October 24th, 2006

лето

(no subject)

Друзья!

Девчонка 19 лет, живет в Михайловске, учится в институте, инвалид 2 группы по зрению. Все деньги уходят на лечение.
Нужен рабочий компьютер с большим монитором.
Кто хочет помочь, телефон матери:
дом. 8-34396-51648, моб. 89045405900 - Светлана.
Будем очень признательны.

UPD Друзья! Огромное всем спасибо. Проблему решили.
лето

(no subject)

Пришли несколько женщин. С этим делом мы столкнулись с Зоей Васильевной еще зимой.
Наглая тетка под разные проекты брала деньги, а когда наступало время отдавать, рассказывала сказки.
Когда уже наглые потерпевшие слишком доставали ее, она обещала отдать деньги и договаривалась о встрече. Окрыленные заимодавцы теряли бдительность, расслаблялись и искренне ждали когда им вынесут деньги. Деньги не выносили, зато появлялись сотрудники УБОПа, клали всех на землю и оформляли кредиторов за вымогательство! Эта примитивная схема действовала. Сидят четверо человек. За свои деньги.
Мы влезли в ситуацию. Сумели поднять все по этой злобной тетке. По ней возбудили двенадцать (!) уголовных дел, но дали ей убежать. Она сейчас в розыске. А люди-то сидят.
Работаем.
лето

(no subject)

Один местный журналист развелся с женой. У них был ребенок трех лет.Они стали его делить. Подали друг на друга в суд. Судились год. Мать ребенка прятала. Отец стал его воровать. Когда удавалось, мать писала на отца заявление в прокуратуру. Он в ответ снимал ребенка, фиксировал у него побои, брал пространные интервью и писал заявление в прокуратуру. Мать в ответ делала ровно то же самое. Ребенка измордовали окончательно. У него, разве что, не эпилепсия. С виду совершенно нормальные люди.
Пришел журналист ко мне, попросил написать обращение в генпрокуратуру по поводу его жены, что не дает ему видеться с ребенком. Я смотрю на него и говорю:
- Тебя посадят.
Он говорит:
- Я не остановлюсь.
- Во-во. Я же говорю тебе, что тебя посадят.
- За что? - спрашивает.
- Да ни за что. Видно, - говорю, - что дело идет к тому.
- Почему?
- Мне не объяснить тебе. Потому что ты все для этого делаешь.
Жалко мне его. Разговаривать уже невозможно - вообще ничего не слышит (оглушен своей правотой).
Допускаю даже, что он прав.


Не буду рассказывать как все было дальше. Сами понимаете, нудно и некрасиво.
Пришел же бедолага.
- Дали год - условно. За угрозу убийством бывшей жене, которую кроме бывшей жены никто не слышал. Кроме этого, в Орджоникидзевском еще одно уголовное дело за избиение собственного ребенка. Мальчика 4,5 лет мать заставила давать показания, что отец его избивал. Я готов поручиться, что этот человек никогда в жизни не бил своего маленького сына. Хотя бы потому, что он его очень любит. И видит редко. Но за Орджоникидзевский суд я не ручаюсь. Кроме того, по заявлению жены возбуждено уголовное дело на мать этого мужика. Она заслуженный учитель, кавалер "Ордена Ленина". Видимо тоже угроза убийства.
Предсказания начинают сбываться.
лето

(no subject)

Пришла девчонка. В Заречном директора детского дома "Надежда" посадили за истязание детей (известное дело). Дали три года. Девчонка пришла заступаться. Сама воспитанница дет. дома. Несколько последних лет жила в семье директора.
Показания на директора давали два бывших воспитанника. Один из которых брат этой девчонки. Она знает, что брат наврал.
Мы попытаемся понять, что произошло. (Вообще, к делам по истязанию я отношусь очень осторожно. На нас, бывало, возбуждались уголовные дела по истязаниям на основании заявлений людей, которых мы никогда в жизни в глаза не видели).
лето

(no subject)

Среди всех сегодняшних квартирных вопросов один обычный. Парень уволился из ОМОНа воевавший, раненый, награжденный. Выслуга - 25 лет. Вместе с семье живет в съемной квартире. Получил жилищный сертификат. 17 000 рублей за квадратный метр. В городе дешевле 50 000 не найти. Полная приемная пожилых людей, ему неловко, что отнимает время. Виновато улыбается: - Дурят нашего брата...
Позвонил Хованской, нажаловался.
- Привези, - говорит, - документы, будем думать.
фонд

(no subject)

В свое время, когда мы громили винтовое движение в городе, к нам попал в руки один известный варщик. На самом деле, мы за ним охотились три месяца. Леха Широков его приделал. В силу обстоятельств (милицейская ошибка) закрыть его не удалось. И он остался у нас в Фонде. Как и у всех винтовых, ноги у него бежали вперед головы. Год пробыл он у нас на оперативной работе, потом поступил в институт, сейчас на четвертом курсе.
У него сегодня день рождения. Пришел, тортик принес. Сидел с девчонками, пил чай, как взрослый.
лето

(no subject)

Коридор пустой. В последнем кабинете у Зои Васильевны, Андрея Сальникова, у Алины и у Тони еще люди. Делаем последние звонки. Вика разбирает обращения. День заканчивается. Много работы сделано. Что-то получилось.

Сегодня выпустили из тюрьмы полевских оперов. Был праздник. От нас на суде была Зоя Васильевна. Возил ее в Полевской Женька Маленкин. Пока ждали Зою Васильевну, приделали наглючую барыгу, которая лет 10 торговала в Полевском техническим спиртом и никого не боялась. Полевские милиционеры-девчонки не верили, что это возможно.
Молодцы парни.