August 18th, 2006

лето

(no subject)

Вчера работали в Полевском. Прошло очень много народа. Говорят, что мэр города возмутился, почему его в известность не поставили. Удивительные люди! Если они приезжают в Екатеринбург по работе, они ведь нас в известность не ставят. Старорежимные замашки. Боится, наверно, по башке получить за то, что я в город приезжал.

В Первоуральске и того хлеще! Мой помощник уже не первый год ездит в Первоуральск и ведет прием в Обществе инвалидов, при чем делает это по личной инициативе в свободное от основной работы время и в другом городе (он сам инвалид и проблемы инвалидов принимает обостренно). Звонит вчера заместитель мэра Первоуральска и орет в трубку:
- Если еще у вас помощники Ройзмана прием вести будут, мы у вас помещение отнимем!!!
Проявил рвение, пес актерский. Попробуй только пальцем их тронь! Я тебе так отниму – своих не узнаешь! Я все понимаю: выборы, административный ресурс, врожденное жополизательство… Ну, совесть-то какая-то должна быть.

В одном из городов неприятный случай. Мальчик 4 лет в подъезде пропорол руку шприцем, шприц отвезли в Центр СПИДа, по остаткам крови определили ВИЧ. У мальчика пока результаты отрицательные. Родители в шоке.
Сталкиваюсь с подобными случаями время от времени. Первый раз в 2000 году. Нарколыги кололись в песочнице и бросили там шприцы. Дети в средней группе выбежали на прогулку, укололась маленькая девочка.

Была интересная добавочная информация от жителей по полевским операм. На судью, которая выносила приговор, откровенно давил председатель суда. Оказывается, следователь, который вел это дело, – его сын, и председателю суда никак было нельзя, чтобы сын обделался (в небольших городах такое встречается часто). Напишу в Генпрокуратуру.

А в основном, проблемы одни и те же.
лето

(no subject)

Зоя Васильевна и Андрей Сальников ведут одно серьезное дело. Я узнал только вчера. У нас был случай: на скамейке бомжу стало плохо. Сердобольные жители вызвали скорую. Скорая бомжа забрала, укол поставила и выгрузила обратно на скамейку. И вот к нам приходит парень лет 20-ти.
- Я, говорит, - за этим бомжом посматриваю и его подкармливаю. Но дела его плохи. Одной ноги у него нет, а другая сломана, и долго он так не протянет.
Зоя Васильевна с Андреем начали методично разбираться. Оказывается, у мужика когда-то была однокомнатная квартира. В 1989 году он подрался на улице, и ему дали два года. Время было мутное, и когда он через два года освободился, в квартире его жил какой-то милиционер. Мужик пошел в кировский паспортный стол со справкой об освобождении. Там были готовы. Справку порвали на его глазах и вытолкали взашей. И вот побрел он, солнцем палимый. Перебивался случайными заработками и не мог получить паспорт. Мыкался, мыкался – запил. Нигде не числится. Был человек – и нет человека.
Зоя Васильевна закусилась, связалась со всеми. Направила запросы в ГУФСИН, в паспортную, полезла в архивы. Андрей подготовил все запросы в Минздрав и соцзащиту. Думаю, что у нас получится.
Порадовало меня то, что есть у нас неравнодушные люди, и что наши замечательно умеют работать без меня.
Попрошу Зою Васильевну, чтобы обязательно нашла мне фамилию того мента, который занял квартиру этого бедолаги.
лето

(no subject)

Мы с Доросинским были на мотокроссе в Ирбите. Гонялись колясочники. Зрелище жутковатое. Саня говорит:
- Давай прокатимся! Нам разрешат.
Я говорю:
- Давай! Только я за рулем, а ты в коляске.
Не договорились.

А там была замечательная женщина, глава Ирбитского района. Я ей подарил серебряного зайку. Жополизы донесли. Ее вызвали на правительство. Вышла бледная и потерянная. Подозреваю, что зайку отобрали.
за рулем

(no subject)

Закончил прием, попрощался с людьми, поехал на старт. Вова уже там. Звоню:
- Вова, ничего не забыл?
- Вроде, не забыл. А самое главное взял!
- А что, - говорю, - по-твоему, самое главное?
- Как что? Каски! И туалетная бумага "Богатырь" :)