Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

лето

В защиту поэта

Комсомольцы накинулись на Андрея Макаревича. Все пятки искусали.
Тридцать пять лет я это вижу. Одним комсомольцам не нравятся тексты, другим - музыка, третьи простить не могут, что не тех поддержал, другие просто простить не могут...

Некоторые в злобе и зависти своей уже постарели, как сморщенный лимон. А Макаревич,как и всегда, делает, что считает нужным и говорит, что думает. Потому, что он Макаревич, а они - комсомольцы.

И еще. Макаревич мой товарищ и достойный русский человек.

Когда ко дну идет баркас
Или рыбачья фелюга,
Шаланда, шлюпка, словом, то,
Что не господствует в размерах,
Картина бедствия проста:
Седой матрос кричит: "Полундра!",
И, не теряя время на дебаты,
Весь экипаж, покинув борт,
Стремится к полосе прибоя.
Но если вдруг ко дну идет
Трансокеанский лайнер
В двенадцать с лишним этажей,
Картина бедствия иная:
В машинном — паника. Вода
Все туже давит в переборку,
Искрит проводка,
Гаснет свет...
А наверху еще гуляют,
Горят огни, играет джаз,
Стюард, надушенный не в меру,
Разносит "Брют", и нет причин
Для огорчений и тревоги.
И мне все чаше снится сон:
В машинном — паника. Вода
Все туже давит в переборку,
Искрит проводка, гаснет свет,
Я остаюсь один в отсеке,
И вот уже соленый лед
Дошел почти до подбородка,
Через двенадцать этажей
Я слышу музыку и смех,
И мне до них не докричаться.

(Андрей Макаревич)
лето

Соблазн

Говорил уже, закончил книгу про Фонд. По выходным вычитываю, вношу последние правки. 15 лет Фонду - целая жизнь. А последние два года мы очень тяжело жили. Целая война была. И не наркоторговцы против нас воевали, а власть пыталась уничтожить. И ради того, чтобы нас не было, не стесняясь, брали в союзники наркоторговцев, нарколыг и просто конченных подонков. Отнимали здание, громили реабилитационные центры, сажали в тюрьму, и все время старались оболгать. Руководили всем процессом трое приезжих начальников, люди недалекие, самолюбивые и беспринципные. Они все трусливо делали чужими руками и пытались все время остаться в стороне. Они даже не поняли, что натворили. Но мы устояли. И вот я заканчиваю книгу. И у меня есть большое желание дать крупные фотографии этих трех начальников, поставить рядом с ними фотку известного наркоторговца Назира Салимова, пару серьезных золотозубых цыганских барыг типа Мамы Розы и Таньки Морозовской - в один ряд, подписать все фамилии, клички, звания и должности, и сказать: эти люди ненавидят маленькую народную организацию "Город без наркотиков" и делают все возможное, чтобы ее уничтожить. И я могу себе это позволить, потому что это правда, и потому что я их не боюсь. А дальше книга выйдет тиражом сто тысяч экземпляров, и это будут знать все. И пусть потом к зеркалу стесняются подходить.
А потом думаю дальше: а зачем мне про них писать? Они приехали и уехали. Фонд здесь любят и будут помнить долго, а может и еще дольше. А они уедут и про них все забудут. Через несколько лет уже фамилий никто не вспомнит. И вот нахрена я буду их увековечивать?
лето

Пушкин

«Александру Сергеевичу хорошо
Ему прекрасно
Шумит мельничное колесо
Боль угасла

Баба щурится из избы
В небе жаворонки
Только десять минут езды
До ближней ярмарки

У него ремесло - первый сорт
И перо остро
Он губаст и учён как чёрт
И всё ему просто

Жил в Одессе бывал в Крыму
Ездил в карете
Деньги в долг давали ему
До самой смерти

Очень вежливы и тихи
Службой замученные
Жандармы его стихи
На память заучивали

Даже царь приглашал его в дом
Желая при этом
Потрепаться о том о сём
С таким поэтом

Он красивых женщин любил
Любовью не чинной
И даже убит он был
Красивым мужчиной

Он умел бумагу марать
Под треск свечки
Ему было за что умирать
У Чёрной речки…»

(Булат Окуджава)
лето

Хороший день





Вчера встретился с Президентом Финляндии и послом Финляндии в России.
Хорошие сильные люди. Любят свою страну и с уважением относятся к нам. Минут сорок разговаривали.
Они сказали, что поддерживают проведение ЭКСПО 2020 в Екатеринбурге.
Еще мы поговорили о возможностях культурного обмена. Есть несколько хороших мыслей. 
 

Сегодня прошло первое заседание Городской Думы. Меня утвердили Главой Екатеринбурга. Познакомился с депутатами. Депутаты разные. Это хорошо.
Заселился в кабинет. Вникаю. Начинаю работать. В общем-то и не прекращал.

Здесь Таганка на гастролях. Вениамин Смехов снова в гости пришел. А я Смехова очень люблю. Он один из тех людей, с кем я могу разговаривать о поэзии и о стихах в полную силу. А в этот раз он еще актеров привел. А я приехал домой переодеться и успел им небольшую экскурсию по музею провести.
Играют "Нет лет" по стихам Евтушенко. Вениамин Борисович ставил. Передал мне привет и поздравления от Евгения Александровича, а я передал для него книжки, пожелал доброго здоровья, и рассказал Вениамину Борисовичу старую историю:


"Когда-то мой товарищ завел собаку. Это был еще щеночек, и его чрезвычайно строжили. А я приходил в гости и незаметно его баловал: то по голове поглажу, то пузо почешу, а то незаметно скормлю кусочек мяса или колбаски.

Потом жизнь нас развела и я попал в этот дом лет через шесть. И могучий породистый пес, услышав мой голос, бросился ко мне, отчаянно заскулил по-щенячьи, стал тыкаться носом, повизгивая, а потом и вовсе перевернулся на спину и стал дрыгать лапами. Хозяева были удивлены - они его таким не видели.

Потом, когда он стал совсем старым, у него отказывали задние лапы, он даже не мог подняться. И все равно, если я приходил, он радостно повизгивал и старался лизнуть руку.

…Я также с детства помню всех людей, которые любили меня, которые вовремя сказали доброе слово. Меня это согревает всю жизнь, и я всем этим людям очень благодарен"
http://roizman.livejournal.com/243054.html
-------------------------------


"Когда-то в 88-м году я встретился с Евтушенко. Встретился не где-нибудь, а в Омске. У Евтушенко был авторский вечер. Полный зал народа, в проходах стояли. После выступления выстроилась очередь, человек 150 - подписывать книжки. А у меня была с собой рукопись со своими стихами, и я в эту очередь зачем-то затесался. И видимо, выглядел со своими листочками достаточно нелепо, потому что Евгений Александрович обратил на меня внимание и говорит:
- Это что у Вас, стихи? Заходите.
И вежливо сказал ожидающим:
- Извините, мне надо поговорить с поэтом.

Он внимательно посмотрел небольшую подборку, на нескольких листах поставил плюсы, а на первом стихотворении размашисто написал: "Кириллу Ковальджи: дорогой Кирилл, горячо рекомендую тебе очень талантливого Женю Ройзмана…"
Стихотворение было следующее:
В Империи развал. Шумят рабы.
Спартак в ударе. Просветлели лица.
Но чучело Вождя в плену томится,
А из провинций все текут гробы.

Окраины бурлят. Им отделиться
Хотелось бы. Кто в лес, кто по грибы -
Куда угодно. Лишь бы от судьбы.
А Император волен застрелиться.

Сенат прогнил. Лишь выправка да спесь.
Все скурвились. Пора срывать погоны.
Из Сирии выводят легионы.
Все правильно. Они нужнее здесь.

Империя, как тот презерватив,
Что пацаны всем скопом надували,
Вот-вот взорвется, матушка. Едва ли
Империю спасет инфинитив.

Что делать? Сам не знаю. Но держись.
И утешайся запрещенным средством.
Поэту не к лицу спасаться бегством.
Но все же крикнуть хочется: "Ложись!"

10 июня 1988 г.

У меня от счастья кружилась голова. К Ковальджи я так и не попал. Стихи в "Юность" взял у меня взял Натан Злотников, опубликовали их лет через пять. Рукопись с автографом Евтушенко куда-то пропала (потому что я ее таскал и всем показывал), но доброе чувство благодарности меня не покидает. Всего-навсего отнесся по-человечески, а столько лет помню!
Может быть, и поэтому в том числе стараюсь помогать молодым поэтам"
http://roizman.livejournal.com/243449.html


лето

Планы

После четвертого вестника Музея Невьянской Иконы, мы с известными учеными с С. Белобородовым и Ю.Клюкиной, с издательством "Автограф" сделали приложение - большую статью Н.С Смородинцева "К истории Невьянского завода".  Получилась замечательная книжка, и еще в ней очень много интересных иллюстраций.
001002

Смородинцев известный на Урале врач и краевед, дружил с П.П Бажовым, и, самое главное, является одним из автором монументального труда "Приходы и церкви Екатеринбургской Епархии", 1902 год.

Сейчас начали готовить отдельную книгу по истории Бынег и знаменитого Никольского Храма.  Делаем большой исторический обзор начиная с семнадцатого века, и я отдельно с картинками дам историю реставрации иконостаса и расскажу, как мы эту церковь спасали. И обязательно расскажу о тех, кто старался нам помешать, кто пытался нас оболгать, и конечно дам фотографии этих людей. Это будет серьезное научное издание, и все подонки войдут в историю. Естественно, в своей компании, и в соответствующем ореоле. А как хотели-то?

Одновременно, мы с Юлей заканчиваем книгу "Домик в Кунаре". Она уже в печати. Возможно, в октябре уже появится. К сожалению, в связи с обстоятельствами, не успели выкрасить фасад в этом сезоне, хотя, леса уже поставили. Если после восьмого погоды постоят, может еще успеем. Но, сделали все равно, много. Отремонтировали пионеров и еще по жестянке.

В ближайшее время, отдам в печать серьезный альбом "Ранняя Невьянская икона". Я выступаю как главный редактор и автор большой вступительной статьи. А замечательный ученый В.И Байдин, сделал серьезный обзор Невьянских иконописцев конца семнадцатого, начала восемнадцатого века. Это будет первая публикация ранних Невьянских Икон. С Леонидом Салминым будем делать.

Уже собрал еще одну книгу рассказов из жизни. Наверное, издам к Новому Году.  Книжки моих рассказов востребованы и расходятся очень быстро.

Зависли два серьезных проекта - История открытия и изучения Невьянской иконы, там уже более четырехсот страниц, и конца не видно.

И не могу выполнить заказ ЭКСМО, на новую книгу "Город без наркотиков". Понятно, что она уже давно написана, просто надо снова погружаться, вытаскивать и систематизировать материалы. Просто возможности нет.

А на самом деле, хотелось бы писать стихи.
лето

Что ищут?

Возвращался ночью, полпервого, из реставрационной мастерской. Останавливают ДПСники. Даю документы. Двое. Офицеры. Напряженные. "Багажник откройте!". Ну, открыл. Сумка. Форма спортивная. Кроссовки. "Двери откройте!". Полезли с фонариками. Увидели упаковку с книжками:
- Это что?!
- Книжки.
- Что за книжки?!?!
- Сам написал.
Увидели памятку для родителей. "Памятка, - говорю, - для родителей. Возьмите, если надо". Взяли.
Обсмотрели всю машину. Вернули документы. Вижу - неловко им. "Парни, а че надо-то было?" Пык-мык, "ну, вот, там угон..."
Да, ладно, самим-то не смешно?
Еду, смеюсь: интересно, что в следующий раз придумают. Фантазия-то небогатая.

лето

Счастливчик

Александру Сергеичу хорошо!
Ему прекрасно!
Гудит мельничное колесо,
Боль угасла,

Баба щурится из избы,
В небе — жаворонки,
Только десять минут езды
До ближней ярмарки.

У него ремесло первый сорт
И перо остро.
Он губаст и учен как черт,
И все ему просто:

Жил в Одессе, бывал в Крыму,
Ездил в карете,
Деньги в долг давали ему
До самой смерти.

Очень вежливы и тихи,
Делами замученные,
Жандармы его стихи
На память заучивали!

Даже царь приглашал его в дом,
Желая при этом
Потрепаться о том о сем
С таким поэтом.

Он красивых женщин любил
Любовью не чинной,
И даже убит он был
Красивым мужчиной.

Он умел бумагу марать
Под треск свечки!
Ему было за что умирать
У Черной речки.

(Булат Окуджава)
лето

Господа...

... С прискорбием вынужден сообщить, что Россией правят сволочи. Разумеется, как каждый человек, я могу ошибаться. Буду счастлив опровержению. (М. Веллер. "Великий последний шанс")



Сегодня исполняется 65 лет замечательному русскому писателю и моему старшему товарищу Михаилу Иосифовичу Веллеру.

Желаю ему доброго здоровья и всегда оставаться самим собой.

лето

Живем

Книгу закончил сегодня. Ранняя Невьянская Икона. Понимание появилось лет пятнадцать назад, но сделал только сейчас. Урывками работал по субботам и воскресеньям. Каждый раз садился писать при разных обстоятельствах и с разным настроением. Текст немножко ломаный получился. Зато визуальный ряд хорош. Ранняя невьянская икона раньше не публиковалась и практически неизвестна специалистам. Интерес в том, что в двадцатых-тридцатых годах восемнадцатого века, в эпоху жесточайших гонений на старообряцев, на Демидовских заводах вдруг появляется ряд икон высочайшего уровня, которые вобрали в себя лучшие черты русского иконописания, обнаруживают знакомства со стилями ведущих мастерских семнадцатого века и при этом не имеют прямых аналогов среди более ранних и современных им памятников! Сейчас дело за малым, мой старший товарищ и научный руководитель, крупнейший специалист по истории горнозаводского урала В.И. Байдин готовит свою часть - словарь иконописцев, куда войдут все отметившиеся на Горнозаводском Урале мастера. Основные источники - розыскные и следственные дела. В частности протоколы допросов, хранящиеся в архивах. Восемнадцатый век запротоколирован полностью.

А я свою часть закончил и поставил точку. И поехал на Женский. Книжек всяких набрал: Эдгара По, Анну Каренину, Испанскую Балладу Фейхтвангера, Трех Мушкетеров и еще разных хороших книжек. А по дороге заскочил на Детский. Там Саня Шмыга Федорычу машину чинит. Федорыч его, как личного механика припахал. Саня повзрослел, серьезный стал - Самодел к нему с уважением относится. И Юра Московский повзрослел, уже не мечтает стать вором в законе, а хочет поступить в автотехникум. А тут еще Сергей Николаевич выполз и я вдруг вспомнил, что у меня есть Три Мушкетера и подарил книжку ему. Вы же понимаете, глупо везти эту книжку девчонкам, когда есть парни.



На Изоплите народу прибыло. Средний возраст чуть больше двадцати. Сегодня за день человек пятнадцать позвонили, просятся на реабилитацию. Повар у нас на Изоплите, по прозвищу Гангрена! Я говорю: "Не катит, где такое видано - повар по прозвищу Гангрена?! Надо или повара менять или кликуху". Эдик говорит: "Его еще Хреновина кличут! Он по приправам разным кумарит". "Ладно, - говорю, - ништяк, повар Хреновина канает, все не Гангрена".

В спортзале полно народа. Серега жмет 250, готовится к Чемпионату Мира в Праге. Пообщался со всеми, и с карантином, вроде все нормально.


Поехал на Женский. Дождь хлынул. Снег пошел. Подъехал, а там обычно Миша, кавказец здоровенный на меня бросается и лает, аж хрипит. А я делаю вид, что мне не страшно и смотрю, чтобы цепь не порвалась. А в этот раз тишина, молчит, и даже носа из будки не кажет. Я Диму спрашиваю, он там не заболел? А Дима говорит - да не, он просто в дождь из будки не выходит. А, понял!
У девчонок все чисто и убрано. Все собрались. Оценки у маленьких хорошие. Между собой не ссорятся. Умницы. Стали думать, какие мероприятия нам запланировать. И вдруг несколько говорят: "Давайте в театр сходим!" Я было задумался, и вдруг несколько человек враз: "А мы не хотим в театр!" Я говорю: "О, а кто не хочет, в театр пойдет обязательно!" Педагог, че. Со всеми поговорил, все устаканилось. Девчонки посвежели, похорошели. Карантин пуст. Можем брать.

В Быньгах тоже народу прибыло. Многие родители про Быньги знают, просятся именно туда. И действительно - там несколько солевых бросили колоться (первый опыт), а еще у одного шизофрения прошла.


В "Стране без наркотиков" Серега дежурит на телефоне 8-953-0000-953. Операции идут. Несколько злых притонов закрыли. Живем, стоим.
Улыбаюсь.
лето

Первое марта

Народовольцы где б вы ни были
Пора возвращаться

Народовольцы вас не забыли
Вас снова боятся

Народовольцы первый весенний
Близится месяц

Народовольцы не возвращайтесь
Снова повесят

Первое марта вот и дождались
Где добровольцы

Вы ошибались но я люблю вас
Народовольцы...



Е. Ройзман
1981