December 1st, 2006

фонд

(no subject)

Начало дня. Отцы и дети. Пожилой полковник.
- Сын, - говорит, - у меня наркоман. Но такой, не жесткий. Украл у меня 100 000 рублей.
- Ага, - говорю, - мягкий. А раньше воровал?
- Ну, да, у жены золото... Но я не хочу заявление писать...
- Полагаете одумается?
Сидит, глаза в пол.
Я говорю:
- Вы определитесь, или будете сына спасать или аутотренингом заниматься.
Ну, в общем, объяснил, подсказал что мог. Расписал весь алгоритм действий. Он ушел, а ощущение у меня очень неприятное. Один 24-летний нарколыга, затерроризировал всю семью и отца - боевого офицера, превратил в слизняка.
лето

(no subject)

79 лет, не пьющий. 55 лет проработал фрезеровщиком на "Векторе". Получил трехкомнатную квартиру. Сын отсидел 15 лет. Освободился, пришел жить к отцу и привел сожительницу. Пируют.
Старика обижают. Иногда даже бьют. Хотят, чтобы скорее умер.
Сегодня вечером Женька Маленкин поедет с сыном поговорит. Как-то решим.
лето

(no subject)

Снова пришли по Сергею. Брат и сестра. Переживают. Серега сидит за разжигание национальной розни. Я его знаю, он даже если бы и очень захотел, ничего бы не сумел разжечь. Романтик. Но процесс попытаются сделать показательным, и отчитаться. Смотрю чем можем помочь.
лето

(no subject)

Исполнился ровно год, как я завел себе журнальчик. За это время, благодаря вам, существенно расширил кругозор. Всем спасибо. Желаю удачи. Журнальчик продолжается.
лето

(no subject)

Пришел интеллигентный дяденька. Высидел очередь.
- Евгений, я по поводу стихов. Должен Вам сказать, у Вас очень хорошая образность. А вот логика хромает. Пожалуйста, обратите внимание.
Я пожал ему руку, поблагодарил, пообещал обратить внимание.
за рулем

(no subject)

Собирались на открытый Чемпионат Азии.
Андрей ... говорит своему штурману, Вове:
- Слышишь, Вова, на гонку дофига телеканалов аккредитовалось, в базовом лагере будет куча молодых журналисток.
- Наши действия? - спрашивает рассудительный Вова.
- Презиков купи побольше. Мало ли что.

Уже перед стартом.
- Вова, ты презиков купил?
- Купил, купил.
- Много купил?
- Достаточно.
- А куда дел?
- Да, здесь, в машине. Да чего это с тобой?
- Да так, предстартовый мандраж.

Гонка не пошла с самого начала. Через несколько часов после старта утонули в реке. Не могли выехать. Лопатами сровняли высокий обрывистый берег. Выбрались. Через некоторое время нырнули в унылое болото. Погрузились. Сожгли сцепление. Пытались вытащиться на лебедке, сожгли. Вонь стоит. Дождик накрапывает, смеркается. Устали смертельно. Шансов добраться до базового лагеря нет. Дождь разошелся. Боковое стекло выбито. Заткнули карематиком. Допили водку. Сидят такие Дон Жуаны.
- Слышишь, Вова, а презики-то взял?
- Да, вон, полный бардачок.
Достает как будто вытягивает пулеметную ленту. Начинают хихикать. А потом уже просто хохочут.
На презервативах красуется печальная надпись: "Голубая луна"...
лето

(no subject)

У меня есть добрый товарищ, замечательный кузнец Александр Лысяков.
Давно, давно он был фотографом. А потом, стал художником. И резчиком. Резал только изумительных деревянных рыбок. Это единственный художник, с которым я ни разу ни о чем не договорился. При этом, он всегда со мной соглашался.
Когда-то, в 91 году, у Лысякова была большая выставка в Драмтеатре. Костя Патрушев купил всю выставку, и подарил мне на день рождения. Но я не отфотографировал. Печальную корову подарил мне художник Юткин.


Collapse )