March 20th, 2013

лето

Надругались....

Помните, рассказывал, как под Челябинском погиб хороший парень. Отец считает, что забили насмерть полицейские, а потом попытались сымитировать суицид. В возбуждении уголовного дела отказано.
Мы обращались везде, даже в генеральную прокуратуру. Ни одного внятного ответа. А на последнее обращение - вообще никакого ответа.
Вчера включился Znak.com. Очень сильный материал. "До любимой он не доехал, его убили полицейские". Уже поздно вечером отреагировало руководство ГУ МВД по Челябинской области. Всю информацию затребовал замначальника. Начинают серьезную проверку. В пятницу отец едет в Челябинск, встречаться с полицейским руководством. Похоже, стронулось.

Между тем, выяснилось, что мировой судья дал Стасу трое суток ареста....заочно(!) когда парень находился уже в коме. Вот так распорядился чужой жизнью, не глядя. А потом другие судьи, справедливые,  уже после смерти Стаса отменили это решение как незаконное, и вынесли другое решение, справедливое - наказать его, уже убитого, штрафом в 500 рублей......
И вот, два дня назад, судебные приставы принесли осиротевшему отцу постановление о взыскании с убитого сына пятисот рублей в пользу МВД России по Сосновскому району.


лето

Спас в темнице

Спаса любили в народе. Несмотря на запрещения Спас всегда оставался в Русских церквях, как правило в уголке, с правой стороны от входа. Иногда его сажали в специальную будочку, которая называлась "претория". Старались, чтобы Спас не сидел раздетый, во первых холодно, и вообще как то нехорошо. На него надевали ризу, а на ноги шили специальные башмачки, мало ли если ходить куда понадобиться. Башмачки время от времени меняли, стаптываются же.

Спаса всегда вырезали со всей старательностью, добиваясь максимальной выразительности.





Этого Спаса я купил у Миши Сурова в Вологде. И вез в Екатеринбург через всю Россию. В Казани меня остановили на посту и решили посмотреть, что в машине, а Спас у меня лежал на заднем сиденье. И вот открывают они дверь и видят перед собой замотанного в полиэтилен и перетянутого скотчем изможденного бледного человека, со скорбным взглядом, и лицо все в крови... Они аж за автоматы похватались. Но, ничего, довез.