August 9th, 2006

фонд

(no subject)

Пришла девчонка. На днях рожать. Мужа закрыли. Опер Госнаркоконтроля.Задержанный наркоторговец выбросился из кабинета в окно. Высота 5метров. Повредился. Написал заявление. Опера арестовали. Наркоторговецна свободе.
Будем заниматься.
http://roizman.livejournal.com/210472.html



Задержали наркоторговку. При чем она не сама по себе торговала, а продолжала дело сына. Сын-барыга получил 10 лет. Из лагеря (!) созванивался с таджиками, потом звонил матери, говорил, куда подъехать за героином, и мать развозила наркотики по всем его бегункам. А возил ее один молодой урод, который знал все точки и все схемы. Фамилия его – Ведров.
Когда его приняли, в его показаниях даже надобности особой не было – эта баба рассказала все сама. Кроме того, долгое время велось наружное наблюдение.
У этого водителя реально могли быть какие-то повреждения, потому что задерживал их спецназ. Те с мирным населением-то не церемонятся, а с наркоторговцами и подавно. Его привезли и посадили в кабинет, пристегнули к ножке стола. Он умудрился отвинтить как-то эту ножку, и вылез в форточку в наручниках головой вперед. И убежал.
Заявление написал через два дня. А так как спецназовцев он опознать не мог, потому что они были в масках, то ткнул пальцем в молодого опера Салаватова, единственного нерусского (он дагестанец).
Салаватов закончил юридическую академию и год работал в ФСКН стажером. Это было, фактически, его боевое крещение. Красиво начал!
Все опера убеждены, что Салаватов Ведрова не бил. Его просто незачем было. Я тоже так считаю.
Посмотрим, чем закончится.
лето

Безотносительно

Нина Искренко

Когда сидишь полдня в травмпункте
то хочется сидеть в трактире
Ну на худой конец в сортире
В театре на худой конец

Но просидев полдня в трактире
уж хочется сидеть в Кремле
в палате скажем Оружейной
в Алмазном фонде наконец

А отсидишь полдня в Кремле
в палате скажем депутатов
Отголосуешь Отбомбишься
Отъешься на худой конец

И думаешь на сон грядущий
Что день грядущий мне готовит?
В Кремле сидим ведь ёлки-палки
А где ж потом прикажете сидеть?

Очнёшься Тьфу
Опять в травмпункте

лето

(no subject)

Утро началось в приемной по делам инвалидов на Уралмаше. Вдохнул горя полной грудью. Куча обращений.

Первое: парень, 30 лет, ДЦП. Борется изо всей силы. Компьютер - окно в Мир. Весь скрюченный. Печатает одним пальцем правой ноги. Просто просит помощи.

Следующее обращение: женщина, 32 г.р., труженик тыла, ветеран труда. Стаж более 50 лет. Не может поставить себе зубы. Обратилась за помощью (Ковалевский переживает: последнее время идет очень много народа по пенсиям).

И еще порядка 50 обращений…

Приехал к себе. Полная приемная народа.
лето

(no subject)

Дюша меня поправил:
- Было, - говорит, - немножко не так.
Я захожу в «Шоко». Смотрю, там гордо восседает Попов (Танчик) и Утырок (Сказочник). Танчик всю жизнь торговал героином, а Сказочник - кокаином в «Кэфе» и «Подвале», а сейчас перебрался в «Снег». Я его увидел с порога и заголосил: «Еще тут псы-наркоторговцы в приличные места ходить будут?! Пошли вон отсюда, черти!» Полный ресторан народа. Сказочник-то сразу куда-то рассосался, а Танчик вздумал возмущаться. Тогда я ему дал оплеуху, подтащил к выходу и вдогонку пнул под жопу.
Спрашивает меня:
- Женя, скажи, я как депутат Гордумы могу наркоторговца под жопу пнуть?
Я успокоил Дюшу:
- Дюша, каждый уважающий себя депутат не может, а обязан пнуть под жопу наркоторговца.