October 14th, 2013

лето

Главное

Проехался в выходные. Объехал все реабилитационные центры. На Детском большую уборку проводили. Детский куда сложнее стал. У нас долгие годы не было детей-наркоманов. Так, бедолаги, сироты при живых родителях. Задача была: одеть, обуть, накормить, смотреть, чтоб в школу ходили, да уроки учили. Последний год ситуация резко поменялась. Сплошь курящие, да и солевые пошли. Из приличных семей. Очень сложные. Федорычу одному не справиться. Ищем человека на Детский ему в помощь. Пока детей берем через раз. Очередь стоит. Скоро настроимся. Так-то кроме нас по детям никто не работает.

На мужских все нормально. Народ идет. В связи с употреблением спайсов и солей появилась новая категория: ходят такие тихие по дому, улыбаются, слюна по подбородку бежит. Родители оставлять боятся и ведут к нам. Говорят: "Давайте, мы вам за год заплатим по восемь тысяч в месяц, пусть у вас живет". Жалко родителей, но не берем. Нет шансов.

А в Быньгах тишина. Пусто все. Замерло. Нарушили Быньги. Наши живут там. Ковыряются по хозяйству. Так, инерция. Идеи не стало.

Заехал на Женский. Чистота. Младшие все в школу ходят, отличницы. Никита маленький увидел меня, обрадовался, уже все буквы знает. Сегодня ему гостинцев накупили: книжек, да машинок, да пластилину. Девчонки шарлотку испекли, сели с ними на кухне разговаривать, повспоминали. Обзвонили человек двадцать реабилитанток бывших - слава Богу, у всех все нормально. Устроились в жизни, замуж повыходили. А две между собой поженились. Зато не колются и работают. Вот и ладно. Совет да любовь. Вот, вроде, мне и полегче.

Ну и неприятности, конечно, всякие. Миша, кавказец, с цепи сорвался, запрыгнул к соседке, съел пять кроликов и довольный обратно прибежал. Та на нас заявление написала. Будем выплачивать контрибуцию. Да Бог с ними, с деньгами - перед соседкой неловко. Да и просто кроликов жалко.