April 15th, 2013

лето

Понедельник

Никита у нас пятнадцатилетний в четырнадцать начал курить, к пятнадцати все мозги прокурил. Школу бросил. Мать взвыла - заберите. Забрали. Он очень тупил, разве, что слюна по подбородку не текла, с огромным трудом привели в чувство. И вот когда уже взгляд прояснел, щеки порозовели, мама нарисовалась. Совесть ее замучила, что мальчика в чужие руки отдала. Уговорила доброго Федорыча и забрала сына на выходные. Он в первый же вечер накурился. И на следующий день. И превратился в животное. Мать звонит - приезжайте, забирайте! То есть все, наигралась. Поехали забрали. Снова начали.

Ассирийцы позвонили. У одного из старших сын умер. Похоронили. А у него два сына, который старший был у нас и бросил колоться. Отец с ним был очень строг, и у нас получилось. Сейчас детей нарожал, работа хорошая, красавец. А младший, отцовский любимчик заехал к нам через несколько лет после старшего. Совсем другой. Через некоторое время, развел отца. Отец приехал к нам говорит - я заберу, мы в деревню, на свежий воздух и видно, что сам не верит, стесняется. Потом когда все снова началось, опять привез. Потом сын загипнотизировал - опять забрал. Потом опять привез. Потом опять забрал. И стыдно стало и не привозил больше. И все, сын умер.

Мое наблюдение. На реабилитации ассирийцы, евреи, армяне, греки всегда запутывают и гипнотизируют отцов. А русские в основном, матерей. Думаю, что никакого секрета нет, просто в первом случае отцы на себя берут больше ответственности, а во втором больше отвечают матери. Как обычно, кто везет, на того и грузят.

Утром девчонку привезли четырнадцатилетнюю из Ярославля, кололась винтом, жила с мужиком под сорок. Была отличницей, умницей, в музыкалке училась. Жили с матерью вдвоем. Любили друг друга. Мать вышла замуж и забеременела, у девчонки башню снесло и понеслась душа в рай.
Ох, что она утром здесь устроила. Какая то дикая, звериная ненависть к матери! Сейчас уже успокоилась. Думаю как то справимся.
Малолеток на женском все больше.

Одна двадцативосьмилетняя сошла с ума. Приход нагнал через три недели. Ни одна больница не берет. Нормально покурила. Родители забрали. Плачут. А мы, что сделаем?

Оперативку провели. Несколько хороших операций. Четыре притона закрыли. В долгую несколько разаботок идет.

Принесли информацию, как судья Ленинского района не закрыл организатора серьезной сети сбыта наркотиков (изъято 9 килограмм!) получил за это четыре миллиона и перевелся судьей в Салехард. А отпущенный наркоторговец в бегах, и дело валится. Правильно, он же не Маленкин, кто его искать будет?...

На детском у Федорыча восемь выпускников. К экзаменам готовятся. Сейчас рулились, старорежимный Федорыч с трудолюбивым Самоделом. Федорыч считает, что пока экзамены не сдадут в мастерскую ходить не будут. А мы с Самоделом считаем, что если не пойдут в мастерскую работать, то вовсе не факт, что все это время будут уроки учить. Вобщем долго спорили, пока не пришли к консенсусу. Учится начнут, но работать не перестанут. Правильно же?