Category: история

лето

Имя отца

(пост в Facebook 4 марта 2018)
Имя отца.

Был отец, была мать и пятеро детей. Отец работал председателем колхоза и его все уважали. Когда началась война, отец ушел на фронт и погиб в 41-м. А мать умерла. Эчику, младшему, было пять, а старшей сестре тринадцать. Так впятером и тянули всю войну. Как-то продержались. А уже после войны, когда из деревни выжали все соки, стало совсем тяжело. У них на пятерых была корова. Они сбивали масло, а масло у них забирало государство как налог. Старший брат пас колхозное стадо. С ним обещали расплатиться зерном. Там пшеницы не было, только рожь. И он пас стадо с весны до самых заморозков. Пришел в правление, а зерна не дали. Нету, говорят. И вот он вернулся домой и плачет. И сидят они все впятером, брат плачет, все молчат, и как зиму жить — непонятно…

И тогда Эчик от отчаянья и гнева написал письмо в правление колхоза. От отца. «Здравствуйте, дорогие земляки. Пишет вам бывший председатель нашего колхоза, а ныне офицер Советской Армии, Барцев Александр Петрович! До сих пор не мог известить о себе, выполняя важное задание товарища Сталина. Все расскажу, вернувшись. А пока незамедлительно доложите мне, как поживает моя семья, живы ли они, здоровы, и не нуждаются ли в чем?..» А обратный адрес указал — Стерлитамак. Просто он нашел в коробочке старое отцовское письмо, написанное в Стерлитамак, скопировал почерк и, обведя печать, старательно перевел ее на конверт. А девчонка-родственница в третьем классе училась, почтальоном работала. Она и отнесла письмо в сельсовет.

И в тот же вечер пришел к сиротам председатель колхоза Соколов, а за ним пришел директор школы. Посмотреть, как живут. А потом пришли все соседи. И вся деревня узнала, что отец у них нашелся и что он живой! А на следующий день во двор заехала подвода, груженная зерном. И возчик сам перетаскал все мешки.

Погибший отец не мог спасти своих детей.

Спасло его имя.

А маленький Эчик прожил большую жизнь и стал художником. Он рисовал свой народ - марийцев, их героев, обычаи и характеры. Я купил все лучшие его работы и передал их в Музей Наивного искусства.



лето

(no subject)

Пророк Илья на горнозаводском Урале почитался не как покровитель сельского хозяйства. Здесь его уважали за ревность по старой вере, за аскетизм и пустынножительство, за то, что живым был взят на небо и, самое главное, за умение говорить правду в лицо царям без страха.
Эта икона объединяет два извода -Выговский "Огненное восхождение Пророка Ильи" и Ярославский "Илья в гроте". Это Невьянск 1821 год. По всему я считал, что это икона письма Богатыревых, извод местный, оформление доски и ещё ряд признаков, но, когда раскрыли, на опуши обнаружили надпись: "Сей святый обрас писан быть в Невьянском заводе иконописцем Ефимом Павловым Большаковым"
Правда потом, в ходе дальнейших исследований выяснилось, что Большаков был родственником знаменитых Богатыревых и мог работать по из прописям. Эта икона сейчас в реставрации, проблема в том, что пионеры старательно выцарапали глаза на каждом лике этой чудесной иконы. Думаю, что справимся.
лето

(no subject)

Пришла пожилая женщина. Говорит: «Мне уж умирать скоро, а у меня душа не на месте. Я маленькая очень любила своего деда, он добрый был, а потом он исчез. Я его все время ждала, искала, а мне никто ничего не говорил. И потом уж мне перед смертью родители рассказали, что его в 1937 году расстреляли». Я, говорит, очень хочу узнать что-то о его судьбе. Я говорю: «А как фамилия у него?». «Афанасьев Григорий Александрович» – говорит. Я говорю: «Подождите, прямо сейчас скажу». Сразу нашли: «1882 г.р. Родился в Вятке, жил в Свердловске. Севгипроцветмет, экономист. Арестован 19.12.1937, осужден 30.12.1937, расстрелян 03.01.1938». Ничего нового. Удивляет только спешка. Там, кстати, половину этого института выкосили. Показал женщине. Спрашиваю: «Легче стало?». «Нет» - говорит. И пошла.

