?

Log in

No account? Create an account

Категория: город

Из Facebook (29 марта 2018)

‪Екатеринбург!‬
У нас хотят отнять наше право самим выбирать себе мэра! ‬
‪Мнение жителей города им безразлично.‬
Мы остались одни из последних в стране, кто имеет такое право и его надо отстоять.

‪Митинг против отмены прямых выборов 2-го апреля в 19.00 на пл. Обороны. ‬
‪Я буду.‬

Метки:

В Ереване День города. Меня пригласил мэр Еревана. Город древний и очень красивый. Дороги хорошие и чисто. Пандусы и понижения бордюров для инвалидов, по-европейски. Много народу на улицах. Пьяных нет. По русски говорят все и охотно. В школе учат. Вообще русских любят и уважают. Хвалить ничего нельзя - сразу же попытаются подарить. Музеи очень хорошие. Отношение к своей истории трепетное. Армения на протяжении тысячелетий, сталкиваясь с такими могучими завоевателями, как персы, Византия, монголы, Тамерлан, сельджуки и безжалостные османы , постоянно вынуждена была доказывать право на существование. В 12 м веке, Мхитар Гош написал первый судебник, которым Армения пользовалась до 19 го века. В этом лаконичном судебнике всего одно преступление каралось смертной казнью. Измена Родине.

Встреча

В страшном каунасском гетто уничтожили много евреев. Убивали. В один день, 28 октября 41-го года, расстреляли порядка десяти тысяч человек. А однажды, за один день, фашисты с полицаями убили всех детей. Их выманивали из домов музыкой. Тех, которых матери не отпускали, убивали на месте, прямо на глазах у матерей.
Потом наступило затишье.
А в 43-ем году все гетто перешли в ведение СС. И снова начались казни.
И один молодой 30-летний еврей, голый, стоя на краю рва, упал вниз с первыми звуками очереди. Его завалило телами. Он в ужасе стал выбираться. Пытаясь вылезти, зацепился руками за бруствер. Полицай, засмеявшись, проткнул ему руки штыком. И он свалился обратно.
До ночи он лежал во рву.
И ров под ним дышал, стонал и шевелился. Ночью он выполз, встал на ноги и побрел в строну далеких огней. Набрел на хутор. Как-то перелез через забор и увидел у крыльца на веревке какую-то простыню. Он накинул ее на себя, поднялся и осторожно, пробитыми руками, стал скрестись в дверь. Дверь отворила молодая женщина. Он перешагнул через порог,  навалился спиной на косяк и прошептал: "Спасите меня..." Она поджала губы и говорит: "Уходи от сюда! Если тебя здесь найдут - бьют и меня, и моих детей! Уходи туда, откуда пришел!" Он посмотрел на нее и говорит: "Не прогоняй меня!" И вот он стоит перед ней, изможденный, с пробитыми руками, в белом, и спутанные волосы все в крови прилипли ко лбу.
Он молчит.
И она молчит.
И она покачала головой: "Уходи!"
И вдруг из-за занавески выбежала маленькая светлая девочка, подбежала к ней, обняла ее за ногу, подняла голову и сказала: "Мама, не прогоняй его! Это же наш Бог Иисус Христос!"...
Они прятали его и ухаживали за ним.
Потом он ушел к партизанам. Воевал. Участвовал в самых дерзких операциях. Всех удивляло, что у него напрочь отсутствовало чувство страха. Погиб он уже в самом конце войны.
Я разговаривал с этой девочкой в 1988 году, в Каунасе. Ей было пятьдесят. Она была моложе, чем я сейчас. И я слушал ее, и меня знобило. И я ей говорю: "Ну да, конечно, изможденный человек, лоб в крови, руки пробиты, запахнутый в белое... Вы же тогда маленькая были, просто такое впечатление..." А она подняла на меня глаза, посмотрела спокойно и внимательно, покачала головой и говорит: "Вы не поняли. Это действительно был Иисус Христос".

Во первых строках

Многие ждут, что я буду писать, что я вижу в мэрии и как мне работается.

Во вторник, 24-го, было первое заседание, где, среди прочих вопросов, меня утвердили. Со среды я в мэрии. Люди вокруг, в основном, доброжелательные и разумные. Присматриваемся друг к другу. Обычный процесс.

С понедельника на работе безвылазно. Будет что-то интересное - расскажу.

Доколе.

Был в гостях Володя Шахрин.
Зашел разговор про нового мэра Екатеринбурга.
Володя говорит: "Я ведь вспомнил его. Это был 1985 год. Я тогда на стройке работал. На ЖБИ. В СУ-20. И вот, меня вызывают в Кировский райком партии. А мне любопытно - зачем я им нужен? И я, прямо в дедовской шинели, в резиновых сапогах, туда заявляюсь. А там сидит эта наглая рожа, отъевшийся комсомолец, дослужившийся до третьего секретаря райкома, и как давай визжать:
- Вы что себе позволяете! Вы не вписываетесь в наш формат! Вы не те песни поете! Вы портите нам всю статистику! И названием вашей группы "Чайф" осквернена стелла "65 лет ВЛКСМ"!!! У вас будут такие проблемы!!! Я вам такое устрою!
А Володя пожал плечами, и говорит:
- Слышишь ты, идиот, я работаю заливщиком фундамента на нулевом цикле! Ты что, собираешься меня еще ниже отправить? Так это не в твоей компетенции.
Тогда этот пожизненный комсомолец осадил и зашел с другого конца:
- Ну ладно, ты ничего не боишься, но у тебя же дети растут. Ты о них подумал?
А Володя говорит:
- Ну-ка расскажи!
- Ты пойми, они вырастут, им же надо будет в институт поступать, карьеру делать, а мы ничего не забываем!..."

"И, представляешь, - с горечью говорит Володя, - четверть века прошло, и я вдруг вновь вижу эту рожу, которая стала мэром моего родного города, и думаю: ну когда же кончится у них эта крапленая колода!?"...

Метки:

Метки

Разработано LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner