November 2nd, 2010

лето

Разговаривал с Володей Шахриным про Макаревича.

Спрашиваю:
- А чего вдруг так все перевозбудились по поводу его встречи с Президентом?
А Володя говорит:
- А у Андрея всю жизнь так. В конце 70-х какие-то комсомольцы пытались диктовать ему, что ему петь, как себя вести, с кем встречаться. А он не слушал никого и делал так, как считал нужным.
И вот, тридцать лет спустя, какие-то другие комсомольцы принялись снова учить Макаревича, что ему петь, как себя вести и с кем встречаться. Но Андрей всю жизнь остается самим собой.
И вот именно поэтому он - Макаревич, а они - комсомольцы.
И еще Володя сказал: "По поводу моей встречи с Президентом я готов выслушать все претензии. Но! Только от тех, которых на эту встречу пригласили, а они не пошли".
лето

По Егору.

Завтра все решится.
День простоять, да ночь продержаться.
Пятьдесят на пятьдесят.
Знаю, что до сих пор идут консультации, и готового решения нет. Просто для того, чтобы его принять - положительное или отрицательное - кто-то должен взять на себя ответственность.

Завтра все будет ясно.
Я надеюсь.


UPD
Считаю, что мы сделали все, что могли.
До завтра и завтра - ничего не предпринимаем.
Ждем решения.

лето

Пушкин действительно был добрым человеком.

И многие его поступки, иногда спонтанные, вызывают уважение.
Например, вот этот:

В январе 1837 года, к Пушкину пришел пятнадцатилетний поэт Облачкин и принес тетрадку своих стихов. Застеснялся, зашел с черного хода и передал тетрадку повару Василию. И пошел. И вдруг, повар его догоняет, и говорит: "Пожалуйте к барину, он вас покорнейше просит".
Пушкин ласково встретил молодого поэта, провел в кабинет, выслушал внимательно, попросил все написать о себе, обещал похлопотать за него и даже напечатать его его стихи в "Современнике".
Молодой поэт ушел от Пушкина окрыленный. Больше они не виделись.

Пушкину оставалось жить чуть более двух недель.