И буквально через несколько человек заходит женщина. Показывает дореволюционную купчую. Ее дед, Герке Константин Эдуардович, в 1912 году купил на Шарташе гектар земли и собирался прожить там всю жизнь. Через 5 лет землю у него практически всю отняли, а через 20 лет расстреляли. Я сразу же показал этой женщине: «1870 г.р., родился в Волынской губернии, жил - село Шарташ, работал – вачежная фабрика, техник. Арестован 27.12.1937, осужден 15.01.1938, расстрелян 31.01.1938». Я говорю: «Он?». Она говорит: «Да, он». Пришла она спросить. Вот ведь есть документы, что им принадлежал гектар земли. Официально у них никто ничего не изымал, не конфисковывал. Как же так, почему осталось всего четыре сотки? И показывает мне купчую. А купчая такая, еще с ятями, торжественная и наивная. Я ей говорю: «У меня была здесь одна история, ко мне приходил старик Благин с Шарташа, так у него купчая 1854 года, полтора гектара было. Так эту купчую с 1917 года, также как и вашу, у них никто ни разу не посмотрел. И осталось у него сейчас несколько соток под обрез, да и то молодой сосед пытается оттягать». Она говорит: «Я знаю Благиных, я с его дочкой в одной школе училась».

А про Благиных вот какая история.

Зашел старик. Взгляд твердый и умный. Речь правильная. Из Шарташских старообрядцев. Их там уже совсем мало осталось. В 1937м у них на Рыбаков нашли газету 1905г где Манифест о веротерпимости с портретом Императора, забрали деда, потом отца. Отца расстреляли быстро, а деда уморили в тюрьме, перед самой смертью дали свиданку, и они шли пешком с Шарташа на Репина, и мать по очереди поднимала пятерых детей над загородкой, чтобы попрощались. Дед был совсем седой. Потом их, как семью врагов, выселили из дома и всю войну они жили на руднике в Березовском. Умирали с голоду. Мать писала Калинину. Пришло письмо, им вернули дом. Все было разграблено. В конце 50х деда и отца реабилитировали. Кто-то, прочитав этот текст, скажет: «Ну, вот видите же, не всё так плохо было!..».

Вспомнил эту историю и решил посмотреть картотеку:
«Благин Василий Евменьевич, 1871 г.р., русский, работал – артель «Красный кирпич», сторож, арестован 27.10.1937, осужден 16.11.1937, десять лет ИТЛ (умер в тюрьме)»;
«Благин Макар Евменьевич, 1889 г.р., русский, работал – артель «Красный кустарь», шорник, арестован 28.10.1937, осужден 02.11.1937, десять лет ИТЛ (не вернулся)»;
«Благин Андрей Васильевич, 1907 г.р., русский, работал – вачежная фабрика, раскройщик, арестован 11.02.1938, осужден 25.02.1938, расстрелян 07.03.1938».

Хотел про прием рассказать. Не получилось, потом как-нибудь расскажу.
лето

Про людоедов

Разговаривал с молодым жизнерадостным сталинистом. Он мне попытался своими словами пересказать то, что он запомнил из предвыборной агитки , направленной на окучивание сельских пенсионеров. А мне лень слушать и я попытался его успокоить простым аргументом. Говорю: Смотри. Только в 1937-38 годах по политическим статьям ( это данные НКВД) было репрессированно около 1.400.000 человек. Порядка половины из них, 682.000 человек ,были незамедлительно расстреляны. Таким образом страна , на протяжении двух лет убивала тысячу своих граждан в день. Еще раз. Убивали 1000(тысячу) человек в день, своих граждан , непрерывно в течении двух лет.. А он смотрит на меня, улыбается и говорит : Ну и что?!... Если я скажу, что мне стало страшно, то это не так. Мне стало противно. Но я всё равно буду с ними говорить.

