?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Живем




В пятницу силовики развернули едва ли не войсковую операцию в художественном училище им. Шадра. Обыскали кабинет директора, обыскали реставрационное отделение, все иконы стащили в одну комнату, опечатали, ключ забрали. Реставраторов выгнали. Даже вещи собрать не дали. Кроме икон центрального иконостаса из Бынег, опечатали восемьдесят памятников музея Невьянской иконы и еще сорок пять икон увезли в неизвестном направлении, в общем "показали откуда у икон ноги растут". Внятно причин назвать никаких не могут. Так по-скотски здесь себя еще никто никогда не вел. Разберемся.

С утра сегодня на допросах, возбудили уголовное дело по поводу незаконного удержания музыканта Ромы. Рому к нам привезли родители, после того как банда его друзей нарколыг собиралась ехать в лес закапывать Рому в землю, чтобы изгнать из него бесов. Сильная история. Рому, как музыканта, я никогда не знал и слышал только одну его песню, посвященную полиции. Видимо, после прослушивания этой песни пресс-службы руководства ГУ МВД по Свердловской области прониклись и назвали его "известным уральским музыкантом".

В "освобождении" любимца свердловской полиции принимало участие человек сто, работает целая следственная группа, сегодня допрашивали меня и Максима, завтра Лену Попову и Серегу Щипачева, в общем, есть чем заняться.

Завтра по Фонду снова начинаются суды, но там хотя-бы уже появляется понимание и всем ясно, что Маленкин вообще ни при чем. Ситуация выстраивается обычным образом, с одной стороны следствие, прокуратура и нарколыги, которые употребляют, а с другой стороны те кто бросил колоться, врачи больницы и врачи скорой и Фонд. Если все будет по-честному, приговор будет оправдательный.

Между тем, всеми способами пытаются закончить дело по незаконному проникновению в жилище. Эта история когда наши со следственной оперативной группой находились в притоне и оформляли наркоманов, приехали полицейские и притон спасли. Причем, в кулуарах не стесняются объяснять, что вынуждены торопиться потому, что выборы.

На Женском практически ежедневно проверки ПДН, прокуратура. Причем все всё понимают, но руководство требует. Переживем.

На Детском парни начали съезжаться, уже семь человек. Приехал Саня, он поступил, у него в автотехникуме отработка. Сергей Николаевич вернулся, отец Виктор хочет его забрать в Быньги учиться. Там Сергея Николаевича все полюбили. В этом году Детский будет полный. Везут со всей страны.

Заехал вчера, а там на Детском батут поставили (хорошие парни москвичи подарили два, второй на Женском поставили), все прыгают по-очереди, я Федорыча спрашиваю:
- Федорыч, ты то прыгаешь?
А он говорит:
- Конечно прыгаю, но больше пяти минут подряд не могу.
Я говорю:
- Федорыч, ты только ради Бога сальто не делай!

Федорыч припасы делает, вишни двадцать пять литров наварил, несколько ведер яблок, компоты будут и варенье, огурцов насолил, помидоры уже красные в теплице, а дверь на Детском открыта и подперта большой банкой с хреновиной! И холодильник полон. Во как живем.

По городу программу пишу. Вникаю. Начинаю во дворах встречаться. Поддержку ощущаю отовсюду, куда бы ни пришел везде люди подходят, руку жмут. Тронут. Это наш город. Если все получится, постараюсь не посрамить.

Гриша наш пришел, старший из Бынег. Мы очень переживали за него потому, что на него свалились все несчастья и он очень сильно болел и думали, что не выкарабкается. Он пришел помолодевший, загорелый, все зарубцевалось и он выздоровел! Вот как бывает. И врач тоже обрадовался. У него еще и День рождения сегодня!

Работаем. Операции идут. Притоны закрываем. Просто рассказывать некогда. Живем.

Comments

splavshik
5 авг, 2013 14:25 (UTC)
По городу программу пишу. Вникаю.
Евгений внесите в программу планомерное корчевание тополей и высаживание других деревьев. Люди от аллергии мучаются, сам аллергик. Опостыло на таблетках сидеть, ди и не всегда помогает. К тому же из-за большого количества пуха пожароопасность возрастает. Наконец не эстетично выглядят эти столбы вдоль дорог.

Метки

Разработано LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner