May 16th, 2006

лето

(no subject)

Похороны у Метелева. У Дома художников собралось много народу. Редко удается увидеть столько достойных людей в одном месте.
Герман, как и Брусиловский, закончил Репинку. Потом его оставили там в аспирантуре. Он умел делать все. Живописец, он делал настоящую гравюру, оформлял книги, был скульптором, занимался монументалкой. Кроме того, один из последних кто работал с мозаикой. Одно время он преподавал в училище имени Шадра. К тому же он был и плотником, и столяром. Помогал всем. Он мог один поднять покосившуюся избу, и очень многим, у себя в деревне, сложил печи. Из транспорта у него был только велосипед. Зимой он тоже на нем ездил. Настоящий русский мужик. Очень талантливый. Со всеми последствиями.
В 1998г. мы с Брусиловским приехали к нему в мастерскую, на углу Восточной-Декабристов. Отобрали 10 работ. Они у меня, к сожалению не отфотографированы. Но одну 60-х годов "Аэропорт в Уктусе" я повесил у себя в кабинете.
лето

(no subject)

Один парень женился. Сказать, что жена красавица, так нет. Что женился спрашивается? Все женятся и он женился. Однажды возвращается с работы невовремя, ну а там просто камасутра какая-то. Он схватил первое, что попалось под руку, и любовника жены убил. Но убил как-то непросто. Что-то видимо сначала отрезал и и т.д. Дали ему 19 лет. Отсидел 11. Общими усилиями добились его помилования. Освободился, поехал к жене. Хотел ей что-то сказать, видимо в последний раз не договорили. Обзывался, разбил окно. Дали 4 года. Отсидел 2. Освободился по амнистии. Ему говорят:
- Смотри, не вздумай больше с женой встречаться и разговаривать. Она тебя законопатит так, что ты уже не освободишься никогда.
- Вы чего думаете я совсем дурак чтоли? Я только съезжу одним глазком взгляну...
лето

(no subject)

Встретил писателя Германа Дробиза. Рассказал ему историю про члена Союза писателей Уебаева.
- О!, - говорит Герман Федорович, - я же его знал! Он сам, - говорит, - из Алма-Аты, писал пьесы. Но театры эти пьесы не ставили. Он в большом огорчении и досаде пошел к Министру культуры. И начал выговаривать ему. Министр культуры говорит:
- У тебя хорошие пьесы, но если мы их поставим, на всех афишах будет написано: "Автор пьесы Уебаев". Что люди скажут? Ты уж, пожалуйста, возьми псевдоним.
- Еще чего, - гордо ответил Уебаев.
- И так как я ни разу на афишах так и не увидел этой звонкой фамилии, - печально закончил Герман Федорович, - думаю, что он все-таки взял псевдоним...
- Ага, - говорю, - или наоборот.
лето

(no subject)

Пошел с маленькой дочкой гулять. Идет на встречу одна официальную тетушка, уже пожилая, но все еще ядовитая. Поставленным голосом:
- Женя, здравствуйте, как Ваш папа? Он еще жив?
- Еще как, - отвечаю.
- А это, - говорит, - кто такая? Наверное Ваша внучка?
- Что Вы, - отвечаю, - Генриэтта Адольфовна, это моя младшая сестра. Вот, водиться заставляют...
У нее открылся рот и она стала говорить:
- Ап-ап-ап...
Вот тебе, думаю, старая перешница!