P.S. Тут, как обычно набежали и требуют ссылок. Объясняю. Это данные Справки Спецотдела МВД СССР подготовленной для Политбюро ЦК КПСС 11.12. 1953 ( у историков "справка Павлова") на сегодняшний день понятно, что цифры занижены.

лето

Становится актуальней

...одинокий Ной
Ступив на трап, шаги свои замедли
И вслух скажи, взглянув на эту землю:
Я не достоин Родины иной.

Когда шаги услышишь за спиной,
Остановись и успокойся, чтобы
Вздохнуть глубоко и сказать сквозь зубы:
Я не желаю Родины иной.

Когда последний день перед войной
Еще не поздно, не упало слово,
Не надо ни спасения ни славы
Оставь меня, я встану под стрелой.

Когда уже затихнет за стеной,
По-новому увидишь и покажешь,
А все к земле ты слова не привяжешь
Я не желаю Родины иной.
1994 г.
лето

Что думаете?

Всю жизнь мне не дает покоя одна песня Высоцкого.

Я рос, как вся дворовая шпана -
Мы пили водку, пели песни ночью,-
И не любили мы Сережку Фомина
За то, что он всегда сосредоточен.
Сидим раз у Сережки Фомина -
Мы у него справляли наши встречи,-
И вот о том, что началась война,
Сказал нам Молотов в своей известной речи.
В военкомате мне сказали: "Старина,
Тебе броню дает родной завод "Компрессор"!"
Я отказался,- а Сережку Фомина
Спасал от армии отец его, профессор.
Кровь лью я за тебя, моя страна,
И все же мое сердце негодует:
Кровь лью я за Сережку Фомина -
А он сидит и в ус себе не дует!
Теперь небось он ходит по кинам -
Там хроника про нас перед сеансом,-
Сюда б сейчас Сережку Фомина -
Чтоб побыл он на фронте на германском!
...Но наконец закончилась война -
С плеч сбросили мы словно тонны груза,-
Встречаю я Сережку Фомина -
А он Герой Советского Союза...


Здесь два варианта. Или рассказчик негодует и показывает, что Сережка Фомин не воевал, благодаря блату, и незаслуженно стал Героем Советского Союза. Или наоборот, рассказчик думал о человеке плохо, и оказалось, что был не прав. В моем понимании, за второй вариант говорят простые вещи. Ну, первое, что Героя Советского Союза за просто так в те годы никому не давали. И пропевая повтор, Высоцкий проговаривает: «А он Герой Советского Союза» спокойно и значимо. И даже с какой-то ноткой растерянности. Мне кажется, это песня о том, что нельзя огульно думать о человеке плохо. Я правильно понимаю?
лето

Старые мастера

В 1989-м году я купил икону в Верх-Нейвинске. Купил я ее не с первого раза, потому что хозяин ее очень ценил и сильно торговался. Поскольку он жил в зоне за колючкой, тогда это называлось "Свердловск-44", а сейчас - Новоуральск, я каждый раз лазил к нему через забор. И обратно тоже через забор. И все-таки купил. До города я ее вез на руках, потому что доска ссохлась, красочный слой с левкасом вышел за края, некоторые части встали домиком, и часть фрагментов я аккуратно завернул в  бумажку. Смотрите, какой кракелюр - она была похожа на мозаику. С огромным трудом удалось прочитать датирующую надпись на нижнем поле, там, где сейчас виден ожог.  "От сотворения мира 7357 год" - 1849-й год. Это одна из последних икон в стиле Высокого Невьянска.

