October 26th, 2006

лето

(no subject)

Спозаранку звонок. В Каменске наши нахлобучили цех подпольный на 5 000 бутылок в сутки.
- Чей цех? - спрашиваю.
- Чей,чей... зверячий. Лил русский. В трехкомнатной квартире (т.е. весь дом знал).
- Из чего лили?
- Из гидролизного.

Молодцы, парни! Мне Трезвый город напоминает Фонд в лучшие годы.
лето

(no subject)

Еле прошел в кабинет. Полный коридор народу.

Пришел здоровенный мужик, с цыганского поселка, с Отрадной. Цыгане строятся и селятся вокруг, самовольно захватывая землю. Местных уже меньше, чем цыган. Никто ничего сделать не может.
Я буду заниматься всерьез, уже по той причине, что у меня за последнее время очень много обращений от жителей города, которым дорого покупать квартиры, но которые готовы строится, если им выделят 3-4 сотки земли. Но никто ничего не выделяет.
лето

(no subject)

Парень 33 года. Трое детей. Совершенно внятный. Пытается получить кредит для покупки жилья. Ничего не получается.

Мужик, двое детей, комната в общаге. Работал на кирпичном. По вине предприятия попал под высокое напряжение. Ослеп, сгорела рука до локтя. С предприятия не получить - официально обанкротилось. Сестра придерживает его за культю, потому, что в левой руке у него палочка. Из общежития выселяют. Занимаемся второй день.
лето

(no subject)

За эту неделю куча обращений по детским садикам. Пять за сегодня. Сумма первого взноса, в простых садиках, на окраинах, доходит до 50 000. Для малообеспеченых, особенно для одиночек, вообще нереально. Во многих случаях удается решать.
лето

(no subject)

Делегация чернобыльцев. Точно известно, что выделены деньги по компенсациям, никто не может получить.

Продолжаем заниматься делом по единственной женщине-ликвидатору в Свердловской области. Негде жить. Суд проиграла. Не можем понять почему.
От Шойгу пришел невразумительный ответ. Продолжаем работать. Попросил чернобыльцев, чтобы если что поддержали.
лето

(no subject)

Пришел мужик. Оглядывается. Смотрит, чтобы никто не подслушивал. В 86 году учился в Университете. Собирался издать Солженицина. Кто-то сдал. Забрали в КГБ. Держали 20 дней. Перевели в психушку. Сажать не стали. Сколько-то лет не мог устроится на работу. Просит сделать запрос, чтобы дали ознакомиться с делом в архивах ФСБ. Просит, чтобы об этом никто не узнал. Эх, думаю, тебя, бедолагу, шмякнуло...

В Усть-Выми директором музея был интеллигентный человек, из Тулы. Историк. В конце 70-х, ему за распространение "Архипелага" и прочие шалости дали десятку. (- Многовато, - говорю.
- Ты что, Женя! Я же в составе организованной группы). Отправили в Коми. Вышел на поселение. Семья распалась. Остался в Усть-Выми научным сотрудником, потом - директором музея. Музей хороший, и мужик хороший. Сейчас на пенсии.
лето

(no subject)

Пришел армянин. Кололся 6 лет. Сидел. Паспорт гражданина СССР. Седьмой год не может получить гражданство. ВИЧ-инфицирован. Маргарита Александровна даже разговаривать с ним не стала. А мне чего? У нас пол Изоплита ВИЧ-инфицированы. Разговаривал. Хотя я не понимаю с чего он должен становится гражданином России. Но все равно разговаривал.
лето

(no subject)

