May 2nd, 2013

лето

Живем

Книгу закончил сегодня. Ранняя Невьянская Икона. Понимание появилось лет пятнадцать назад, но сделал только сейчас. Урывками работал по субботам и воскресеньям. Каждый раз садился писать при разных обстоятельствах и с разным настроением. Текст немножко ломаный получился. Зато визуальный ряд хорош. Ранняя невьянская икона раньше не публиковалась и практически неизвестна специалистам. Интерес в том, что в двадцатых-тридцатых годах восемнадцатого века, в эпоху жесточайших гонений на старообряцев, на Демидовских заводах вдруг появляется ряд икон высочайшего уровня, которые вобрали в себя лучшие черты русского иконописания, обнаруживают знакомства со стилями ведущих мастерских семнадцатого века и при этом не имеют прямых аналогов среди более ранних и современных им памятников! Сейчас дело за малым, мой старший товарищ и научный руководитель, крупнейший специалист по истории горнозаводского урала В.И. Байдин готовит свою часть - словарь иконописцев, куда войдут все отметившиеся на Горнозаводском Урале мастера. Основные источники - розыскные и следственные дела. В частности протоколы допросов, хранящиеся в архивах. Восемнадцатый век запротоколирован полностью.

А я свою часть закончил и поставил точку. И поехал на Женский. Книжек всяких набрал: Эдгара По, Анну Каренину, Испанскую Балладу Фейхтвангера, Трех Мушкетеров и еще разных хороших книжек. А по дороге заскочил на Детский. Там Саня Шмыга Федорычу машину чинит. Федорыч его, как личного механика припахал. Саня повзрослел, серьезный стал - Самодел к нему с уважением относится. И Юра Московский повзрослел, уже не мечтает стать вором в законе, а хочет поступить в автотехникум. А тут еще Сергей Николаевич выполз и я вдруг вспомнил, что у меня есть Три Мушкетера и подарил книжку ему. Вы же понимаете, глупо везти эту книжку девчонкам, когда есть парни.



На Изоплите народу прибыло. Средний возраст чуть больше двадцати. Сегодня за день человек пятнадцать позвонили, просятся на реабилитацию. Повар у нас на Изоплите, по прозвищу Гангрена! Я говорю: "Не катит, где такое видано - повар по прозвищу Гангрена?! Надо или повара менять или кликуху". Эдик говорит: "Его еще Хреновина кличут! Он по приправам разным кумарит". "Ладно, - говорю, - ништяк, повар Хреновина канает, все не Гангрена".

В спортзале полно народа. Серега жмет 250, готовится к Чемпионату Мира в Праге. Пообщался со всеми, и с карантином, вроде все нормально.


Поехал на Женский. Дождь хлынул. Снег пошел. Подъехал, а там обычно Миша, кавказец здоровенный на меня бросается и лает, аж хрипит. А я делаю вид, что мне не страшно и смотрю, чтобы цепь не порвалась. А в этот раз тишина, молчит, и даже носа из будки не кажет. Я Диму спрашиваю, он там не заболел? А Дима говорит - да не, он просто в дождь из будки не выходит. А, понял!
У девчонок все чисто и убрано. Все собрались. Оценки у маленьких хорошие. Между собой не ссорятся. Умницы. Стали думать, какие мероприятия нам запланировать. И вдруг несколько говорят: "Давайте в театр сходим!" Я было задумался, и вдруг несколько человек враз: "А мы не хотим в театр!" Я говорю: "О, а кто не хочет, в театр пойдет обязательно!" Педагог, че. Со всеми поговорил, все устаканилось. Девчонки посвежели, похорошели. Карантин пуст. Можем брать.

В Быньгах тоже народу прибыло. Многие родители про Быньги знают, просятся именно туда. И действительно - там несколько солевых бросили колоться (первый опыт), а еще у одного шизофрения прошла.


В "Стране без наркотиков" Серега дежурит на телефоне 8-953-0000-953. Операции идут. Несколько злых притонов закрыли. Живем, стоим.
Улыбаюсь.
лето

Замусолили

Если так дальше пойдет, то слово "фашист" утратит жесткий первоначальный однозначный смысл, понятный любому русскому человеку.

Произойдет это от незнания цены слову, неумеренного желания вешать ярлыки и употребления не к месту сильных эпитетов.