и Малёнкин и еще много людей. И Владислав Алексеевич включился. Там, кроме переломов, была проблема - начиналась гангрена и ступни израненые никак не затягивались. А на ступни, на подошвы кожу пересадить невозможно. И Владислав Алексеевич работал с ним каждый день, использовал все технологии, вплоть до скэнер-терапии и поставил его на ноги! И мы сумели найти его родителей. Это была невероятная встреча. И потом уже германский Красный крест помогал, и парень сейчас в Германии.

А потом Владислав Алексеевич зашел в галерею, где выставка Брусиловского, а там сам Брусиловский сидит. И эти два могучих мудрых человека разговаривали о жизни в полную силу и я рядом пристроился и послушал.

Брусиловский рассказал, как они под вагонами из Киева ехали на похороны Сталина, как они двигались в толпе, поджав ноги и их несло людским течением по упавшим людям.

А Вайман рассказал историю про отца доброго доктора Александра Шаламова.

Михаил Шаламов попал на фронт сразу после артиллерийского училища. Этих убивали сразу. И практически в первом бою расчет накрыло прямым попаданием. Погибли все. А Михаилу осколком вспороло живот и выпали все внутренности. Он их быстро собрал в полу шинели и побежал в сторону медсанбата. Пробежал несколько километров до медсанбата и упал. Все видят, что он безнадежный, а там только что приехали два молодых хирурга. Им начальник медсанбата и говорит: "Этот безнадежный, можете на нем потренироваться!" Ну они молодые, неопытные, сделали ему операцию, очень старались и он выжил! А потом его комиссовали и он работал военруком в техникуме. Между делом, сам его закончил. Стал работать учителем географии в школе и ходил с детьми в походы по всему Уралу, и дети всегда его любили. Прожил долгую счастливую жизнь и умер где-то году в 2010-м.

Как жалко, что у меня нет возможности записывать эти рассказы!

А потом мы с Брусиловским зашли к реставраторам. И целый час Максим Ратковский, руководитель реставрационного отделения, разговаривал с Мишей Шаевичем и показывал иконы. Они оба выпускники Академии, и говорят на одном языке. Миша Шаевич сидел с увеличительным стеклом, смотрел приемы письма Невьянских икон и сказал: "Женя, это, конечно, не живопись. Это другое явление. В каких-то аспектах это даже выше живописи. Но должен тебе сказать, что технологии иконописцев, особенно касающиеся написания ликов и разделки одежд на уровне художников Возрождения"

Я очень доволен, что это услышал, потому что я это вижу, а сказать об этом вслух мне не хватило бы дерзости.

Потом фотки покажу.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 76 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →