May 22nd, 2008

фонд

(no subject)

Звонят фондовские парни из Нижнего Тагила:
- Евгений Вадимович, у нас тут мастерская на Гальянке. Разным крепежом торгуют. Так у них название на всю улицу видно - "Винт"! Что-то нам не нравится.
- Ага. - говорю, - А вы бы хотели, чтоб они там написали БОЛТ?!
фонд

(no subject)

У Егора в Тагиле проблемы начались. Пытаются закрыть реабилитационный центр. Все та же история: незаконное удержание, наручники, наркоманы - больные люди...
Мы это сто раз проходили, а ему еще предстоит. В общем-то никто и не обещал, что будет легко.

Когда разные умники начинают мне рассказывать "вот, при лечении наркоманов вы используете наручники!" Я говорю: "Да, это так. Расскажите, как это делаете вы".
И все разговоры на этом заканчиваются.
лето

utamusic анекдот рассказала

Урок рисования. "Дети, сегодня все рисуем слоников! Таких больших, красивых слоников! И только один мальчик будет рисовать божью коровку. Такую маленькую-маленькую божью коровку. Зурабчик, ты меня услышал?"

В Абхазии, несмотря на войну, сохранились автобусные остановки. Отделанные мозаикой и построенные с большим вкусом, ни одна из них не повторяет другую. Кто бывал - вспомнит. Местным они очень нравятся и их берегут. Много лет назад построил их Зураб Церетели.
Обязательно при встрече ему этот анекдот расскажу. Если только не он сам его придумал.
лето

(no subject)

Проблема парней из Московского Фонда в том, что они умудрились поставить во главе самих себя наркомана и, будучи нормальными людьми, никак не могут в это поверить.
А наглый Ваня, видя, что имеет дело с простыми и доверчивыми людьми, манипулирует ими, как хочет. Будучи пойманным за руку, он отказался сделать тест, фальсифицировал результаты следующего, был уличен очередным тестом, получил паузу, подготовился, выставил условия - и вновь тест определил следы метадона. И когда еще через неделю его друг вновь повел его на тест - снова были обнаружены следы метадона. Удивительное совпадение. Но парни продолжают разбираться, собираются его вести на полиграф, потом все делать тесты и так до бесконечности.
Парни, если вы мазохисты, то вы все делаете правильно. Но не забывайте, что все это время он действует и говорит от вашего имени.
С уважением,
                            Евгений Ройзман.


ПРОСТАЯ ИСТОРИЯ

Суббота. Звонит нам наш товарищ – руководитель одной телепрограммы. «Парни, – говорит, – у нас проблема. Одного нашего сотрудника без всякого повода ночью задержали гаишники, повезли его на тестирование, и тест показал какой-то наркотик, а этого не может быть, потому что этого не может быть никогда...» Я им говорю: «А далеко этот парень от тебя?» Он говорит: «Вот я ему сейчас трубку дам». А мне и разговаривать особо не хотелось, я же понимаю, что гаишники не идиоты, и просто так на тест никого не повезут. Тем более, если тест показал. В общем-то, картина совершенно ясная. Но, тем не менее, из вежливости соглашаюсь послушать.

«Але, але, это Евгений Вадимович? Евгений Вадимович, это правовой беспредел. Они не имели права меня тестировать». (Помните, как в том мультике про козленка: «Он меня сосчитал!») «Подожди, подожди! – говорю, – тест-то показал?» – «Показал, но это ничего не значит!» Я говорю: «Чего ты хочешь от меня?» – «Я хочу Вам доказать, что не наркоман!» А мне уже скучно стало. Все уже и по телефону понятно. «Ладно, – говорю, – приезжай». А сам уехал.

Приезжает этот красавец, а в Фонде Дюша сидит. «Андрей Владимирович, Андрей Владимирович. Я должен Вам рассказать одну историю. У меня взяли тест, а тест показал. Но я не наркоман, я не такой. Я просто последние 3 дня употреблял кока-колу. Надо срочно арестовать все склады! Надо закрыть все магазины. Это будет сенсация мирового масштаба!» А умный Дюша слушал, слушал и говорит: «Слышишь? Ну, хорош уже. Ты и сейчас упоротый стоишь». – «Нет, – кричит, – Вы не имеете права так говорить. Я не наркоман! Я готов сдать еще один тест!»

Сделали еще один тест. Конечно же, он показал. Парень уже совсем обиделся. А с ним был сопровождающий – известный оператор. Говорит: «Пойдем отсюда». – «Нет, я должен доказать!» – «Да пойдем, – говорит оператор, – мне-то не надо доказывать. Я-то знаю, что ты – наркоман».

В понедельник утром мне звонит отец этого парня – человек, которого в городе знают. «Женя, нам надо поговорить». – «О чем?» – «Мой сын не наркоман. Он не такой. Это исключено!» Я ему отвечаю: «Не питайте никаких иллюзий. Ваш сын – наркоман. Мы можем Вам помочь, но нам очень трудно с Вами разговаривать».

http://www.silavpravde.ru/2002/b10.html
фонд

(no subject)

Хочу поставить точку в ситуации с Ваней Федореем.

Я не горазд полемизировать. Тем более с наркоманами. Тем более заочно.
Кроме того, практически все, что я писал здесь, при последней встрече я сказал ему лично. Он в ответ вежливо повизгивал и вилял хвостиком.

В самом начале еще в 99-м году зашли с Дюшей (akabanov) в универсам на Крауля (Дюша там живет напротив). В универсаме возле кассы стоит наглый упоротый нарколыга. Сопли, слюни, начинает чесаться и выткает (зависает). Все шарахаются.
Дюша подошел к нему и от всей души пнул под зад и сказал: «Пошел вон отсюда, животное!»
Нарколыга встрепенулся, подобрал слюни, попытался сфокусировать взгляд и возмутился: «Не понял?! Обоснуй!..»

А что обосновывать? Все очевидно.

Ване все обосновали в Екатеринбурге, когда прилюдно напинали ему под зад и вместе с его упоротой девкой выгнали взашей из Фонда.

Все. Я забыл эту историю. Мы видели еще и не такое. Проехали. Дело надо делать, а не говно коллекционировать.

А если честно, у меня только одна настоящая претензия к Ване.
ЧТО, ОСТАВАЯСЬ НАРКОМАНОМ И ДУМАЯ, ЧТО ПРО ЭТО НИКТО НЕ УЗНАЕТ, ОН, ПЫЛАЯ ПРАВЕДНЫМ ГНЕВОМ, КЛЕЙМИЛ, ПУБЛИЧНО ГЛУМИЛСЯ И ИЗГАЛЯЛСЯ НАД ДРУГИМИ НАРКОМАНАМИ. ОСОБЕННО НАД ЗАДЕРЖАННЫМИ.