March 2nd, 2013

лето

Первое марта

Народовольцы где б вы ни были
Пора возвращаться

Народовольцы вас не забыли
Вас снова боятся

Народовольцы первый весенний
Близится месяц

Народовольцы не возвращайтесь
Снова повесят

Первое марта вот и дождались
Где добровольцы

Вы ошибались но я люблю вас
Народовольцы...



Е. Ройзман
1981

лето

Отголоски

Невьянская икона, вершина уральского горнозаводского старообрядческого иконописания, особенно 18-го -первой трети 19 века, несомненно явление мирового уровня. И сам Невьянск, как старообрядческий центр, и невьянские иконописцы, имели высокий авторитет не только на Урале и в Сибири, но и по всей России.

Невьянская икона ценилась очень высоко, например, в описании выморочного имущества крестьян Бердниковых, в первой половине 19 века, "штилистовой" складень на золоте был оценен в 70 рублей, а изба и двор - в 20 рублей. Старообрядцы, купцы-золотопромышленники, хвалились друг перед другом иконами письма Богатыревых или Малыгановых, как сегодня бы, наверное, хвастались другу Ламборджини и Феррари (мне фантазии не хватило).
Естественно, Невьянская икона задавала моду старообрядческой иконописи по всему Уралу и Зауралью, и Предуралью тоже. Это влияние рождало, порой, очень интересные направления. Например, Красноуфимская икона, совершенно школьная качественная иконопись, сориентированная на Старый Невьянск, лучшие образцы которой зачастую не уступали невьянским.

Эти иконы бытовали в старообрядческой среде на частных заводах (на казенных было другое иконописание). Отдельное направление я прослеживаю на Южном Урале, в районах Катава, Усть-Катава, Вязовой, Сатки и т.д.

А дальше, в Зауралье и Западной Сибири, Невьянская икона не бытовала. Слишком дорогая (вообще Невьянская икона в деревнях не встречается). Однако влияние школы в местных традициях прослеживается, и в крестьянской старообрядческой среде приобретало трогательные деревенские черты. Порой эту икону можно считать народной.

Однажды мне попала в руки икона - врезка. Слово "врезка" имеет два значения. В одном случае так называется прием, когда в новую основу переносят аккуратно вырезанный из старой иконы фрагмент, или всю ветхую икону врезают в новую доску, в целях сохранения. А у нас врезкой называют иконы, в которые вставлены медные складни, кресты или плашки (иконки). Такая врезка здесь безошибочно указывает, что икона старообрядческая.

Вот, посмотрите:


Это Архангел Михаил и Георгий Победоносец. А врезан складень Деисус - Спаситель, с Богородицей и Иоанном Предтечей. Красный, зеленый, желтый. Без полутонов. Причем желтый на фонах и полях обозначает золото. Такой вот крестьянский ответ богатым заводским одноверцам.
Эта икона у меня двадцать лет. Я видел отголоски школы, но никакого подтверждения для этой иконы я не находил. Так и жила одна.

И вдруг совершенно случайно увидел и купил Екатерину. И по цветовой гамме и по обработке доски, плюс одинаковые задние врезные шпонки, понял, что это одна мастерская.



Если мало покажется характерного желтого цвета, обратите внимание на Спасителя в левом верхнем углу и облачка под ним, и сравните с предыдущей иконой.

И вот две иконы. Одна мастерская. Явно Уральские. Где-то рядом. Издалека такие иконы сюда не повезут.
Пока все. Но мы же никуда не торопимся.

Лет через десять у коллекционера в Верх-Невинске купил Илью. Парня, кстати, тоже звали Илья. Может поэтому он нещадно торговался. Но в конце уступил.
Вот какой Илья. Слева Мученик Петр, справа Ксения.



Я сразу увидел, что эта икона встает в ряд с теми двумя. Я отдал за нее пятьсот долларов. И услышал самое главное - икона происходит из Армизонского района Тюменской области.
Но! Это не факт, что две предыдущие происходят оттуда же. Но уже что-то.

Мы же не торопимся.

И вот я купил еще одну икону этой мастерской, а может даже руки.


Согласитесь - чудо, как хороша!
Здесь уже не с чем спорить. Фон и поля, как на первой. Облачка те же. Да и Архангел тот же.
Все. Четыре в ряд. Одна мастерская. И какое-то далекое красивое слово с французским акцентом Армизон.

Как договаривались - не торопимся, но уже потряхивает. И нетерпение просыпается.

И вдруг приносят врезку. Без врезки только. Складень нашли потом, немножко затерт, но встал идеально. Спрашиваю, откуда? - Юг Тюменской области. Уже тепло.

Вот посмотрите:


Архангел Михаил, возле - целители Козьма и Дамиан. Справа Вонифатий, слева Апостол Родион (из семидесяти).
Архангел Михаил держит Спаса Нерукотворного на убрусе. Орнаменты бесхитростные, добрые крестьянские. Появились мысли, что бытовали в среде старообрядцев-поморцев.
И вот уже пять икон. Одна мастерская. Старообрядцы-поморцы(?). Известно, что две из пяти - с юга Тюменской области.

Уже торопимся.
И вдруг неожиданно еще одна икона




Из тех же краев. Богоматерь Тихвинская. Справа Кирик с Иулитой - у старообрядцев родительское наставление молодым оставаться крепкими в вере. Слева пророк Наум.
Все. Уже нет сомнений. Все шесть икон из одной мастерской. Одна из Армизонского района. Еще две - шире, с юга Тюменской области.
Внимательно смотрю тыльник, а там тонкая процарапанная надпись: "Армизон".

Вот и все. Первая часть отфиксирована. Есть ряд икон, объединенных общими признаками, имеющих косвенное невьянское влияние, бытовавших в крестьянской старообрядческой среде, и написанных в одной мастерской, находящейся в Армизонском районе.

Дальше ясно, что делать. Надо снова увидеть фонды музеев Тюменской, Курганской и Челябинской областей, обязательно Ишим и Омск.
Определить места компактного проживание старообрядцев в Армизонском районе. Установить места выхода (родину), хотя по сравнительному лингвистическому анализу понятно, что часть населения, которая именует себя "старожилами" - выходцы с Русского Севера. Посмотреть все материалы фольклорных и археографических экспедиций университетов в те районы. И писать научную статью.
Но. По опыту знаю, что нельзя писать о тех местах, где не был сам и не видел своими глазами. Поэтому надо будет ехать.

С удовольствием. Тем более, шестьсот километров здесь не расстояние.