Category: искусство

лето

Из Facebook (15 апреля 2018)

«Слава Русскому народу!»

Однажды, в 1962 году, на въезде в Верх-Нейвинск , где разворачиваются автобусы, с утра появился яркий плакат «ДОЛОЙ ХРУЩЕВА! СЛАВА РУССКОМУ НАРОДУ!». До обеда висел. Все сбегали, посмотрели. Слухи по поселку поползли. И вот приехали какие-то люди в гражданской одежде, но с военной выправкой. Плакат сорвали. Сориентировались на местности. И тут же извлекли на свет божий молодого патлатого художника. Не били. Но вежливо объяснили, что существуют места не столь отдаленные, сколь необжитые. И из всего семейства цитрусовых в этих местах водится только клюква, коей молодому художнику предстоит лакомиться лет десять. Без сахара. Тем самым есть все шансы исправить косоглазие. На робкое возражение художника, что у него косоглазия не наблюдается, один из гражданских показал ему увесистый кулак и поправил: пока не наблюдается.
А вообще-то даже не били. И разговаривали довольно вежливо. Причем «Долой Хрущева!» их не интересовало. А вот «Слава русскому народу!» очень задело. Задавали вопросы с подковыркой. Почему «русскому», а не «советскому»? Сам ли придумал? Кто подучил? И все такое.
Надо сказать, что художник отделался легким испугом. Было собрание, его исключили из комсомола. И все. Добра пирога!

Я виделся с ним. Хороший дядька. Смеется.
Спрашиваю: а почему «Долой Хрущева!»?
Враз посерьезнел. Ты что, говорит, Женя, он нас едва-едва в Третью мировую не втянул!

лето

Имя отца

(пост в Facebook 4 марта 2018)
Имя отца.

Был отец, была мать и пятеро детей. Отец работал председателем колхоза и его все уважали. Когда началась война, отец ушел на фронт и погиб в 41-м. А мать умерла. Эчику, младшему, было пять, а старшей сестре тринадцать. Так впятером и тянули всю войну. Как-то продержались. А уже после войны, когда из деревни выжали все соки, стало совсем тяжело. У них на пятерых была корова. Они сбивали масло, а масло у них забирало государство как налог. Старший брат пас колхозное стадо. С ним обещали расплатиться зерном. Там пшеницы не было, только рожь. И он пас стадо с весны до самых заморозков. Пришел в правление, а зерна не дали. Нету, говорят. И вот он вернулся домой и плачет. И сидят они все впятером, брат плачет, все молчат, и как зиму жить — непонятно…

И тогда Эчик от отчаянья и гнева написал письмо в правление колхоза. От отца. «Здравствуйте, дорогие земляки. Пишет вам бывший председатель нашего колхоза, а ныне офицер Советской Армии, Барцев Александр Петрович! До сих пор не мог известить о себе, выполняя важное задание товарища Сталина. Все расскажу, вернувшись. А пока незамедлительно доложите мне, как поживает моя семья, живы ли они, здоровы, и не нуждаются ли в чем?..» А обратный адрес указал — Стерлитамак. Просто он нашел в коробочке старое отцовское письмо, написанное в Стерлитамак, скопировал почерк и, обведя печать, старательно перевел ее на конверт. А девчонка-родственница в третьем классе училась, почтальоном работала. Она и отнесла письмо в сельсовет.

И в тот же вечер пришел к сиротам председатель колхоза Соколов, а за ним пришел директор школы. Посмотреть, как живут. А потом пришли все соседи. И вся деревня узнала, что отец у них нашелся и что он живой! А на следующий день во двор заехала подвода, груженная зерном. И возчик сам перетаскал все мешки.

Погибший отец не мог спасти своих детей.

Спасло его имя.

А маленький Эчик прожил большую жизнь и стал художником. Он рисовал свой народ - марийцев, их героев, обычаи и характеры. Я купил все лучшие его работы и передал их в Музей Наивного искусства.



лето

(no subject)

Готовлю Музей наивного искусства, который отдам городу. Вот работы, которые будет жалко. Вырабатываю характер.
Это знаменитый вологодский художник Г. И. Попов. Он 1939 года рождения. Рисует то, что видел и помнит.

10393892_798928956840750_3521387497872728882_n

10614264_798928833507429_2198058547047253463_n

10906359_798928980174081_7049116786143492151_n

10906479_798928570174122_9169548995270166614_n
лето

И жена японского посла

Встречался с серьезным японским дипломатом. Возможно, будущий Премьер Японии. Разговаривали о сотрудничестве. Он сказал: "К сожалению наша страна присоединилась к санкциям". Я сказал, что санкции не распространяются на культуру и добрые отношения.

