Евгений Ройзман (roizman) wrote,
Евгений Ройзман
roizman

День прошел

Сижу в пятницу. Людей человек сто собралось. Пытаюсь вникать. А там все телефоны обрывают: Малёнкина задержали, Серегу Колесниченко на суд повезли. Одновременно Мишу Ратковского на допрос вызвали. А тут еще Женькина мама ко мне пришла, да Серёгина мама звонит, да тут еще из Университета сообщают – оказывается, на днях моего ректора допрашивали, и моего научного руководителя. Мало того, из Университета выгребли все мои документы, учебные тетради, диплом и даже сочинение нашли, которое я писал в 84-м году на вступительных экзаменах! Вы спрашиваете - зачем?! А я знаю?!.. Это они все по Быньгам ногами сучат.

Ну что, работать-то надо. Никто ж не обещал, что будет легко. Вспомнил вдруг про медведя Балу, на котором со всех сторон повисли бандерлоги. Смеюсь.

Заходит дяденька. Живет на краю Эльмаша, частные сектор. Соседи держат коз, овец и свиней. Со всеми вытекающими. Он еще фотки принес. Жить невозможно вообще. Летом на дворе огромные навозные кучи, мухи гудят. И совсем ему уже невмоготу. А соседям нормально. У них и мясо, и козье молоко, и сыр, и шерсть! Он говорит: «Ну пожалуйста! Козы, овцы – и хрен бы с ним, но со свиньями-то помогите!». Подумаем, как решить, чтобы вреда никому не было.

А вслед за ним сразу же заходит человек, член РАЕН, с серьезным проектом по ноосферному образованию. Оставили предложения. Изучаю.

А потом зашел пожилой человек, который всю жизнь прожил на углу Попова-Московской, в старом доме. Все соседи жили дружно, старшие умерли. За ними молодые вступили в права, сделали ремонт, сняли пол и покрытие положили прямо на стяжку. И цокают каблуками ему по голове. У него аж аллергия пошла. Несколько лет спать не может, суды проигрывает, верхние над ним смеются. Самое справедливое бы было, конечно, им этажами поменяться. Думаю, чем помочь.

Потом пришли люди, которые сдали деньги на квартиры-студии. Выбирали по картинке. Коробка построена, и всё. У застройщика нет денег. И достроить не может, и рассчитаться не может. Причем, точно знает, что дома незаконные, при этом ведет агрессивную рекламу на Е1. Вот с этого момента я вижу уже откровенное мошенничество. Отправили в прокуратуру.

Потом пришли люди, у них сады на Белоярке. И надо им срочно пожарный водоем. Я им говорю: «Миленькие, так это Белоярка, а мы в Екатеринбурге». Они говорят: «Правильно, только мы все из Екатеринбурга» Буду звонить главе, попрошу.

Потом подошли люди с проектом «Живая биофизическая модель мира». Читаю.

Потом я уже загрустил.

А потом женщина зашла. «Слушайте, говорит, вам ведь спасибо огромное! Сын-то у меня уже 9 лет не пьет» «Что, говорю, у нас был?» «Ну да, говорит, был Года 3 мне простить не мог, что сдала. Но ведь уже 9 лет не пьет! Я хоть жизнь увидела!» Вопрос у нее был по управляющей компании.

А потом пришел Серега Котов, адвокат, поэт и экстремист. Адвокатом он был настоящим, поэтом искренним, а экстремистом по убеждениям. Напечатал какие-то листовки, типа «Спасем Россию», ну и отсидел 4 года от звонка до звонка. А он реально хороший парень, я его знаю еще по ДК «Автомобилист». И ему надо снова получить статус адвоката. Похлопочу. И он мне говорит: «Женя, у меня есть идея. Надо прямо напротив здания областного суда поставить памятник невинно убиенному Георгию Хабарову» Ну, которого расстреляли по делу маньяка Фефелова в 1984 году. Маньяк Фефелов на каждые первомайские праздники насиловал и убивал по женщине. А Хабарова по этому делу задержали, осудили к высшей мере, и он до самого расстрела кричал, что невиновен. Но кто его станет слушать?

А еще один мужик, задержанный по этому делу, в камере повесился. Только потом Фефелова поймали. Я считаю, обязательно надо памятник поставить. Пусть смотрят из окошек, о жизни думают. Серьезная идея.

Подошли люди с Чехова 25А. Дом с 74 года аварийный и подлежит сносу. Ждали, ждали, написали письмо. Им ответили: «ваш дом давно снесен». Они говорят: «Алё! Минуточку! А мы тогда кто?» Разбираемся.

Следующим, сразу же, дом под снос на Библиотечной, 25. Двухэтажки там такие. 41 метр, живет 6 человек. Дают двушку на Билимбаевской. Клопы, тараканы, вонь. Просят ну хоть что-то поприличнее. Люди совершенно нормальные.

