March 13th, 2013

лето

Наши дела

Народ идет. Вчера пятерых человек приняли. Сегодня еще троих.
Еще пятнадцатилетнюю просят забрать, и шестнадцатилетнего парня.

Звонят из разных городов области. Употребляют и торгуют прямо в школах. Огромная проблема. Все чаще - смерти.

Сегодня в Серове какие-то добрые люди повесили несколько плакатов: "Кто курит спайс - тот пидарас".
Звонят журналисты: "Прокомментируйте!".
Комментирую: согласен.

Начал делать памятку для родителей: "Как определить, что ваш ребенок употребляет наркотики"
Собираем видео для показа в школах. Поделюсь.

К вечеру поехал в Быньги. Завез несколько икон в Невьянский музей. Пока продолжаем комплектовать. Некогда заниматься. Но людей туда приезжает очень много. Местные старики собирались, старообрядцы. Просили, чтобы я приехал и с ними поговорил про иконы. Сказал, чтоб собирались - все брошу, приеду.

По дороге заехали к жестянщику Лене. Он реставрирует пионеров с домика в Кунаре. Очень сложная работа. Я даже не ожидал. До лета бы управиться. За лето надо домик закончить. Невозможно распыляться. Энергии не хватает.


Наши в Быньгах разобрали центральный иконостас. Это уникальное сооружение 1797 года. Изнутри иконостас снизу до верху покрыт толстыми слоями штукатурки. Наштукатурили за двести-то лет. Много тонн накопилось. А внутренние столбы подгнили. И иконостас стал закашиваться. И оперся всей своей многотонной тяжестью на две иконы. Одна из них - Спас ростовой, с правой стороны, уже лопнула посредине, но держит. А на верхнем ярусе заклинило Рождество Христово.
На днях будем поддомкрачивать и вытаскивать. Главное, чтобы он не сложился.
Парни поставили леса снаружи


И изнутри


И сделали-то ладно. Уголками скрепили на винтах. Уже почерк такой у наших определяется.
В ближайшее время снимем всю резьбу. Она очень тонкая. Будем восстанавливать.
Сева у нас, морпех, хочет на резчика учиться. Он когда появился, ходил звезды считал. Сейчас выправился. Здоровый, светлый парень.

А сегодня один тагильский остался. Солевой. Девятнадцать лет. Диагноз - шизофрения. Неделю жил у нас вместе с отцом. Шизофрения, хрен его знает, может ночью возьмет топор... С другой стороны шанс тоже надо дать. Вот пожил - шизофрения прошла. Остался у нас. Пока ходит, бабочек ловит. Игорь смотрит, чтобы его к лесам не подпускать. Месяца через три придет в себя.

Сели с парнями, чаю попили. Они меня блинами угостили. Поговорили обо всем.
А я из-за иконостаса центрального много лет переживал. Я видел, что он закашивается, и у меня не было возможности приступить и сердце болело. А сейчас парни все сделали, у меня отлегло. Сейчас точно поднимем. Заодно раскроем все иконы, восстановим резьбу, заменим несущие столбы, кинем новые лаги и перестелим пол. Это очень большое и серьезное дело.

Мы вышли на улицу, я говорю: "Давайте-ка я вас всех сфоткаю"
И уже сажусь в машину, а они говорят: "Евгений Вадимович, спасибо!"



Вам спасибо, парни!