March 11th, 2013

лето

Как подойти

В прошлые выходные, у нас на Изоплите один москвич где-то надыбал лезвие, приставил к горлу ночному дежурному, он открыл ему дверь, москвич зашел в будку на воротах, снял с воротчика кроссовки, дошел до остановки, сел в автобус, и спросил у пассажиров: Как проехать на Ленина 17?
Там его приняли с распростертыми объятиями.
Написал на нас заявление, на незаконное удержание. Его отправили в 36 больницу. Хрен его знает, зачем. Видимо, больше держать негде. Оказалось, что там он тоже никому не нужен. В это время, ночной дежурный и воротчик, тоже написали заявление. Один на угрозу убийства, а другой на разбойное нападение.
Эти умники в погонах прикинули к носу, и поняли, что у нас в этой ситуации аргументы куда более весомые, и мы просто разменялись. Заявление подлого нарколыги ходу не получило, а мы не стали требовать крови. Просто купили ему билет, и отправили его в Москву. Мать и жена просто плачут.

Когда-то, несколько лет назад, он приехал к нам сам. Пробыл четыре месяца. Потом свалил, вроде как картошку сажать. Почти год не кололся. Потом снова сам приехал. Пробыл два месяца. Снова свалил. Не кололся полгода. И в этот раз опять сам приехал. Закалывался уже. Знал, что единственное спасение. Что у него ночью свистануло - иди, знай. Парни думают, что он вместе с героином соль жрал. Были бы наручники - ничего бы не произошло, а так - когда пришли с проверками, стали показания брать, ушли сразу четырнадцать человек. Просто наркоман не способен удержаться, когда вдруг приоткрывается калитка, и перед ним тропинка к наркотикам. Из этих четырнадцати, часть заедет обратно, кто-то сядет, кто-то погибнет. Обычная история.
Но двадцать шесть человек не ушли.

Вообще, мы и не такие вещи видели. И поджигали Изоплит реабилитанты, и машины угоняли, и заложников брали, и заявления на нас писали..... Ничего особенного - обычные наркоманы. Всякое бывало. Но, ничего. Каждый раз как-то справлялись. Никто и не говорил, что будет легко.
Но, с другой стороны, тушили Изоплит тоже реабилитанты, машины ремонтировали тоже реабилитанты, заложников освобождали тоже реабилитанты. И строили Изоплит реабилитанты, и лесные пожары тушили, и детские сады ремонтировали и школы, и городские парки убирали и Шарташ чистили,и людей спасали, и маленьких из теплотрасс вытаскивали, и сотни притонов закрыли, и несколько тысяч наркоторговцев обезвредили!

Одни и те же люди. С какой стороны посмотреть.
лето

С дороги

Вернулся из экспедиции небольшой.
Скорее разведка. К лету готовлюсь.

У меня в тех краях свой интерес. Я пытаюсь проследить связи ранней невьянской иконы со строгановской. Смотрю любые зацепки, иногда даже архитектурные особенности дают подсказки.
Тем более, что с конца шестнадцатого века русские заходили на Урал через Соликамск. А в семнадцатом веке, в некоторых слободах близ Невьянска жили выходцы из Верхокамья.

Был в Кунгуре, Соликамске, доехал до Чердыни. Оттуда доскочил до Ныроба. А в Ныробе уже то место, где земля закругляется.
Мы проходили там зимой на Верхнюю Колву, и думали оттуда по зимникам уйти в Коми. Не получилось. Дороги кончились.

Много лет назад на Верхней Колве работала археографическая экспедиция МГУ. Там старообрядцы жили. И сплошные лагеря вокруг.

Ирина Васильевна Поздеева рассказывала:
"С вахты у лагерных ворот выходят офицеры.
К ним бросается стайка мальчишек и один кричит:
- Папа, папа, шмон сегодня был?
- Был, был, - успокаивает отец.
- Папа, а ты мне ножик принес?"

Разговаривал с настоятелем знаменитой Никольской церкви, что в Ныробе.


Там внутри ничего не осталось. В двух церквях, зимней и летней было пять иконостасов - сто шестьдесят пять икон. Не сохранилось ни одной. Видны только остатки фресок 1721 года. Не масляная роспись, а настоящие русские фрески по сырой штукатурке. Видны только контуры.
Там находилась почта и милиция. Когда здание передали, в подвале под алтарем нашли много всяких материалов, в том числе карточки на 20 000 расстрелянных в Ныроблаге.

Ныроб - тяжелое место. Одни сидят, другие охраняют. Ничего более не развращает человека, чем охрана себе подобных.
Многие старые русские города отравлены этим. Например Каргополь.

Раньше по тюрьмам и пересылкам ходила такая байка о Ныроблаге:
После войны туда пришел этапом офицер-фронтовик, разведчик, умный и бесстрашный человек по фамилии Павлов. Он знал, что сидит несправедливо, и решил бежать. Взял с собой нескольких зэков, снял охрану и ушел в тайгу. Его долго и безуспешно пытались поймать. Он отнимал продукты и оружие у солдат, но никого не убивал. И исчез. А потом он дал знать в лагерь, что жив.
Говорят, что потом в Ныробе на инструктаже ВОХРы долгие годы старшие офицеры говорили: "Помните побег Павлова!".
Хочу кого-нибудь найти, кто знает эту историю.

Много интересного успеваю увидеть. Что-то удается понять на ходу. В чем-то приходится разбираться и сверяться с ранее накопленной информацией. Всего не рассказать. Так, записываю для себя. Когда-нибудь, долгими зимними вечерами сяду разбирать.

В Чердыни вот какой Ильич стоит


Еще, наконец-то узнал, чем ватрушка отличается от шаньги. Вот это ватрушка:

Она попышнее, а картошка в углублении. А шаньга плоская, потверже и картошки до края.

Вот Полюд-камень


А вот деревянная часовенка на кладбище в Вильгорте


А уже на выезде, в стороне от Соликамска, в старинном селе Городище познакомился с местным священником.


Молодой, образованный и искренний человек. Не боится никакой работы. Все умеет делать своими руками. Много работает с детьми и молодыми семьями. И матушка у него молодая. Четверо детей, пятого ждут. Живут дружно. Разговорился, и был удивлен большим объемом исторических и краеведческих сведений. И библиотека у него замечательная. Сделал мне несколько подсказок, и мы договорились летом вместе съездить в экспедицию.

Он, православный священник, глубоко верующий русский человек, понимает, что многие проблемы страны можно решить, подняв уровень образования.