February 7th, 2013

лето

Лучшее - детям

Сегодня в школу ездил, и там собрали ребят с шестого по девятый класс. А я из опыта знаю, что с разным возрастом надо разговаривать на разных языках. И то, что для старших будет антинаркотической пропагандой, у младших только пробудит любопытство. И, напротив - если ориентироваться на маленьких, то старшие начнут смеяться и всерьез не воспримут. И еще раз скажу - разговаривать надо в полную силу. Иначе бесполезно.
Поэтому попросил, чтобы младшие ушли. И со старшими поговорил всерьез. А так, как дело было на Семи Ключах, вспомнил историю про подонка Мано. которого мы все-таки добили. И сказал, что каждый наркоторговец - людоед, какой бы национальности он не был. И на войне с оккупантов спрос, как с оккупантов, но самое страшное, когда торгуют наркотиками свои - с них спрос, как с предателей.

И снова дети спрашивали про анашу, про насвай и прочее дерьмо. И снова оказалось, что в школе всего два мужика - учитель труда и учитель физкультуры. Но порадовало то, что женщины, как обычно, сильные, смелые и ответственные. На чем стояла и стоять будет.

И пошли уже результаты. Дети начали звонить. Так что работаем.

Парень пришел. "Я, - говорит, - ездить по школам хочу, с детьми встречаться. Я хочу читать им лекции о вреде наркотиков". А парень - ботаник натуральный. Не в смысле, что маленький и в очках, а в смысле, что биофак заканчивал. Но у него искренний интерес к этой работе.
А я его спрашиваю:
- А что ты им рассказываешь?
Он говорит:
- Все, что знаю.
Я даже улыбнулся.
Договорились, что поездит по операциям, по притонам, поживет на Изоплите, посидит на оперативках, пообщается с бывшими наркоманами. И поезжу потом с ним вместе. Посмотрю.


лето

Гора родила мышь

Журналисты узвонились:
- Прокомментируйте, пожалуйста пресс-релиз прокуратуры, размещенный на их сайте.
- А что там?
- А там пишут, что у вас нашли грубые нарушения!
- Какие еще?!
- Ну, что вы оказываете благотворительную помощь!
- Так спросите у прокуратуры.
- Так они ничего внятного сказать не могут!
- И написать, видимо, тоже.

У нас информации нет никакой. Никаких представлений мы не получали. Видимо вся эта операция прокуратуры проходила в обстановке полной секретности. Судя по всему, имеет место продолжение вот этой истории. Пока из того, что опубликовано на официальном сайте, не следует ничего. Вернее, можно понять, что никаких серьезных претензий у прокуратуры к нам нет. Кроме того, что их руководителей больно ранит само наше существование.