September 24th, 2011

лето

Осадок остался

Идет наш турнир. Десять команд. Рубятся все всерьез. Все здесь - и МЧСовцы, и ГАИшники, и Уральская Оперативная Таможня, и милицейские. Очень приличная команда. Не приехали только ГНК, но их можно понять, им здесь ничего не светит - команда слабенькая. А ФСБшиники, обычно, выставляли две команды, и в одной команде играют чемпионы мира среди полицейских. И они никогда не боялись участвовать в наших турнирах и приезжали к нам играть даже в самые тяжелые времена, когда Фонд громили. А в этот раз не приехали, спутали политику со спортом. Решили не рисковать. Что ж, понятно. Мы с ними много лет работаем бок о бок. И большую часть нашей оперативной информации пропускаем через них. И они нас, традиционно, приглашают на самые серьезные операции. А здесь испугались.

Всех задело.

Мужики, вы чего? Это же просто спорт.
телефон

Обещала ждать

У нас в городе жила одна девчонка. Интересная, из хорошей семьи, но дерзкая и своенравная. И вот она полюбила одного блатного. Девушкам из хороших семей такое свойственно. Полюбила по-настоящему. Со всем жаром девичьей души.

У блатных какая жизнь, известно. Сходки да терки. Рулежки да разборки. Потом он сидел. Она к нему моталась через полстраны с сидорами выше ее ростом. Вытащила. Купила ему «восьмерку» новую цвета «мокрый асфальт», синий «адидасовский» костюм и белую «саламандру». Я же говорю: любила очень.

Он ее тоже любил. Ревновал. Бил иногда жестоко. Жалел потом. И она его жалела. Не бросала, что он в жизни видел?.. Высокие отношения.

А потом его убили.

Убил один молодой наемник, переодетый в женское платье. Никого не удивило, в те годы здесь многих убивали. Искать особо никто не искал. Но она знала точно, кто убил.

Пули попали в лицо и в шею. Надо как-то хоронить. Она, девчонка, пробралась ночью в морг. С собой у нее была бритва, ножницы, нитки, иголки и косметичка. Всю ночь она бритвой вырезала у него кусочки кожи и перешивала их на лицо. Сидела и плакала. И утром его уже можно было хоронить.

Потом она выждала 9 дней. Потом она выждала 40 дней. Раздала все долги, со всеми попрощалась. И улетела в Москву, где скрывался киллер. Нашла двух серьезных ментов. Заплатила им десятку. И в качестве дополнительной информации сообщила, что убийца – кокаинщик. Менты взяли паузу, 2 месяца.

Все эти два месяца она не могла спать. Когда они встретились, менты сказали, что не могут привязать его по убийству. Но у них есть один способ. Способ оказался очень прост.

Они взяли еще денег, но делали уже за отношения. Приняли его в «Метле» и довели дело до суда. Она пришла на суд и смотрела убийце в лицо. Он прятал глаза. И суд приговорил убийцу к 10 годам лишения свободы строгого режима. За сбыт кокаина в особо крупных размерах. Она подошла и плюнула ему в лицо сквозь прутья решетки. И пообещала ждать…