Обозначили возможные темы, договорились встретиться на Иннопроме, и я подарил ему старое издание "Исэ Моногатари" и "Антологию японской поэзии" в хороших переводах 54 года.
Он обрадовался.

Интересно - когда в разговоре с американцами, англичанами, немцами, французами собеседник демонстрирует знание их культуры и истории, в большинстве случаев воспринимается это как само собой разумеющееся.
Но если в разговоре с китайцем ты касаешься темы китайской культуры и поэзии, и обнаруживаешь хоть какое-то понимание предмета, китайцам это очень приятно, и они не скрывают своего уважения и благодарности.
Но если ты в разговоре с японцами обнаруживаешь знания об их искусстве и поэзии, то они демонстрируют искреннее удивление и радость.

Историю вспомнил.
Несколько лет назад в Москве в Музее Изобразительных Искусств им. Пушкина посол Японии организовал серьезную выставку. Гостей было очень много, в том числе и высокопоставленных. Курировала выставку супруга посла Японии.
Когда гости разошлись, стали видны следы фуршета, и оказалось, что весь пол истоптан. И пока смотрительницы переглядывались и думали что делать, жена посла сходила за ведрами и тряпками, и вместе с женами японских дипломатов моментально прибрались и быстро вымыли весь пол до блеска, а потом долго со всеми прощались и благодарили.

лето

Помогите найти

В несколько музеев Екатеринбурга приходил внук художника Михаила Антонова (судя по всему у него фамилия тоже Антонов), и предлагал картинки своего деда "Расправа над Романовыми".



По разным причинам музейщики эти картины не приобрели, а я сейчас пытаюсь найти эти картинки для Музея Наивного Искусства.

Здесь в Екатеринбурге память о расстреле еще жива. Когда-то художник Мосин задумав картину "18 год" разговаривал с непосредственным участником расстрела, который в деталях описал всю казнь и рассказал множество подробностей, который он ранее не озвучивал на встречах с пионерами и комсомольцами. Мосин все рассказал своему соавтору Мише Брусиловскому, после чего ушел в запой. Через много лет Брусиловский, собравшись с силами, рассказал мне эту историю. Я постарался запомнить все и какие-то детали зафиксировал.

Если кто-то в Екатеринбурге мне подскажет, где найти внука художника Антонова, по фамилии Антонов, буду признателен.
Мне кажется, это важно

лето

Портрет

Меня спросили: "Чей портрет повесите в кабинете?" Я, не задумываясь, вдруг сказал: "Бродского".

А потом думаю - где я его возьму?
И позвонил Мише Брусиловскому.
Говорю: "Миша Шаевич, нарисуйте мне пожалуйста потрет Бродского!"
Прошло несколько дней, и вот Брусиловский зашел в гости с законченным портретом.

Мне очень понравилось. А Брусиловский говорит: "Обрати внимание - всего одна цветная деталь. Это единственное, что связывает поэта с этим миром".

лето

Продавец воздуха



Зашел в гости могучий художник Миша Брусиловский. Восемьдесят два года уже исполнилось.
Я говорю:
- Миша Шаевич, вам что, дали губернаторскую премию?
- Про премию, Женя, мне только сказали. Денег не выдали. Но грамоту дали. Это, - говорит, - меня готовят к тому, что проводы будут торжественными.
И смеется.

А с ним замечательный художник Жуков. Володя настолько продвинутый, что обогнал сам себя. В силу этого картинки продаются не очень. Ну что сделать - нет пророка.




И однажды знаменитый кузнец Лысяков, автор кованой монеты в Один Куй, которая, с недавних пор стала особенно актуальной, тем более, что на нее ничего купить нельзя, будучи исполненным корпоративного сострадания к брату художнику, обогнавшему время, говорит Жукову:
- Володя, у меня есть деньги, а у тебя есть идеи. Давай, как два русских человека, сделаем с тобой гешефт - я буду покупать у тебя идеи.
Жуков обрадовался:
- Этого добра у меня сколь угодно.
Лысяков говорит:
- По пятьдесят рублей за идею годится?
Жуков посмотрел на Лысякова, покачал головой и говорит:
- Ох, Саша, разорю я тебя!

Жуков, конечно, фонтанировал, но и Лысяков был разборчив. Ну и Жуков, конечно, не промах.
Например Жуков знает, что Лысяков в мастерскую заедет. А идей, как назло, нету. Вот уже стук в ворота, Володя оглядывает мастерскую и видит в уголке два маленьких мраморных кусочка. Лысяков вваливается, поглаживает бороду:
- Ну что, Володя, есть идеи?
- Есть, - с достоинством отвечает Жуков.
- Ну, покажи.

Жуков протягивает Лысякову маленький белый брусочек, а ровно по средине строгая черная черта.
- Что это? - спрашивает Лысяков.
- Полдень! - отвечает Жуков.
Александр Андреевич уважительно крякает.
- В общем-то и сам мог догадаться.

А вот на ко, Саша, еще посмотри - протягивает черный кусочек, ровно по середине белая черта.

- Это что? - вскидывает брови Лысяков.
- Полночь, - разводит руками Жуков.
- Уел, - говорит Лысяков, и лезет в саквояж за деньгами.

И вот однажды звонит мастер Лысяков мастеру Жукову:
- Что, Володя, есть идеи?
- Ха, - отвечает Жуков.
- А много ли идей, - осторожно спрашивает Лысяков.
- Да рублей на пятьсот
- Ну вези. Жду.

И все, ехать уже надо. А идей-то где взять?!
И Жуков осматривает мастерскую. А он, как любой художник, человек рукастый и умеет делать все.
И когда-то он занимался камнерезкой. Фигурки делал да горки клеил. И у него весь угол завален каменной обрезью.
И он взял десять пакетиков и в каждый положил по десять разноцветных камушков. И поехал к Лысякову в кузню на Шарташ

Приехал, а там все вокруг него собрались. И мастера и подмастерья.
В рукавицах и колпаках. Они его, вишь, не очень жаловали. Они-то в кузне, у огня да с молотом в поте лица, а этот, гляди-ка, воздухом торгует.
И вот выходит Лысяков в кожаном фартуке.
- Ну, - говорит, - показывай !
Володя достает мешочек с цветными камушками.
- Вот, - говорит.

Кузнецы фыркнули
Лысяков говорит:
- Это что?
- А это, - говорит, - Саша, гляделки!
- То есть?
- Ну как - берешь и глядишь!
Почесал затылок Лысяков и вздохнули кузнецы.
- Ну доставай следующий.
Достает Жуков еще один мешочек с цветными камушками.
- А это что? - спрашивает Лысяков.
- А это, благодетель, кидалки.
- Как?
- Вот так - берешь и кидаешь!
И вздохнул Лысяков и почесали кузнецы затылки.
А Жуков уже за третим мешочком тянется, и снова цветные камушки.
А кузнецы уже не спрашивают а только слушают.
- А это, братец ты мой, считалки!
- Да-да, понял, - говорит Лысяков, - Берешь и считаешь?
- Видишь, ты уже сам догадался!
И достает четвертый мешочек.
- А это - дарилки. Берешь и даришь!
И пятый достает.
Тогда один молодой кузнец говорит:
- Так это же те же кидалки?
- Не тут-то было, юноша, ответил довольный Жуков.
- Это - смотрелки!
- Так ведь уже были смотрелки!?
- Нет дружок. Были гляделки!
И достает следующий мешок.
А молодой не сдается:
- Так вот же они смотрелки!
- Неправда ваша. Это - бросалки!
Кузнецы взмолились:
- Так были же уже бросалки!
- Кидалки были, - ответил Жуков. - Бросалок не было.
Лысяков махнул рукой и говорит:
- Ладно, давай все сюда. Сколько с меня?
Жуков говорит:
- Пятьсот рублей!
Начинает считать мешочки и вдруг оказывается, что их... девять! Забыл Володя один дома! Вот же незадача...
А Лысяков, человек рачительный и зоркий, тут же подметил:
- А десятый-то ты мне и не дал!
- Нет милый друг, - говорит Жуков, - все я тебе отдал.
- Ну и что у тебя в десятом?
- А в десятом у меня... Потерянный День! Забирай.
- Ну так дай мне его, я хочу его подержать!
- Ну как же ты, родной мой, его подержишь, если он - потерянный?!

И все рассмеялись, а кузнец с художником обнялись и расстались, довольные друг другом.
лето

Цветной камушек в мозаику

Двадцать лет назад из Ревды привезли Рождество Христово.


Несколько необычная икона. Широкая зеленая обводка - опушь, характерные горки и в левом нижнем углу дата 1887. Для старообрядческой иконы - большая редкость. Обычно даты пишут буквенными обозначениями от Сотворения Мира. У Максима Боровика мысль мелькнула - икона готовилась на международную промышленную выставку 1887 года, где в разделе "Кустарные промыслы" участвовали иконописцы.



