Евгений Ройзман (roizman) wrote,
Евгений Ройзман
roizman

Category:

Повседневка

Беженка пришла. Русская, из Узбекистана. Переехали всей семьей, семеро детей. Очень требовательная и недоверчивая. Искренне считает, что им все должны. Уверена, что у меня для них есть деньги, но я им не отдаю. Старшему сыну уже 29, он с семьей, и дочь уже с мужем, и сыну еще одному 19 лет, а четверо школьников. Посмотрю, что б все положенное получили. На самом деле это, конечно, не беженцы, а просто переехали.

Пришла женщина. В свое время за недорого купила квартиру в многоквартирнике, построенном без разрешения. Застройщик - хитрый наглый тип - построил кучу многоквартирных домов там, где строить их было нельзя. И продолжал строить и собирать деньги даже тогда, когда проиграл суды. И не было никакого механизма его остановить. А когда уже раскачались и возбудили на него уголовное дело, оказалось, что потерпевших уже более двух с половиной тысяч. По большинству этих домов уже существует решение о сносе. А люди зачастую продавали свое единственное жилье, чтобы купить квартиру в этих новых домах. И деньги им сейчас никто не вернет, и идти им некуда. Одна из самых сложных ситуаций. Изобретаем, что можем. Где-то пошла навстречу большая строительная компания – расселила. Где-то на личных отношениях с приставами решаем. И признать их обманутыми дольщиками нет никакой юридической возможности. Сложнейшая ситуация.

Потом женщина пришла пожилая. Ей перестали давать субсидию на оплату услуг ЖКХ. Сразу стало понятно, что она не платит за капремонт. Мало того что не платит, она и не собирается. На самом деле, федеральный закон об освобождении льготных категорий граждан от оплаты по взносам за капремонт уже готов, но на уровне области его еще не приняли. Видимо готовятся ближе к выборам осчастливить пенсионеров. Тетушке этой уже за 80, она до конца этой политики не понимает, но платить не будет точно.

Потом пришли с Сахалинской, 14. Частный сектор застраивает компания «Эфес». А расселить их по-человечески не могут, а судя по всему и не хотят. А они там прожили всю жизнь, ехать в пикуля не согласны и боятся, что их просто сожгут. Потому что рядом дома уже горели. А я считаю, что на федеральном уровне надо принимать закон, что если ты строишься на месте частного сектора, то или давай людям квартиры в первых этажах строящегося дома, или построй для них в этом же квартале отдельный дом. Тогда будет справедливо. Занимаемся.

Потом пришла женщина, взяла кредит для чужих людей. Подруга попросила. Естественно кредит повесили на нее. Платит много лет, забирают половину пенсии. У нее еще муж был, но умер от сердечного приступа. Немудрено. Платить ей осталось еще 620 тысяч. Когда муж умер, она на его похороны назанимала денег, а отдавать не с чего. А сын, который с ней живет, вместо того, чтобы работать и матери помогать, уехал на Донбасс воевать. Вернулся подраненный. И у нее создается впечатление, что тут все в тылу отсиживаются, а ее сын за всех кровь проливает. Жалко тетку.

И снова, по этому же застройщику. Сын с женой живут уже в Екатеринбурге и пригласили мать из Ростовской области, из города Шахты. А ей уже 55, уговорили. Она продала там квартиру, а здесь сын отвел ее к этому же застройщику Воробьеву, и она оформила договор займа, вручила ему 800 тысяч, и он обещал ей в течение трех лет однокомнатную квартиру. И ни хрена он ей не отдаст, потому что изначально не собирался. Она сейчас работает нелегально, снимает квартиру. Пришла к сыну с невесткой, а они говорят: «Ну, вы уж, мама, там как-нибудь сама».

Пришли спортсмены-общественники с Гурзуфской. Там, говорят, такой хороший стадион, мы там всю жизнь бегали, а сейчас все обнесли забором и стали на ключ закрывать. Нехорошо получилось, бегать больше в районе негде. Стали всех обзванивать. Выяснилось, что как только калитку открывают, на школьный стадион начинают ходить люди с собаками. Собаки, естественно, гадят. Да еще и пиво приходят пить. Поэтому и закрыли.

