November 2nd, 2006

лето

(no subject)

Александр Лебедев готовит закон о сделках с правосудием и уже очень активно его проводит. Прямо скажем, грамотно.
Сегодня он пригласил на заседание нашего Комитета бывшего госпрокурора из США У.Рэндольфа Теслика. Последний прочитал замечательный доклад на тему: "Сделки между обвинением и защитой в системе уголовного судопроизводства в США". Все слушали внимательно.
Я сидел рядом с Куликовым. Анатолий Сергеевич повернулся ко мне и говорит мрачно:
- Ага, у нас в системе уголовного судопроизводства тоже существуют сделки между обвинением и защитой - коррупцией называется…
Илюхин задал несколько серьезных вопросов. А потом выступил Александр Иванович Гуров и, пользуясь случаем, покритиковал правоохранительную и судебную системы США.
лето

(no subject)

Поехали мы как-то с Новиковым к Владыке. На первом этаже нас поймал один известный священник. Оказалось, батюшка одержим творческим зудом и считает, что написал замечательную поэму о сегодняшней жизни:
- Женя! Саша! Вы же сами не чужды литературным проделкам. Ха-ха-ха! Я хочу вас ознакомить, так сказать, и вообще…
Короче, взял с нас торжественное обещание, что мы к нему зайдем. Мы посидели с полчаса с Владыкой, спускаемся умиротворенные и уже почти забыли. Так он ведь нас укараулил! Зашли мы такие вежливые, сели на стульчики, а батюшка вдохновенно начал читать. Что-то типа "Кому на Руси жить хорошо", только натужно. И вот он читает, читает... С выражением, надо сказать, читает. Я заскучал. Смотрю, и Новиков тоже заскучал. А потом батюшка как-то споткнулся, посмотрел на Новикова:
- Тут я, - говорит, - Александр, извиняюсь. Тут у меня есть про эстрадного, извините, певца из уголовников, но Вы не обращайте внимания… По сюжету требуется.
Новиков великодушно кивает головой:
- Ничего, ничего. Продолжайте.
Священник с жаром читает дальше. Потом вдруг притормаживает, смотрит на меня и говорит:
- Евгений, тут у меня про одного, извините, депутата с криминальным прошлым. Но Вы не обижайтесь, это так, к слову пришлось…
- Да нет, батюшка, ничего, это ж ко мне не имеет отношения.
- Конечно, конечно, - соглашается священник и читает дальше.
Полчаса. Сорок минут. Час!!! Новиков ерзает. Я покашливаю.
А у батюшки на столе огромная стопка. Он переводит дух и говорит:
- Это введение. А вот первая глава. Читать дальше?
Вежливый Новиков смотрит на часы и собирается что-то сказать. Вдруг я неожиданно для себя:
- Конечно, батюшка. Почитайте еще!
Читает. На улице темнеет. Новиков меняется в лице, а потом вдруг говорит:
- Батюшка, а можно мы с Евгением придем как-нибудь с утра, нормально сядем и послушаем от начала до конца всю поэму?
- Конечно, можно, - великодушно соглашается батюшка. - Подождите, я вам первую главу дочитаю.
Я вдруг говорю:
- Я бы еще послушал, мне так нравится, но вот Александр торопится.
Вежливый Новиков только произносит:
- Да я уже не так и тороплюсь…
Священник тут же:
- Ну тогда посидите, послушайте еще…
Выходим очумевшие. Новиков с досадой:
- Женька, ну как так?! Мы с тобой, вроде, два опытных в жизни человека…
Грамотно он нас сделал. Посмеялись.