September 29th, 2013

лето

Во первых строках

Многие ждут, что я буду писать, что я вижу в мэрии и как мне работается.

Во вторник, 24-го, было первое заседание, где, среди прочих вопросов, меня утвердили. Со среды я в мэрии. Люди вокруг, в основном, доброжелательные и разумные. Присматриваемся друг к другу. Обычный процесс.

С понедельника на работе безвылазно. Будет что-то интересное - расскажу.

лето

Винтик

Посмотрел книжку С.А. Кропачева "От лжи к покаянию. Отечественная историография о масштабах репрессий и потерях СССР в 1937-1945 годах".
Хороший обзор, касающийся еще и демографии. Тема очень тяжелая.

На сегодня достаточно точно документально установлено, что в течение 1937-1938 гг по политическим мотивам было осуждено 1 344 923. Из них каждый второй был расстрелян. То есть государство на протяжении двух лет ежедневно убивало тысячу граждан. Свое государство и своих граждан.
При этом надо понимать, что в лагерях тоже выжили не все. Полагаю, что абсолютное большинство уничтоженных - русские мужчины в репродуктивном возрасте.

Представляете, сколько детей остались сиротами?


У нас в деревне в октябре 37-го года арестовали бригаду плотников, пять мужиков. Причина? Да не было никакой причины. Повод был. Летом во время урагана сорвало крышу с курятника, который они строили, - вот их и арестовали. Разом сиротами остались двадцать детей. Но это еще не все. После ареста к каждому пришли на двор, увели всю скотину и вывезли все зерно. Одного, Никифорова, расстреляли. Остальным дали по десятке. Не вернулся ни один.
У Никифорова оставалось пятеро детей от 5 до 13 лет. Самый маленький, Аркаша, зимой ходил по дворам, стоял молча у дверей. Ему давали немножко хлеба или яичко. Он приносил домой, делил на всех. Еле выжили. Откуда знаю? - Это мой родственник.

Читал «Воспоминания крестьян с Русского Севера». Цитирую:
«Перед войной Каменев Александр Иванович, бригадир рыбаков из Каменихи, купил для колхоза грузовую автомашину, мотор «Стоп-Нога», трактор, киноустановку, молотилку «Генрих Манкей Ланц». Ночью приехали, да и увезли его на машине. Бесследно пропал. Одиннадцать человек детей осталось».

Что, кто еще там скучает по сильной руке?...


Но я хотел отметить другое.
В июле 1937 года вышло Постановление Политбюро "Об антисоветских элементах". НКВД, реализуя Постановление, направил на места директиву N266 О проведении учета кулаков и уголовных элементов, и разделение их на категории. Начальники управлений, соревнуясь друг с другом, в считанные дни объявили о выявлении тысяч кулаков, подлежащих расстрелу. Например Д.М.Дмитриев, начальник УНКВД по Свердловской области, доложил о 4700 кулаках. А Г.С.Люшков по Ростовской области о 5721. Все они были отнесены к первой категории и должны были быть расстреляны.
Всех обогнал начальник Управления НКВД по Омской области. От него требовалось выявить и сообщить. Так он, на всякий случай, в течение нескольких дней арестовал больше трех тысяч человек по расстрельной категории!

Но это не все. Чуть позднее в управления была спущена разнарядка: сколько человек подлежало репрессиям в каждой области. И никто не имел права самостоятельно из превышать. Но если обстановка потребует, то начальник краевого и областного управления НКВД обязан был предоставить наркому "мотивированное ходатайство". Этим правом воспользовались многие. Начальник УНКВД по Омской области Г.Ф.Горбач уже 15 августа попросил у Ежова увеличить ориентировочную категорию с 1000 до 8000 человек. То есть просто, не проявляя служебного рвения, он мог оставить жить 7000 своих соотечественников и земляков! Но он проявил рвение. Ежов отписал Сталину, и тот своей рукой наложил резолюцию: "За увеличение лимита до восьми тысяч. И. Сталин".
В Красноярском крае добились увеличения от 750 до 6600 человек. По Оренбургской области - с 1500 до 3500 по расстрельной категории. И т.д.
Стахановцы.
Вообще в 1937 году предполагалось репрессировать 380 000 человек. А фактически получилось в два раза больше. На тех поставили.

Но не смотря ни на что были и другие:

"Возвращались из Пермского края из экспедиции через Суксун. Близ Суксуна село Дикое Озеро. И вот в середине 37-го года председателю колхоза пришла разнарядка из района. Составить список: столько-то вредителей, столько-то контрреволюционеров, столько-то недобитых кулаков и подкулачников. А он взял да и уперся. Нет у меня таких! На него давай давить: запиши хоть кого-нибудь для количества. Он говорит: а надо вам для количества - меня забирайте! И они отступились.
И в Диких Озерах не забрали никого. А в Советино забирали. И в Верхнем Суксуне забирали. И в Ключах забирали. И везде забирали. А этих не тронули.
Это чудо, но такое бывает!
Рассказали суксунские музейщики, специально занималась Наташа Токарева. Узнаю фамилию председателя – обязательно расскажу."

</lj-like>