ni_003_1

Судя по всему, писал ее кто-то из знаменитых иконописцев Богатыревых. Это были очень уважаемые и авторитетные старообрядческие старшины, люди талантливые, образованные и несгибаемые. И честность ставили во главу угла. Замечательный тип русского человека.
Первый их предок Анания Богатырев появился на Невьянском заводе в 1717 году. А пришел он из Архангельской губернии Важеской волости села Осинов Ям.  Первый  иконописец из их рода Иван Васильевич Богатырев родился в 1759-м году. Это был мастер высочайшего класса. Он признается одним из лучших  в невьянской школе. У меня есть его икона 1786-го года. Это гениальная работа. При этом, больше четверти века мы не можем докопаться: у кого он мог пройти обучение? Правда, в соседних домах в Невьянске на Тульской улице жили крупнейшие иконописцы того времени Коскины и Малыгановы. Сейчас уже есть основания считать, что у них были между собой родственные связи.
Сам Иван Васильевич умер в 1827-м году. Существуют две иконы, подписанные им лично, несколько однозначно относящихся к его руке и еще несколько его мастерской.  Эти иконы можно смело выставить в Галерее Уффици среди ранних, и они не будут выбиваться, и на них будут смотреть.
А потом его дело продолжили два сына: Михаил и Афанасий. А потом включился его внук Герасим Афанасьевич, совершенно случайно попал в руки старообрядческий поминальник, и удалось установить дату его смерти - 1894-й год. А вообще, последнее упоминание о Богатыревых -  Богоматерь Тихвинская 1862-го года. Дело в том, я уже говорил, Богатыревы все были старообрядческими старшинами, подвергались жесточайшим гонениям во времена Николая I. Например, в Екатеринбурге знаменитая Свято-Троицкая ( Рязановская) церковь отдала заказ на исполнение иконостаса семье Богатыревых. В 1827 году поступило прямое указание Императора: законченный иконостас разломать, а иконы раздать по приходам. Я знаю, где находятся две иконы из того иконостаса. Нам довелось их в свое время отреставрировать.
Несмотря на притеснения, обыски, аресты, Богатыревы оставались старообрядцами даже тогда, когда все их конкуренты Малыгановы, Чернобровины и другие, перешли в единоверие.  В 1845 году старообрядцам запретили заниматься иконописанием. При этом здесь свирепствовал Секретный совещательный комитет по делам раскольников, имеющий огромное рвение и широчайшие полномочия. И с этого момента Богатыревы окончательно ушли в тень, и есть глухие устные воспоминания, собранные в экспедициях, что в 1857-м году они были сосланы на Колывано-Воскресенские заводы. И больше нет никакой информации.
 Поэтому икона эта 1849-го года чрезвычайно ценна. В ней четыре сюжета: Усекновение главы Иоанна Предтечи, Огненное восхождение пророка Ильи, Чудо Георгия о змие, и наконец, Никола Можайский  со сценами жития. Слева внизу Кирик с Иулитой. У старообрядцев это наставление родителей детям оставаться крепкими в вере.

ni_009

ni_010

ni_011

ni_008

На иконе порядка 50-ти ликов. Кроме собственно Николы, все перекрываются стандартной спичечной головкой. А у некоторые в разы меньше. При этом в клейме Николы самый нижний левый лик (человека в красной рубашке) восстановлен.

ni_007

Эта икона первая из невьянских в моем собрании. Она ждала реставрации почти четверть века. И удалось ее сделать только сейчас. Просто потому, что в силу обстоятельств у нас нет возможности заниматься быньговскими иконами.

Вот еще икона этой мастерской:

История этой иконы: "О невыдуманном Левше"
лето

Старая дорога

В конце XVII - первой половине XVIII вв. из Руси в Сибирь положено было ездить через Верхотурье. Потому что там сидели воеводы, и была таможня. И на Ирбитскую ярмарку все дороги засекались, гати нарушались, и ездить напрямую не позволяли, только через Верхотурье. Таможню отменили только в 1754 году. Но до этого времени все равно ездили в Ирбит напрямую. А как запретишь? Вода дырочку найдет.Дорога эта называлась "Старый Ирбитский тракт". Сначала ехали по Старому Вехотурскому, что идет через Пышму и Балтым. Ездить там в те годы было небезопасно. На Балтыме и на Адуе жили немирные вогулы (манси), собирались до тысячи луков! На легких лодках по Адую выходили в Реж, а по Режу до Ницы и дальше ходили с набегами. Иногда, как в 1662 году, объединялись с ногаями, черемисами (марийцами), сибирскими татарами и поднимали восстания. Жгли дома и посевы, убивали всех, кроме молодых девок и баб, и кололи весь скот кроме лошадей. Это была война за выживание. Просто они жили охотой и платили ясак. А когда селились русские, зверь уходил, а ясак спрашиавли. Вогулы уходили вслед за зверем, и поговорка была в наших краях такая: "Бежит, как вогул от русского". Но иногда они возвращались.