Через десять лет, в экспедиции по полевым дорогам случайно выехали в Сарапулку. Замечательное старинное село. Шла дорога - два красивых каменных демидовских виадука. Один виадук разобрали в начале восьмидесятых, и еще все заброшенные каменные дома порушили. Ставили плотину на Ямбарке. Мелиорацию делали. Все бахнули в плотину. Рассчитали неверно. Не получилось. Зато видок теперь - как будто Мамай прошел.
Там еще три кедра росли. Шишек давали каждый год на все село. В начале девяностых один кедр срубили, второй подожгли, а третий сам засох.
Убили село. Несколько стариков живет.
И познакомился я там с потомком старообрядцев белокриницского согласия Михаилом Степановичем Шестаковым. Он там пасеку держит. И он благословил мне для музея очень редкую икону Второе Пришествие.




Дед Михаила Степановича притащил эту икону на спине, с риском для жизни, когда в 1929 году разорили старообрядческую церковь в Сарапулке. Икона семьдесят пять лет простояла в амбаре.
Раньше в доме было много икон. После смерти родителей какие-то забрали родственники, оставшиеся поворовали, а эта так и стояла.
Однажды заехали какие-то перекупщики:
- Дед, продай!
Михаил Степанович говорит:
- Этим, как и совестью, не торгуем.
Они прицепились и не отстают.
Тогда Михаил Степанович, как последний аргумент, говорит:
- Так она большая. Вам ее не увезти.
А они говорят:
- Так мы сейчас возьмем ножовку, распилим и погрузим.
Тогда Михаил Степанович не выдержал, достал двустволку, вышел на крыльцо и говорит:
- Ну сейчас я вам распилю!...

Collapse )


Господь сидит на троне, ангелы перед ним держат Книгу Жизни (на ней так и написано), и Господь читает по книге все поступки и судит. И которые хорошие, все идут в Райские Сады. И лица у них светлые. А которые плохие, те прямиком в Геенну Огненную. И выражение лиц у них соответствующее. А в левом углу дата 1871, и опушь такая же зеленая, и горки такие же характерные. И еще несколько признаков.

Очень сложная икона по реставрации была. Она, во-первых, тяжеленная, во-вторых стояла на полу, и правая часть подмокла и сгнила за семьдесят пять лет. И она болеет и постоянно приходится напитывать ее клеем и снова укладывать. А уголок, утраченный, надставили.



И вот год назад, совершенно случайно в Нижнем Тагиле отдали Огеннное Восхождение Пророка Илии. Красивая икона, старообрядческая. Здесь, на Горнозаводском Урале, культ Илии не имел сельскохозяйственного аспекта. Здесь Илью чтили, как ревнителя по старой вере, и за то, что умел говорить правду царям в лицо.



Обратите внимание - та же темнозеленая опушь, то же личное письмо и еще признаки.



И, пару месяцев назад ко мне обратился о. Виктор из Бынёг, и попросил проклеить и раскрыть одну из любимых храмовых икон Святитель Николай и Мученица Александра.


Икона, видимо, написана в честь бракосочетания Николая Второго с будущей императрицей Александрой Федоровной. На ней так и написано: "В честь 14 ноября 1894г."

Когда икону раскрыли, слева внизу обнаружилась ранее не читаемая тоненькая надпись "1895", а справа "В. Сухарев"
Сейчас эту икону можно увидеть в Никольском Храме в Быньгах.

И личное и одежды полностью совпадают по стилю и по приемам со Вторым Пришествием, и становится совершенно очевидно, что все четыре иконы написаны в одной мастерской, а эти две - одним мастером.


Василий Гаврилович Сухарев, крестьянин Невьянского завода, иконописец, родился в 1837 году, а в 1887 участовал в международной промышленной выставке, где был отмечен дипломом "За хорошее исполнение икон греческого письма" (не помню дословно).

Мастерская, видимо, была серьезная, география - Ревда, Тагил, Сарапулка, Быньги. Сейчас буду собирать по нему информацию. Вообще в изучении Невьянской иконы основная проблема - знаем практически все имена иконописцев (18 век на Урале весь запротоколирован, и 19-й тоже, огромное количество источников), но не получается привязать к этим именам конкретные памятники. Во-первых редки датированные иконы, а подписные встречаются еще реже. Старообрядцы старались иконы лишний раз не подписывать. Нескромно, да и все равно, что под протоколом подписаться. В 18-м веке, да и во второй третьей четверти 19 века писание икон старообрядцам было жесточайшим образом запрещено и приравнивалось к расколоучительству.