А потом пришла женщина, тридцать лет на очереди стоит. Стояли еще родители. Отец работал в аэропорту, и его убили. Просто какой-то подонок в двенадцатом году решил ограбить банкомат и застрелил мужика. До сих пор, кстати, не поймали. А у них в семье было пять детей, и была комната 18 метров. А теперь у нее уже у самой трое… А, вообще, из этого дома на улице Главной уже двадцать шесть человек стоит в очереди. Здесь есть одна очень серьезная проблема. Город не будет строить муниципальное жилье, пока не закончится действие закона о приватизации. Закон о бесплатной приватизации, с одной стороны, дает некие социальные бонусы определенным категориям людей, а, с другой стороны, остановил строительство социального жилья в городах. Это касается не только Екатеринбурга. В общем, как та обезьяна - между умными и красивыми.

А потом пришла женщина - я ее знаю. Много лет ей помогаем, они беженцы из Киргизии, русские. Сын лежит с тяжелой онкологией, а ей уж под 70, все что-то хлопочет, полы моет, подрабатывает где может. Хорошая тетка. Лара будет заниматься. Кто захочет помочь – имейте в виду. За последний прием кроме них было шесть семей. Трое многодетных и с детьми-инвалидами. Там надо все: и медикаменты, и продукты, и школьные принадлежности. К сожалению, таких становится все больше. И таджичке этой с четырьмя детьми постараемся помочь. Зовут ее Идимо. Кстати, если у кого-то возникают вопросы. У города нет никаких фондов и никаких полномочий по оказанию социальной помощи. Это мы уж тут сами.

Кстати, еще беженцы приходили. Скорее не беженцы, а так, переселенцы. Приехали парень с девчонкой с двумя детьми из Молдавии. Трудолюбивые, ни на что не жалуются, как-то встраиваются. И им после Молдавии у нас очень нравится. Мужик, кстати, устроился сразу в какую-то шиномонтажку, но умеет работать и на бульдозере, и на экскаваторе. Имейте в виду. Мечтают о своем небольшом доме с участком, работы никакой не боятся. Интересно, что в Кишиневе им говорили, что здесь их ждут и будут подъемные по 150 тысяч на человека. Денег никаких не дали, но они не обижаются.

Пришла Ольга, руки как у мужика. Всю жизнь работала на Турбинке. Пошла на обед, на нее налетел автокар. Повредили голову, долго лечилась, инвалид 2 группы, мать-одиночка. А сынок ее Костя родился недоношенный, с кучей болезней, но она его выходила. Такой замечательный парень. Стихи читает и прозу, лауреат всяких конкурсов. А проблема в том, что она стоит на очереди много лет и номер у нее – первый. Мы стали разбираться и выяснили, что шанс у нее все-таки есть, но пока она жилье снимает. Получает пенсию как инвалид. Экономит на всем, кроме сына. Вот уж кому действительно хотелось бы помочь.

Потом пришла женщина, сыну 50 лет. Уже четыре месяца завод не платит зарплату. Принесла телефон директора: «Можете позвонить?». Могу, говорю, как фамилия сына? Она говорит: «Не могу сказать, потому что его уволят сразу». Короче, деликатная история.

И еще девчонка пришла. У нее двое детей маленьких и кредиты. И у нее забирают все детское пособие. А девчонка работы не боится, но ей нужна временная регистрация в Екатеринбурге, потому что в Арамиле сестра-алкоголичка, родительская комната одна на двоих и работы нет. Если у кого есть подсказки по временной регистрации - буду очень признателен.

А вообще - очень много проблем связанных с алкоголиками. И в коммуналке с соседями, и внутри семьи. И у многих проблемы возникли именно из-за алкоголя, просто они себе в этом не признаются. Считаю, что это основная проблема в России.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 41 comments