November 20th, 2013

лето

Старая дорога

В конце XVII - первой половине XVIII вв. из Руси в Сибирь положено было ездить через Верхотурье. Потому что там сидели воеводы, и была таможня. И на Ирбитскую ярмарку все дороги засекались, гати нарушались, и ездить напрямую не позволяли, только через Верхотурье. Таможню отменили только в 1754 году. Но до этого времени все равно ездили в Ирбит напрямую. А как запретишь? Вода дырочку найдет.Дорога эта называлась "Старый Ирбитский тракт". Сначала ехали по Старому Вехотурскому, что идет через Пышму и Балтым. Ездить там в те годы было небезопасно. На Балтыме и на Адуе жили немирные вогулы (манси), собирались до тысячи луков! На легких лодках по Адую выходили в Реж, а по Режу до Ницы и дальше ходили с набегами. Иногда, как в 1662 году, объединялись с ногаями, черемисами (марийцами), сибирскими татарами и поднимали восстания. Жгли дома и посевы, убивали всех, кроме молодых девок и баб, и кололи весь скот кроме лошадей. Это была война за выживание. Просто они жили охотой и платили ясак. А когда селились русские, зверь уходил, а ясак спрашиавли. Вогулы уходили вслед за зверем, и поговорка была в наших краях такая: "Бежит, как вогул от русского". Но иногда они возвращались.

Я раньше думал, что название "Красный Адуй" связано с революционными событиями, но оказывается, оно старое, и связано с выходами красных охр. А когда едешь дальше по старому тракту мимо Мостового, не доезжая до деревни Пьянково ( первые поселенцы - выходцы с реки Пьяны) вправо уходит дорога, небольшой проселок сейчас уже разбитый лесовозами. Это и есть начало Старого Ирбитского тракта. Там еще местами сохранились остатки старых гатей. Дорога эта выводит к знаменитой деревне Колташи. Деревня эта относится к Адуйско-Мурзинскому самоцветному поясу. И еще в первой половине двадцатого века там находили рубины, сапфиры, и даже алмазы. А золото там мыли везде, и в Колташах, и в Аятке, и в Кунаре. И до сих пор моют. Из этой деревни родом знаменитый горщик Данила Зверев. А дальше этот тракт идет вдоль Режа через села Глинское, Арамашку, Арамашево (Арамашевская слобода), а дальше есть два пути: через Коптелово по Режу, или через Синячиху по Нейве.

А это я перед Колташами нырныл в речку Талицу. Там с левой стороны раньше деревня была, на бугре стояла возле чистого соснового леса. Сейчас уж ничего нет. Иван-чаем все заросло. Почему брызг много? Да торопился. Жизнь-то короткая.

лето

За безотлагательное введение визового режима

---- (1)
Рассказать, что было дальше? Те дети, которые постарше, из больницы убежали. Остальные ушли вместе с матерями. И все снова начали бродить по городу и попрошайничать.

И никто не знает, что с ними делать. Нет механизмов.

Зачем эти люди здесь?! Кто их сюда приглашал?! Я не приглашал. Думаю, что и вы не приглашали.

Тогда почему они здесь - люди, которых мы не приглашали и которых мы не хотим видеть?

Эта ситуация выглядит, как неуважение к своей стране. Страна – это не проходной двор. Город – тем более. Это наш дом. И если кто-то едет к нам в гости – пусть расскажет, зачем он едет, к кому и спросит, хотим мы его видеть или нет.

Если бы у нас был визовый режим хотя бы с наркопроизводящими регионами (читай – со Средней Азией), они бы сюда никогда не приехали. Потому что никто бы не пригласил.

И еще. Если бы был визовый режим, их можно было бы сразу же депортировать туда, откуда приехали.

И для тех, кто понимает – если бы мы ввели визовый режим с наркопроизводящими регионами, мы бы получили безвизовый въезд в Европу. Но это уже так, в качестве приятного бонуса.