April 7th, 2006

лето

(no subject)

Между прочими блеснул Жирик. Предложил депутату Герасименко в рамках борьбы с курением обойти кабинеты депутатов, и тем депутатам, которые курят, тушить чинарики об лоб. И строго добавил, что эта вредная привычка пришла к нам от уголовников и их друзей большевиков.
Пожалуй, это забавнее, чем птичек стрелять.
лето

(no subject)

Много еще было всего. Провалили несколько законопроектов. Принципиально голосовал "за". Полный отстой. Не хочу вас грузить.
лето

(no subject)

В конце 80-х годов у нас на Ленина, 11 в старом здании Станции вольных почт открылась выставка неформальных художников. Все придумал Витя Махотин. Это был глоток свободы. Жители города очень любили выставку. Люди шли каждый день. А мы оттуда вообще не вылезали. Я еще тогда стихи писал. Там я впервые увидел картины Алексея Языкова “Азия” и “Пастухи”.





Увидел и обомлел. За “Пастухов” была назначена цена 1000 рублей! В то время я вообще не знал, что в природе существуют такие деньги. (Как оказалось позднее, автор тоже не знал, и никакой разницы 1000 или 10000 для него не существовало.) Тем не менее, я решил эту картину купить. Насобирал денег, пришел к Вите Махотину, а он, потупив глаза, скорбно мне сообщил, что картину уже купили. “Ты делаешь мне больно” — сказал я Вите. “Еще бы” — ответил он.

Collapse )
лето

(no subject)

По телевизору показали, что оленеводы Ямала массово вступают в ЕР. Им привезли полевую кухню и провели ликвидацию политической безграмотности.
Надеюсь, что они вступят в партию вместе со своими оленями.
лето

(no subject)

Пришла в приемную красавица блондинка, жена этого ворошиловского стрелка.
- Не знаю, - говорит, - что делать. Суд назначили.
К мужу пришли адвокаты и говорят:
- Извинись – все нормально будет.
- Еще чего! Они первые начали.
Адвокаты уговаривают:
- Не капризничай! Извинись. От тебя не убудет. А так – лет 8 дадут.
- Да не буду я перед ними извиняться!
- Ну тебя же посадят!
- Посадят – отсижу. А извиняться не буду. И не уговаривайте.


Позиция, однако.

Зоя Васильевна спрашивает ее:
- Что делать собираешься?
- Что делать? Ждать.
лето

(no subject)

Что касается позиции, я повеселее историю знаю.

Когда Олег Пасуманский учился в 144 школе, у него был одноклассник Юра, тихий сосредоточенный парень. Работал оператором на телевидении. Жил в коммуналке на Уралмаше. На редкость безобидный человек.
Соседи у него были алкоголики. Они все время пили. Водили гостей и все время у Юры что-нибудь воровали. И при этом над ним смеялись, потому что Юра носил очки. И этот факт казался им особенно потешным.
Они не давали Юре спать.
Однажды он им сказал:
- Не трогайте меня.
Они продолжали над ним смеяться.
Тогда он пришел к ним и, пальцем поправив очки на переносице, серьезно сказал:
- Не трогайте меня, а то я вас убью.
Они ему не поверили, и он их убил.
Когда его судили, он пытался объяснить прокурору и судьям:
- Я же их предупредил. Я же им говорил. НЕ ТРОГАЙТЕ МЕНЯ!
Ему дали 14 лет.
Родители у него умерли. Возил ему передачи и хлопотал за него только Олег Пасуманский. Через долгих 9 лет путем долгих переговоров и гигантской гуманитарной помощи колонии Олег сумел договориться, что Юру освободят условно-досрочно.
Юру вызвали на краткосрочное свидание и Олег радостно сообщил, что он обо всем договорился. Для того, чтобы Юру освободили, ему надо доказать, что он окончательно стал на путь исправления. А для этого ему, всего-навсего, надо поступить в заочный университет.
Юра насторожился.
- Это еще зачем?
- Ну, понимаешь… - снова начал Олег. - Для того, чтобы показать, что ты стал на путь исправления, ты должен поступить в заочный университет...
- Не нравится мне это. - твердо сказал Юра. - Не буду я никуда поступать. Я не хочу, чтобы мной манипулировали. Мне свобода дороже. Конвойный, уведите меня!
Сидит до сих пор.
Это вам не Галилео Галилей. Позиция!