Поэтому даже такие небольшие удачи радуют.
Чтобы сделать это маленькое открытие, понадобилось двадцать лет, случайность и везение.

лето

Мозаика

Вчера звонит женщина - с сыном беда. А я слышу он у нее за спиной стоит. Дайте, говорю, ему трубку. Спрашиваю: Чем колешься? Отвечает: Винтом. Не сплю пол года! Спасите меня, помогите, не могу больше! Только вы меня бить будете, а я все равно никого не сдам!

А надо сказать, что все кто употребляет винт, амфетамины и прочую хрень, всегда сдают всех и вспоминают все. Для этого достаточно просто задать вопрос. Они начинают говорить и не могут остановиться. Главное не мешать.

Ладно, говорю, военнопленный, приезжай. Как тебя зовут? - Леха....... И вот утром приехал с мамой сдаваться. Мама плачет, его корежит. Уехал на Изоплит и лег на карантин. Вечером поеду поговорю.

По "Стране без наркотиков" 8-953-00-00-953 очень много обращаются. Звонят директора школ. Серьезные проблемы с наркотиками. Просят приехать, пообщаться со школьниками. Говорю одной - я приеду, поговорю с ребятами, услышат, будет контакт, но! Вам достанется, потом, что меня пригласили... А она говорит - "Мне дети важнее".

Наши работают. Несколько операций уже. Одна очень серьезная пошла. Москвичам нашим все показали.

Дети с Федорычем ходили на каток. Укатались все за двадцать минут. Федорыч сердится. Завтра грозится сам коньки надеть и показать класс. Он в прошлом хоккеист и задом ездит быстрее чем передом.

На Женском семнадцатилетняя оказалась непростая. Сирота без родителей. Воспитывалась у тетки, которая души в ней не чаяла и все для нее. И чувство вины еще. А та чувствовала и кровь тетке сворачивала. Вообщем манипулировала, а та манипулировалась. Ну, ничего. Сегодня уже пол мыла. И на кухне помогала.

Девчонки на выходных снова поедут в Быньги. Им в тот раз понравилось. А потом пойдут на "Старый новый Рок". Володя Шахрин и Горенбург билеты дали.

Наши в Быньгах на Рождество службу отстояли. Довольны. А еще прямо в церковной ограде горку высокую собрали. И, сделали-то ладно. Крепко, на винтах. Вышкурили все, без задиров. Все окрестные дети прибегают кататься. Там вообще детей много.

Так и работаем.
лето

Другой мир

Рассказывал, музею икону подарили.

Икона эта пограничная. Стилистика Невьянская, а написана, скорее всего, в Нижнеиргинске в 18 веке. Там на Осокинских заводах в 18 веке было несколько мастерских. Работали они для старообрядцев часовенных из Нижнеиргинска, Верхнеиргинска, Сараны, Верхней Сараны, Натальинского стекольного завода, Тисовского завода, Суксуна и, позднее, для Юговских заводов.

Иконы эти еще с 18 века имели ряд отличий. В частности, все надписи были сделаны каллиграфическим полууставом и использовались орнаменты. Там, в Нижнеиргинске, было несколько скрипториев, и очень высокий уровень книжной культуры. Эти знания и умения применялись и в иконописи. В свое время я писал об этом в "Красноуфимской иконе". Иконы эти сориентированы на старые Невьянские и в лучших образцах им не уступают. Беда в том, что на сегодняшний день известно всего порядка 100 Красноуфимских икон.


Вот как Михаил Ратковский начал её раскрывать:



Collapse )

Икона знаковая, поэтому будем делать полную реконструкцию. Проблема - золочение фона. Заново золотить нельзя. Во-первых, надо выводить в уровень большую площадь левкаса, а во-вторых, она будет блестеть как самовар. Поэтому придется как-то нейтрально тонировать. На лике несколько выпадений, надо будет набирать слой за слоем, а потом тонировать. И убирать свечной прожог с левой стороны лика, после чего дописывать. И очень много мелкой работы по полям. Потому что хочется собрать полностью. Будет очень красиво.

У меня есть несколько икон, происходящих из Красноуфимских краев, поля которых украшены изысканными и стильными книжными орнаментами. Покажу потом.

Почему об этом рассказал? Да просто неохота писать про наркотики и про всяких мерзавцев.