Следующее. Ребенок инвалид. Невозможность совместного проживания. Шансов нет, но никуда не сдают. Тяжелая история.

Потом пришла тетушка, у неё общественная организация «Ветеран». Ей отменили регистрацию. И она запереживала, потому что на самом деле организация была действующая. Где со стариками на экскурсию сходят, где чаю попьют, где песни попоют. И в этом был её смысл жизни. И вот она пришла ко мне. А я ей всегда помогал, а когда новый губернатор пришел, её уговорили подписать письмо, чтоб у Фонда здание отняли. Я ей говорю: «Галина Александровна, а чего ко мне-то пришли?» Она искренне удивилась: «А к кому?» Помогли, конечно. Но без удовольствия.
А потом пришел хороший мужик из КБ «Новатор». Книжку принес. «Основы гражданского благоразумия». Первая книжка у него называлась «Кормильцы и нахлебники». А сейчас новый проект – «Страна без негодяев».

А следом женщина. 78 лет, первая группа инвалидности. Мужа убили. Живет на Бардина. Пенсия 12 тысяч. За квартиру платит 5200. Батареи еле теплые. Смотрим, что можно сделать. Пока попросил Грома, чтоб отвез ей радиатор.

Люди пришли. Деревянный дом на 40-летия, с 96 года признан аварийным. Постройка 30-х годов. Внутри этих домов детский садик, поэтому территории мало и потенциальным застройщикам это место не интересно. И дом в аварийном состоянии есть не сгорит, еще неизвестно сколько может простоять. Просят включить в план.

А потом пришли Анна Николаевна, 36-го года. Повидавшая в жизни, хорошая женщина. Проблема со зрением. Здесь решим.

Следом девчонка молодая. Живет на Ирбитской с мужем, оба из области. Там купили комнату. А над ними живут таджики. В одной квартире человек 20. Уже 300 тысяч долгов накопили. Она все боится, что они ей дом сожгут. А там дома-то такие, сами разваливаются. Сложная ситуация. Занимаемся.
Пришли люди, делегация. Хотят сменить управляющую компанию. Причем, половина за, а половина – против. Может, и не против, а просто никуда ввязываться не хотят. Ну, в общем, пришли просить, чтоб все сделали за них. Так бывает.

Потом еще пришла делегация. Ассоциация гражданского территориального самоуправления. Суть – «участились случаи отчуждения общего домового и придомового имущества». Попросил, чтоб подготовили адреса.

Потом пришли люди с Уралмаша, с Бакинских комиссаров. Муниципалитет изымает частные дома под расширение дороги. Люди считают, что на самом деле, заказ застройщика. Для всех это родные дома, ветераны Уралмаша, жили там с сороковых годов. За 40 метров жилой площади и 6,5 соток дают миллион семьсот. Спрашивают: «куда мы за такие деньги?». Вообще, эта история мне не очень нравится, начинаем разбираться.

Следующая ситуация давняя. Один прокурорский, находясь в разводе, взял у бывшей жены дочку и, показывая ей пистолет в кабинете, застрелил. Его не посадили, но обязали выплатить 200 тысяч. Он устроился адвокатом, сменил фамилию, а деньги выплачивать бывшей жене не стал. Я, пока был депутатом, несколько раз заставил его платить. Потом он снова не стал. И вот люди опять пришли ко мне, а я им уже говорю: «Да отпустить вы его». Они говорят: «Нет».

Потом пришли родители из 35 гимназии. У них очень хороший директор, но ему исполняется 71 год и его в декабре хотят убирать. А его там в школе любят и уважают, и не хотят, чтоб он уходил. Думаю, что как-то решится, потому что люди все нормальные.

А потом ко мне пришел бедолага Макаров, ходит он в десантной форме со значками на груди. Ему 78 лет. Он единственный в мире мужчина, награжденный медалью «Мать-героиня». Он раньше набирал беспризорников, они у него жили, а потом уходили служить в десант. А чтобы им можно было учиться в школе, он их у себя в четырехкомнатной квартире прописывал. Бывало у него до человек пятнадцати. И вот один из его выпускников как-то подал на него в суд и отсудил комнату. И это старика подкосило. Он пришел уже очень постаревшим и говорит: «Женя, помоги мне кубинца в школу устроить. У меня парень живет кубинец, у него отец кубинец, а мать русская. Он по-русски очень хорошо говорит, а его в школу не берут.» Показал мне фотку. А там сидит, улыбается здоровенный молодой негр. Понятно, почему не берут. Ладно, подумаем.

Потом пришел еще старый человек, одинокий. Попросил помочь с ремонтом.