Я раньше думал, что название "Красный Адуй" связано с революционными событиями, но оказывается, оно старое, и связано с выходами красных охр. А когда едешь дальше по старому тракту мимо Мостового, не доезжая до деревни Пьянково ( первые поселенцы - выходцы с реки Пьяны) вправо уходит дорога, небольшой проселок сейчас уже разбитый лесовозами. Это и есть начало Старого Ирбитского тракта. Там еще местами сохранились остатки старых гатей. Дорога эта выводит к знаменитой деревне Колташи. Деревня эта относится к Адуйско-Мурзинскому самоцветному поясу. И еще в первой половине двадцатого века там находили рубины, сапфиры, и даже алмазы. А золото там мыли везде, и в Колташах, и в Аятке, и в Кунаре. И до сих пор моют. Из этой деревни родом знаменитый горщик Данила Зверев. А дальше этот тракт идет вдоль Режа через села Глинское, Арамашку, Арамашево (Арамашевская слобода), а дальше есть два пути: через Коптелово по Режу, или через Синячиху по Нейве.

А это я перед Колташами нырныл в речку Талицу. Там с левой стороны раньше деревня была, на бугре стояла возле чистого соснового леса. Сейчас уж ничего нет. Иван-чаем все заросло. Почему брызг много? Да торопился. Жизнь-то короткая.

лето

Отцы-основатели

Один из отцов-основателей Екатеринбурга, Вильгельм Де-Генин, родился 21 октября.
Сегодня у него День Рождения.
Здесь у нас его звали Вилим Иванович. Он отличался от всех местных чиновников. Был человеком сильным и честным.
В его бытность в Екатеринбурге местной администрации подчинялись все заводы от Казани до Нерчинска. То есть, по сути Екатеринбург стал промышленной столицей Империи.

Вилим Иванович был человек серьезный и основательный. Всегда в первую очередь искренне соблюдал казенные интересы. После него, долгие годы на Горнозаводском Урале, когда видели что-то крепкое и основательное, с уважением говорили: "Казна строила".
У него было своеобразное чувство юмора. При этом он умел давать достаточно точные оценки.
Например: "Дай Бог, дабы здешний воевода радел... Но он спесив, глуп и ленив", "Высок, казист, брюхо толсто, пить умеет".
Известна забота Де-Генина о лесе. И роль его в сохранении уральских лесов огромна.

Он никогда не боялся брать на себя ответственность и умел принимать нестандартные решения. 
Все знали его тягу к чистоте и порядку:
Хотя екатеринбургским всем обывателям объявлено, чтоб отнюдь кто скота у себя имеет по улицам не распускали, а содержали во дворах. А паче свиней, понеже от оных обывателям бывают великие обиды и пакости, понеже иной трудится чрез целое лето в огороде, а они в один день, огород изломав, все овощи приедят и ископают. И курец много. Однако ж оные объявления все уничтожены и свиней никогда взаперти не держат.
Того ради объявить тебе всем здешним солдатам, ежели с сего числа солдаты по улицам чьих шатающихся свиней увидят – будут оных стрелять и брать себе на пропитание без всякой опасности. О чем и здешним обывателям объявить с барабанным боем.

Вообще для Де-Генина труд и казенный интерес были превыше всего.
Находясь на Урале, Вилим Иванович закончил фундаментальный труд "Описание уральских и сибирских заводов". Рукопись этой книги двести лет была настольной у всех горных инженеров (издали ее только в 1935 году).

Но самое главное - все всегда знали, что Вилим Иванович не берет взяток. Его могли обвинить в превышении власти, в самоуправстве, но ни у кого никогда не повернулся язык даже огульно обвинить его в мздоимстве.
Умер он в 1750 году, в возрасте 74 лет. И до сих пор все помнят, что это был человек, который никогда не брал взяток и действовал в интересах России. При этом он не был русским. Он просто был честным человеком.