April 11th, 2011

лето

Все грабли измочалили

Пришла женщина. Жалуется.
Сына задержали в состоянии наркотического опьянения, и дали десять суток. Она считает, что его подставили милиционеры ППС, а судья в сговоре.
Сыну 23 года. Нигде не работает. Задержали в машине с друзьями, убузованного вусмерть.
Я спрашиваю: "Как подставили? В стаканчик за него нассали?! Или дымом накачали?!"

А дело в том, что я эту женщину знаю. Муж ее был моим товарищем. И когда-то с нами работал. Очень талантливый парень. В начале 90-х стал курить. Потом стал курить еще больше. Потом начал колоться. Покатилось. Затащил в эту движуху еще несколько человек и, в конце концов, погиб. И она осталась вдвоем с десятилетним сыном.

Я ей говорю:
- Ты про это знаешь все. Ты знаешь, с чего начинал твой муж, и чем закончил. Ты не могла не видеть, что сын курит!
Упирается:
- Нет, он не такой. Он не курит - его подставили.

И мне так тоскливо и скучно с ней разговаривать.
Ладно, - говорю, - выпустят - приходи ко мне с ним, я сам с ним поговорю.

А сам понимаю, что не даст она поговорить.
лето

Боль

Как-то пришел к нам мужик. Осунувшийся. Смертельно уставший. Саня Попов его привел. Сели в кабинете. Мужик молчал, а потом поднял на меня глаза, и говорит:
- Дайте мне, пожалуйста, героина...
Я посмотрел на него, и мне показалось, что он не в себе.
А мужик продолжает:
- Ну вы же долбите цыган, ну возьмите для меня немножко героина!
И вдруг заплакал. И не может говорить.
А Саня говорит:
- У него жена умирает от рака. Неоперабельна. Из больницы выписали умирать. Велели встать на учет в поликлинике. И не могут ничего решить с обезболиванием. А у нее боли страшные, и она все время кричит. А он от нее не отходит, и когда она начинает кричать - он тоже кричит. Детей его родители забрали. И он с ней день и ночь, и помочь ничем не может. Только все время кричит вместе с ней. А она все не умирает. Помогите ему героина купить!...

Почему я вспомнил? Люди как-то обратились за помощью. Надо было решить вопрос с кладбищем. Старика надо было к родственникам подхоронить.
Старик заслуженный, воевал в разведке. На заводе около пятидесяти лет проработал. Крепкий, упертый, самостоятельный. Обнаружили рак. Полечили. Не получилось. Выписали умирать. Боли сумасшедшие. Отворачивался к стене. Терпел, сколько мог. А потом просто начинал верещать. Сорвал голос. Мычал. И умер от болевого шока.

Вот так. Человек, отдавший Родине все. И все родственники радовались, что он умер. Потому, что очень его любили.


Историй таких я могу рассказать еще много. Сам видел. А когда касается маленьких детей - даже рассказать не получается. И близкие идут на все, и не борятся уже за жизнь, а всеми силами стараются добиться для своих родных достойной смерти.

При этом в Екатеринбурге, ни в Свердловской области нет ни одного хосписа. Ни одного.