Половина сегодняшних дел - по жилью. Но всем забил гол сын известного композитора. Типа: было у отца три сына...
Потребовались ему деньги и он заложил замечательную двухкомнатную квартиру, стоимостью 2,5 миллиона за 797 000 рублей под 4,5% в месяц. Написал доверенность заимодавцу на распоряжение жилплощадью. Получил 197 000 рублей - первый транш. Передал паспорта: свой, жены и сына. И комплект ключей. Наступила тишина...
Через некторое время приехал на квартиру взять что-то из вещей. С удивлением увидел трудолюбивых таджиков, радостно совершающих евроремонт! На истеричный вопрос: "Кто их нанял?" Таджики честно сказали: "Вова". Вова был найден и дерзкими руками пианиста взят за грудки. Отмахнувшись, Вова с удивлением ответил, что квартиру он купил за 2,5 миллиона, а этого интеллигентного очкарика в упор не видит. А вещей в квартире никаких не было!
В результате непутевый сын лишил квартиры себя, жену и ребенка.Лишился всех вещей, и кроме того, отцовского рояля. И вдобавок, вся семья осталась без паспортов.
Спрашиваю его:
- Объясни мне, как это могло произойти?
На что он мне внятно ответил:
- Я был как в тумане.
Исчерпывающе.
Занимаюсь изо всей силы.
лето

(no subject)

Дождавшись своей очереди в кабинет решительно зашел длинноволосый парень. Я видел его в 85 году в Университете. Он не изменился.
- Женя, серьезная новость.
- Что такое?
- Атлантида нашлась!
- Где?
- В Свердловской области.
- Место?
- Под Верхним Тагилом!
- Что делать будем?
- Надо копать.
- Глубоко?
- Метров 10-12.
- Пиши обращение. Вопрос слишком серьезный. Сделаем все официально.
лето

(no subject)

Ощущение безнадежности. Работаешь, работаешь, работаешь, выглядываешь в коридор - очередь стала еще больше.
лето

(no subject)

Энергия уходит когда сталкиваешься с безнадежным делом. Слушаешь внимательно, смотришь в глаза, считаешь и вдруг четко понимаешь, что нет шансов. Не хочешь соглашаться. Начинаешь думать еще сильнее. Батарейки садятся. Говоришь:
- Подождите.
Идешь к Зое Васильевне, к юристам. Разговариваешь. Убеждаешься, что шансов нет. Возвращаешься сказать об этом человеку, и вместо этого произносишь:
- Подождите, я еще подумаю.
Звонки, консультации.
Когда уже окончательно убеждаешься что решения нет, говоришь:
- Оставьте обращение. Попробуем.
В этот момент ты уже точно знаешь, что шансов нет.
И вдруг оно решается.
Поэтому надо стараться работать до конца.
лето

(no subject)

А еще нам тетушки с Фигурной притащили горячих пирогов. С капустой и с картошкой. Откуда-то узнали и сделали без лука. Тронут. Всех угощали.
лето

(no subject)

Приезжали люди из Ростова, из Саратова, из Новосибирска. Собирают информацию по Фонду. Хотят попробовать в своих городах.
лето

(no subject)

Очень мне приятно, что Ринат Садриев стал депутатом областной думы. Он председатель союза офицеров запаса, так я сейчас всех военных на него замыкаю. Все полегче.
фонд

(no subject)

Полный кабинет народу. Влетает хорошо одетая, ухоженная, разъяренная женщина. Всех расталкивает. В голос:
- Из-за Вас я потеряла сына!!!
- Из-за меня?
- Из-за Вашего Фонда!
- ?!
- Он был в Вашем Фонде, а теперь умер!
- В Фонде?
- Нет. Дома. Он сбежал из Фонда, и поставил себе укол. И умер.
- То есть от передозировки?
- Да. Но это из-за Фонда!
Что я ей скажу?
- Простите, - говорю, - меня...
А тут Андрей, старший на Изоплите.
- Расскажи, - говорю.
- Она сдавала его. Такой, мамин сын. Месяц побудет, придет в себя, даст ей слово - она забирает. Через неделю начинает колоться, она снова нам звонит. И так несколько раз. Последний раз мы уже не хотели его брать, мы же не отстойник, она уломала, упросила. Через месяц снова забрала. Она ему деньги на наркотики сама давала. Он только:"Мама, мне плохо!" Она ему тут же денег. Он с другом вместе кололся. Порошок чистый был. Друг-то выжил, а этот отъехал. Можем друга выхватить узнать барыгу, у которого брали.
- Узнавайте, - говорю.
лето

(no subject)

Всего, что за день произошло, уже и не вспомнить. Да и не все хочется вспоминать. День пережит, и слава Богу!
Всем привет!