August 29th, 2013

лето

Концепция поменялась.

В Суде по Фонду картина откровенно меняется. Пошли свидетели, которые не интересовали следствие, поскольку не укладывались в концепцию. Подряд несколько человек, которые уже не колятся больше года, и которые дают показания кардинально расходящиеся с официальной версией. Допросили меня. Около трех часов допрашивали. Мало того, стали приезжать свидетели другого уровня, которые бывали в реабилитационном центре, общались со всеми, и знают ситуацию изнутри. Допросили Аксану Панову, которая много раз была на Женском, и дала показания такие, каких не хотели бы слышать ни судья, ни прокурор.

Приехал Александр Любимов, Лиза Глинка (), которая была у нас несколько раз и общалась со всеми девчонками. Сегодня приехал Дима Виноградов из Риа-новости, который был у нас на Женском, общался со всеми и сделал большой материал. Прилетит Андрей Козенко из Ленты ру. Сегодня приехала Светлана Стасенко, руководитель съемочной группы, которая работала на Женском в течение восьми месяцев! Делали фильм для Каннского фестиваля. У них есть видео интервью с каждой (!) из девчонок. И таких свидетелей еще много - на Женском постоянно бывали представители Епархии, журналисты, режиссер, которая делала наши концерты на праздники, несколько раз без предупреждения приезжала Уполномоченный по правам человека Татьяна Георгиевна Мерзлякова, сотрудники ПДН, родители, которые постоянно приезжали учителя, актеры, блогеры и те приезжали. Просто во время следствия никого не допросили, поскольку задача стояла не выяснить истину, а разгромить Фонд.

И через показания этих людей никакой суд переступить не сможет. Как они собираются выходить из этой ситуации, непонятно.
лето

Заложник

Неожиданно на завтра, на 10 утра, назначили суд по Аксане. Они откровенно расценивают ее как взятого у меня заложника. Ситуация крайне тяжелая. Но этим дебилам тоже не позавидуешь. У них как в той истории:
- Я медведя поймал!
- Тащи его сюда.
- Дак, он не идет.
- Сам иди.
- Дак, он не пускает!!!
Начинают понимать, что залезли в дерьмо, но при этом совершено не знают, что делать. Тоже ведь задача - по заведомо ложным доносам ссыкливых мужиков закатать женщину в тюрьму. Как-то ведь потом после этого жить надо. Они думали, что будет быстро и тихо. А оно, вон как, получилось. Завтра буду в суде.