Потом еще пришла женщина. Пенсия 12 тысяч с ветеранским. Пять с половиной тысяч – оплата за коммуналку. «Как жить?» - спрашивает. «Не знаю» - говорю. Ну совсем край будет – приходите, чем-нибудь помогу.

Потом смотрю – экран телефона мигает. Беру трубку «Евгений Вадимович, здравствуйте! Вы знаете, что в Екатеринбург прибывает Олимпийский огонь? Вы понесете факел?» Я понять не могу – какой факел? Что, Олимпийский? Да ладно, кто ж мне доверит! Кладу трубку. «Заходите!»

Пришли парни. Профсоюз таксистов. Дельное предложение по единой диспетчерской службе. Передал в отдел по транспорту.

Толковый парень пришел. По пунктам подготовил список возражений против реконструкции Центрального стадиона и расписал преимущества строительства нового стадиона для Чемпионата мира 2018 года. Разумный подход, но решение уже принято. Ну а что я сделаю, если государству так уж необходимо деньги потратить?

Потом, через несколько человек, пришла женщина. Передала 140 тысяч под 30% годовых (все свои пенсионные деньги!) в кооператив «СВ-ГРУПП-ИНВЕСТ» гражданину Оганяну В.А., после чего вышеуказанный Оганян растворился. Она пошла в милицию. Ей в возбуждении уголовного дела отказали, потому как сама виновата. Занимаемся.

Потом пришли люди с предложением по единой справочной службе и отдельно показали запатентованное изобретение «Капсульные захоронения» - мумификация трупов без доступа воздуха. Покажу профильным специалистам.

Потом пришли люди, 30 лет в очереди на улучшение жилищных условий. Живут в одной комнате вчетвером, прописано восемь.

Потом пришли парни от Семена Исааковича Спектора. Дельный проект по спортзалам. Очень хороший проект, проработанный. Не хватает одной мелочи – финансирования.

А дальше серьезный случай. Викулова, частный дом. Две половины на четыре семьи. Женщина приехала из области, вышла замуж. Поселилась с мужем в начале 90-х. Одна дочь родилась в 96-м, а потом муж умер и она вступила в наследство. Ей – 1/36, и дочери 2/36. А вторая дочь родилась уже после смерти мужа. Ей ничего. И вот дом изымают под расширение дороги. Всех выселяют. Дом официально оценивают. Делят на 36, и умножают на 3. Она получает 540 тысяч рублей и с семнадцатилетней и четырехлетней дочерью идут на улицу. И никакого другого жилья у неё нет. Вы будете смеяться, но все по закону. По опыту, такие вопросы надо решать здесь и сейчас. Что и сделали. Благо, в администрации есть серьезные, думающие люди. Потом расскажу.

Потом пришла женщина. Серьезный экономист. Работала в серьезной аудиторской компании. И говорит: «Я потратила несколько лет, и просчитала схемы увода денег из системы ЖКХ. Договорились, что подготовим памятку.

А потом позвонили и сказали, что Серегу Колесниченко судья не стала арестовывать и отпустила. Потому что слушком уж надуманное обвинение. Сколько-то полегче.

Потом пришли люди и рассказали историю, как бойкие риэлторы споили владельца квартиры, и тот не приходя в сознание квартиру им продал. Родственники нашли его уже на помойке. Подали в суд. В дело включился серьезный адвокат. И сумел доказать, что деньги не передавались. И суд признал этот факт. И в решении было сказано, что деньги действительно не передавались, но это не является основанием для того, чтоб отменить сделку. Во как!

Потом пришли люди со своей историей и начала жаловаться, что судебные приставы не работают. Я вздохнул и подумал, что иногда даже хорошо, что они не работают.

Женщина пришла. Сыну 6 лет. Работает нянечкой в детском саду. Получает 7 тысяч. Снимает комнату, платит 8 тысяч. Спрашиваю: "А как живете?" Отвечает: "Старший сын помогает." Молодец сын. Нашли два варианта. Попробуем помочь.

А потом пришли люди, которые купили квартиру в ипотеку. Сколько-то платили, а потом не смогли. И банк квартиру забрал. А деньги МТС-банк не отдаёт. Занимаемся.

А дальше я перестал записывать. Потому что уже сложно сосредотачиваться.

А потом еще пришли люди по лесопарку имели 50-летия ВЛКСМ, там очень досадная ситуация. Вроде бы все что происходит, законно, только лесопарк становится все меньше и меньше. И много где так. И с Зеленой Рощей так, и с парком Энгельса так. Подготовили несколько обращений, постараемся систематизировать и найти решение.

А потом еще долго шли люди, и когда все закончилось, наступила тишина. Я поднялся в кабинет, а у меня за окошком завхоз Михаил Иванович приладил две кормушки для маленьких птичек. И уже синички прилетали!
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 108 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →