?

Log in

No account? Create an account

Категория: общество

Из Facebook (15 апреля 2018)

«Слава Русскому народу!»

Однажды, в 1962 году, на въезде в Верх-Нейвинск , где разворачиваются автобусы, с утра появился яркий плакат «ДОЛОЙ ХРУЩЕВА! СЛАВА РУССКОМУ НАРОДУ!». До обеда висел. Все сбегали, посмотрели. Слухи по поселку поползли. И вот приехали какие-то люди в гражданской одежде, но с военной выправкой. Плакат сорвали. Сориентировались на местности. И тут же извлекли на свет божий молодого патлатого художника. Не били. Но вежливо объяснили, что существуют места не столь отдаленные, сколь необжитые. И из всего семейства цитрусовых в этих местах водится только клюква, коей молодому художнику предстоит лакомиться лет десять. Без сахара. Тем самым есть все шансы исправить косоглазие. На робкое возражение художника, что у него косоглазия не наблюдается, один из гражданских показал ему увесистый кулак и поправил: пока не наблюдается.
А вообще-то даже не били. И разговаривали довольно вежливо. Причем «Долой Хрущева!» их не интересовало. А вот «Слава русскому народу!» очень задело. Задавали вопросы с подковыркой. Почему «русскому», а не «советскому»? Сам ли придумал? Кто подучил? И все такое.
Надо сказать, что художник отделался легким испугом. Было собрание, его исключили из комсомола. И все. Добра пирога!

Я виделся с ним. Хороший дядька. Смеется.
Спрашиваю: а почему «Долой Хрущева!»?
Враз посерьезнел. Ты что, говорит, Женя, он нас едва-едва в Третью мировую не втянул!

Метки:

Из Facebook (13 апреля 2018)

Бабушка, 82 года и старику ее столько же, ветераны труда, инвалиды. Последняя просьба.

Метки:

Из Facebook (2 апреля 2018)

Народа много. И люди все идут и идут. Нас - тысячи. Екатеринбург - вольный город. И просто так выборы мэра не сдаст. Кстати, митинг в Екатеринбурге проходит на Площади Обороны. Знай наших.
Посмотрите на лица, на самодельные плакаты: на митингах по разнарядкам такого близко нет. У нас все по-настоящему. Наш дом - наши правила! Город - это мы! Вольным людям - честные выборы! Мы горожане, а не население!
Горжусь Екатеринбургом.











Метки:

Из Facebook (29 марта 2018)

‪Екатеринбург!‬
У нас хотят отнять наше право самим выбирать себе мэра! ‬
‪Мнение жителей города им безразлично.‬
Мы остались одни из последних в стране, кто имеет такое право и его надо отстоять.

‪Митинг против отмены прямых выборов 2-го апреля в 19.00 на пл. Обороны. ‬
‪Я буду.‬

Метки:

Из Facebook (27 марта 2018)

Екатеринбург объявляет траур по погибшим в Кемерово.

Метки:

Из Facebook (22 марта 2018)

Сегодня губернатор внёс закон об отмене прямых выборов главы Екатеринбурга. Предполагается, что глава города будет совмещать все функции, но будет не избираться жителями Екатеринбурга, а проходить через конкурсную комиссию и утверждаться думой, т.е. назначаться.
Право самим избирать себе мэра даёт горожанам возможность при любых обстоятельствах иметь свою позицию, отстаивать ее и быть услышанными, смягчить самые неприятные федеральные тренды и сохранять лицо города и городские традиции.
Разница выборов и назначения очевидна:
Тот, кого избрали, отвечает перед своими избирателями, а тот, кого назначили, отвечает только перед тем, кому обязан назначением.

Метки:

Из Facebook (21 марта 2018) (2)

С прискорбием вынужден согласиться: госпропаганда превращает людей в злобных дебилов. Конечно, мне, как человеку, свойственно ошибаться. С удовольствием приму опровержения.

Метки:

С приемов (6 марта 2018)

Пришел сотрудник национальной гвардии, которого избили сотрудники полиции. Сломали две руки в локтях. Куда б не обращался – везде волокита. Просит защитить от произвола. Постараюсь разобраться. Вообще, внутривидовая борьба безжалостна и свирепа. Когда-то бывший первый замминистра внутренних дел сказал мне, молодому депутату: «Когда к тебе приходят сотрудники милиции, и жалуются на других сотрудников милиции, не вмешивайся! Те – такие, и эти - такие, сами разберутся».
Пришла девчонка. Когда-то приехал из Молдавии. Ни родственников, никого. Потихонечку вживалась, выживала. Открыла магазин по торговле детскими игрушками. И проблема в том, что конкуренция жёсткая, стоять на месте нельзя. Надо расширяться, а кредит взять не под что. Говорит: «Понимаете, помещение в аренде, под товар в реализацию никто не даёт». При этом есть полное понимание – что делать. Я говорю: «Давай попробуем». Позвонил одному из руководителей ВТБ. Он говорит: «Пусть приходит, поможем».
У одного парня трое детей и жена-медсестра. Он взял ипотеку в банке – 4 миллиона, купил трешку. Начал платить. Когда в связи с известными событиями бизнес у людей стал схлапываться, он потерял работу и не смог платить. Банк квартиру, купленную за 4 миллиона, продал за 1 900 000. Видимо, кому-то своим. И он с тремя детьми (14, 10 и 4 года) и с женой бюджетницей остается на улице. Но это еще не всё. После этого ему предстоит выплатить банку более двух миллионов. Специально не называю банк, потому что попытаюсь выйти на руководство и договориться. Но ситуация просто запредельная.
И вслед девчонка пришла. Взяла 600 тысяч потребительский кредит. А потом так получилось, что вышла в декрет. И платить не может. У неё пособие по уходу за ребёнком 14 тысяч, платить надо 18. И вообще, говорит, даже когда выйдет из декрета будет сложно платить, потому что зарплаты упали. Там где раньше получали 60, теперь – 30. Но здесь повезло: владелец банка нормальный мужик и мы договорились.
А потом пришла целая делегация с ЖСК «Западный». Люди начали строить жильё в 2012 году. Брали кредиты, вкладывали деньги. В итоге часть жилья не достроена до сих пор. А то, что достроено, не введено в эксплуатацию. Когда недовольство пайщиков достигло апогея, застройщик передал им квартиры в не сданных в эксплуатацию домах. А так как у многих это жилье единственное, люди вынуждены были переехать. И попали в полную зависимость от застройщика, который самовольно установил правила проживания и тарифы на коммунальные услуги. А собственниками жилья они не являются до сих пор и живут в своих квартирах на птичьих правах. Не могут ни продать, ни переехать. И пайщики жалуются, говорят, что вокруг этого застройщика сложилась такая ментовско-прокурорская бандочка. И он чувствует свою полную безнаказанность, и просто изгаляется над жильцами, попавшими в заложники. Постараюсь помочь.
Потом парень пришёл. Ребёнку назначили операцию. Он пришёл в клинику, а с него попросили 80 тысяч. Он прибежал к нам. Мы позвонили врачу. Он удивился. Сказал, что никаких денег не надо. Всегда бы так решалось.
Потом пришел серьёзный мужик, выпускник Лестеха. С проектом: «Строительство предприятий по выращиванию рыб, занесённых в «Красную книгу». Хочет разводить хариуса и тугуна. Поддерживаю. Состыковал с кем мог. Может, получится.

А потом парень пришёл. Работал при администрации. Получил служебное жилье 18 метров в 2008 году. Двое детей, 12 и 5 лет. В 2013 году организацию упразднили, и он вынужден был уволиться. Через несколько лет его нашёл юрист, бывший сотрудник МУГИСО. И подсказал, что если обратиться в суд, то можно комнату оформить в собственность. Мужик обрадовался, заплатил ему 300 тысяч. Тот вышел в суд против администрации города и проиграл. Извинился, конечно, перед мужиком. «Прости, - говорит, - так получилось.Кто бы мог подумать!» Но деньги не вернул. И вот мужика со всей семьёй выселяют, и мне надо что-то изобрести, чтобы он с детьми не остался на улице.
Потом пришёл мужик. Отсидел 10 лет. Пока сидел, у него каким-то образом отжали квартиру, и теперь там живёт милиционер. Так бывает.
Потом пришёл парень. Они с матерью продали квартиру в Миассе. И купили однушку в небольшом новом доме на улице Советских женщин. И были очень довольны. А потом оказалось, что дом незаконно построен на землях ИЖС. И его снесли. И получить не с кого. Потому что тот мерзавец, который строил дом, банкрот.
А потом пришла девчонка с грудным ребенком. Стойкая и самостоятельная. С высшим образованием. Но загнанная. Осталась одна с ребенком. Жить не на что, и помочь некому. «Я, - говорит, - готова работать кем угодно, но только удалённо, потому что сына не с кем оставить. А к вам пришла, потому что уже вообще не понятно куда идти». И протягивает резюме. А там первая строчка: создание интернет-магазина по торговле детскими товарами. И наша замечательная Светлана Пермякова вдруг набрала Катю, которую мы отправили в ВТБ, и она очень обрадовалась, потому, что искала специалиста по созданию интернет-магазина. И сказала: «Пусть никуда не уходит, точно возьму».

Имя отца

(пост в Facebook 4 марта 2018)
Имя отца.

Был отец, была мать и пятеро детей. Отец работал председателем колхоза и его все уважали. Когда началась война, отец ушел на фронт и погиб в 41-м. А мать умерла. Эчику, младшему, было пять, а старшей сестре тринадцать. Так впятером и тянули всю войну. Как-то продержались. А уже после войны, когда из деревни выжали все соки, стало совсем тяжело. У них на пятерых была корова. Они сбивали масло, а масло у них забирало государство как налог. Старший брат пас колхозное стадо. С ним обещали расплатиться зерном. Там пшеницы не было, только рожь. И он пас стадо с весны до самых заморозков. Пришел в правление, а зерна не дали. Нету, говорят. И вот он вернулся домой и плачет. И сидят они все впятером, брат плачет, все молчат, и как зиму жить — непонятно…

И тогда Эчик от отчаянья и гнева написал письмо в правление колхоза. От отца. «Здравствуйте, дорогие земляки. Пишет вам бывший председатель нашего колхоза, а ныне офицер Советской Армии, Барцев Александр Петрович! До сих пор не мог известить о себе, выполняя важное задание товарища Сталина. Все расскажу, вернувшись. А пока незамедлительно доложите мне, как поживает моя семья, живы ли они, здоровы, и не нуждаются ли в чем?..» А обратный адрес указал — Стерлитамак. Просто он нашел в коробочке старое отцовское письмо, написанное в Стерлитамак, скопировал почерк и, обведя печать, старательно перевел ее на конверт. А девчонка-родственница в третьем классе училась, почтальоном работала. Она и отнесла письмо в сельсовет.

И в тот же вечер пришел к сиротам председатель колхоза Соколов, а за ним пришел директор школы. Посмотреть, как живут. А потом пришли все соседи. И вся деревня узнала, что отец у них нашелся и что он живой! А на следующий день во двор заехала подвода, груженная зерном. И возчик сам перетаскал все мешки.

Погибший отец не мог спасти своих детей.

Спасло его имя.

А маленький Эчик прожил большую жизнь и стал художником. Он рисовал свой народ - марийцев, их героев, обычаи и характеры. Я купил все лучшие его работы и передал их в Музей Наивного искусства.



Метки:

Крым наш

(пост в Facebook 27 февраля 2018)

Крым наш.

В конце 2015 под Новый год нам позвонил мужик из поселка Серебрянка под Нижним Тагилом и говорит: «Под Севастополем в поселке Инкерман в разваленном садовом домике погибает от холода и голода хороший человек – пожилая учительница Людмила Ивановна». Ближний свет! Позвонили в Севастополь в администрацию, нашли всех кого можно. И договорились с Главой администрации, что ей закинут дров и посмотрят, чем ещё там можно помочь. В общем, как-то решили. Через некоторое время ситуация обострилась. Опять связались с Инкерманом, с соцслужбой, с полицией, со школой, в которой она работала, с бывшими учениками. Как-то всё решилось.
А вот теперь совсем край! Людмиле Ивановне 77 лет. Когда-то они с подругой приехали по распределению из Свердловска в Крым, и была у них одна квартира на двоих. Когда обе стали старые и невмоготу уже стало оплачивать коммуналку, они эту квартиру продали. Подруга уехала в интернат для инвалидов. А Людмиле Ивановне присоветовали купить садовый домик. Что она и сделала. Но домик оказался развалюхой. И в первую же зиму она стала замерзать. Тогда соседи по саду предложили ей продать домик и землю им, а взамен обещались ухаживать за ней до самой смерти. Деваться ей было некуда, и она согласилась. Хватило их на два месяца. Она, было, попыталась им напомнить, на что они стали её стыдить: типа, ну сколько можно жить, нам же строиться нужно. И у неё началась совсем голодная жизнь, да ещё и холода. А возле неё ещё жили две кошки и три собаки. Спать приходили к ней, так и согревались. Потом её положили в больницу. Сердце, истощение и ходить не может. Пока она была в больнице, кто-то убил всех кошек и собак и разгромил дом. Подозреваем, что всё те же соседи. Так, что ей теперь и возвращаться некуда. И вот в 21-м веке, простая русская учительница Людмила Ивановна, 77-ми лет, честно проработавшая всю жизнь в школе и ничего не заработавшая, погибает от голода, холода и людской несправедливости в далеком Крыму.
Есть кто добрые люди поблизости?

P.S. Для всех, кого взволновала судьба Людмилы Ивановны. Последние новости таковы. Прекрасная Елена сегодня съездила к Людмиле Ивановне с уполномоченным по правам человека Павлом Буцаем. Пишет, что ситуация кошмарная... Они привезли ей дров, еды и пр. Куда-либо уезжать она отказалась - ни в больницу, ни в хороший приют. Оставаться в доме ей категорически нельзя - там, как минимум, адский холод. Но теперь мы можем выдохнуть. Ситуация под контролем. Очень хорошие и надежные люди занимаются ее судьбой. Всем спокойной ночи!

Метки:

Срал да упал

(пост в Facebook 22 февраля 2018)
Один мужик жил с женой двадцать лет и она ему надоела. Развёлся он с ней и решил выписать из квартиры. А у них две дочери, но это его не остановило. Он продал квартиру своей матери, и от ее имени обратился в суд о выселении невестки и внучек. Жена заплакала и говорит: «Ваня, а как же мы?..» А он говорит: «Все, это квартира моей мамы, а ты забирай дочерей и вали к своей маме в Ижевск!» Она собрала дочерей и уехала. И уже из Ижевска позвонила бывшей свекрови говорит: «Алевтина Николаевна, я же Вас за мать почитала! Неужто вы внучек своих на улицу выгоните????... Та опомнилась, схватилась за голову, тут у нее сердце прихватило и она умерла. За три дня до суда.
Но мужик не успокоился. Он похоронил мать и отказался вступать в наследство, а уступил это право своему родному брату, чтобы брат, став собственником, выселил наконец жену с дочерьми и переоформил квартиру на него. Но от матери осталась и своя квартира, а наследники они с братом, и он, испугался, что если он вступит в наследство материной квартирой ему придётся разделить свою долю с бывшей женой. И он, договорившись с братом, отказался вступать в наследство. Вот, какой продуманный! Все учёл. Не просчитал только одну мелочь - это был его родной брат. И вступив в наследство, брат обратился в суд и выселил родного брата с семьей из собственной квартиры, а от доли в материной он и сам отказался. И остался мужик на улице. И пойти ему некуда. Семьи у него нет, мать умерла, да и брата не стало.

Метки:

С приемов (19 февраля 2018)

Инвалид еле ходит. Квитанции принес. За его комнату 10 кв.м. насчитали 4170 и ещё 150 за капремонт. У него паника.
А потом девчонка пришла. Не самая благополучная. Росла без матери. Родила ребенка без мужа. Возникли проблемы с психикой. Её бабушка оформила опекунство на себя. Прошло почти два года. Обычно бабушка её к дочке пускала, но не велела говорить, что она мама. Чтобы ребенка не травмировать. Они подружились. Но в последнее время пускать перестала, потому что когда она уходит, малышка начинает плакать и бегать к двери, смотреть, не вернулась ли она обратно. И она решила установить материнство и забрать ребенка. Но бабушка против и считает, что это усложнит процесс воспитания. «Бабушка-то небось учительницей работала?» - спрашиваю. «Да, а откуда вы знаете?». Занимаемся.
Пришла сирота. Сама из Камышлова. Заканчивает колледж Ползунова. Из общаги выселяют, а жилье ей так и не предоставили. Может и хорошо, что не предоставляют – иди потом выберись из Камышлова.
А потом пришла девчонка из Талицы. 35 лет. Пятеро детей. Старшей – семнадцать, в середине все парни, младшей дочке – два. Тянет их одна. Мужик запил, выгнала. Работает поваром. Живет на съемной квартире. К нам приехала уже просто от отчаяния. В Талице ей точно не помогут. Начала говорить о детях, её чуть отпустило. Старшая помогает во всём. И сыновья -защитники. Трёшка в Талице может стоить миллион. Ищем варианты.
Ещё одна бабушка пришла, опекун, 64 года. Девочку зовут Алиса, 7лет. О том, что у Алисы аутизм поняли года в два. Отец неожиданно умер от перитонита, а мать разбилась на машине. Бабушка считает, что это было самоубийство. И они остались вдвоём. Бабушка тратит по сорок и больше тысяч в месяц. Постоянно требуется АВА-терапия и сенсорная интеграция. Продала уже всё, что можно было продать. Измоталась. Но понимает, что без неё внучку отправят в дом инвалидов и всё. Поэтому нельзя умирать. Посмотрю, что можно сделать.
Женщина вдвоем с шестнадцатилетним сыном. Зарплата постоянно снижалась. Просто отменили все премии и поощрения. А квартплата в это время росла. Стала образовываться задолженность. Какой-то момент она вообще не платила – не из чего было. Потом начала потихонечку закрывать. И в это момент председатель ТСЖ насчитал ей 180 тысяч долгу и у неё отключили электроэнергию. Она обратилась в суд, и суд установил, что задолженность у неё не 180, а 74 тысячи. Она потихонечку закрывает, но председатель ТСЖ решение суда игнорирует, настаивает на 180 тысячах, и электричество не подключает. А у неё в квартире плита электрическая! И всей родни – мать после инсульта, и брат-инвалид, которым она умудряется ещё и помогать. Да и самой 52 года. Председатель ТСЖ совершенно уверен в своей правоте, потому как он за порядок. Знаем мы такой порядок, «новый порядок» называется. Поможем, конечно.
А потом женщина пришла, 80 лет. Было два сына. Один умер давно, а второй недавно – от рака. Причём, боролись до конца, кредитов набрали. Комната осталась от сына. Надо в наследство вступать, а у него кредиты не погашены. А неё два внука. И она ищет варианты, чтобы погасить кредит, чтобы комнату не продавать. А то внукам ничего не достанется. Гвозди бы делать…
Потом пришёл хороший парняга, медик. Работает на «Скорой помощи». Между делом закончил Театральный институт. И хочет быть диктором, чтобы вести День Победы. Мы договорились, что он поучаствует в конкурсе дикторов и с него попросили образец голоса. Он говорит: «А что начитать-то?”. А я ему говорю: «Начни так: «…От Советского Информбюро!..» Сегодня с утра уже принёс флешку. Мне кажется - не смогут отказать.
Целая делегация пришла с Академического. У них сохранился очень хороший лесопарк и в нём красивая берёзовая роща. И вот АИЖК продали эту берёзовую рощу под застройку. Беда в том, что практически все леса на территории города – это федеральная собственность. И федерация легко этой федеральной собственностью распоряжается. При этом у города никто не спрашивает – как эти продажи леса в черте города соотносятся со стратегией развития и градостроительным планом. Люди, конечно, возмущены. Подсказал, что делать.
Потом пришёл какой-то парень. Вопрос у него серьёзный – как стать депутатом. Я говорю: «Зачем тебе?» Он не нашёл, что ответить.
Пришёл тренер. Футболисты у него, 2005 год рождения. Родители в основном малоимущие. Собирается везти их на первенство России. Нет денег.
Потом пришёл отец Руслана. А Руслан занимается сноукейтингом. Он мастер спорта. И в прошлом году его – десятиклассника – всем городом собирали на Чемпионат мира, где он стал серебряным призером. И вот теперь всё серьёзней. Сноукейтинг с 2020 года становится олимпийским видом спорта. И Руслану надо ехать в Финляндию, на Чемпионат мира, где он основной фаворит. И не бог весть какие деньги, но родители бюджетники, и у них их просто нет. Вопрос порядка 30 тысяч рублей.
Много ещё народу было. И с бедами, и с радостями. С блинами тоже, Масленица же.
А потом пришла известная художница Нина Костина. И сказала, что обязательно надо сделать музей соцреализма. Потому что старшие художники уходят и собрания размываются. При этом соцреализм чрезвычайно востребован в Китае. И китайцы скупают прямо мастерскими. И рассказала, что некоторое время назад китайцы купили сорок картин Народного художника РФ Игоря Симонова за 620 тысяч рублей…
И правильно китайцы сделали, если нам самим не надо…
Военной прокуратуре понадобился ремонт. Нашли какого-то подрядчика. Подрядчик нанял людей. Те работали-работали, денег им не платили, работать они отказались. Наняли других людей. Те работали-работали, денег не заплатили. Они с объекта ушли и стали добиваться правды. Пока они добивались правды, на ремонт военной прокуратуры наняли уже третьих людей. Умно! Таким способом можно полстраны отремонтировать. Я договорился и отправил их в мирную прокуратуру жаловаться на военную. Там им предложили обратиться в суд. И действительно: куда мирная прокуратура супротив военной. Пока не знаю, но как-то помогу.

Пришла молодая женщина. Ребенку год и десять месяцев. Болеет сильно. Нужен портативный кислородоконцентратор. Вопрос тридцати тысяч рублей, но для них это вопрос жизни и смерти. Поможем.

Потом пришла женщина. «Мы, - говорит, - беженцы из Одессы, у нас трое детей». Я говорю: «А что у вас там случилось?» Она смутилась. «Мужа, - говорит, - могли в армию призвать». Конечно, никакие это не беженцы. Но кто я такой, чтобы судить… Постараюсь помочь. Ещё пришла женщина. У неё на фронте погиб отец. Она его и не помнит почти. Намыкалась в жизни без отца-то. А у неё совсем не осталось зубов. И она говорит: «Неужели ничего не полагается мне по категории «Дети войны». Неужели никакой скидки для меня нет, ведь отец мой за всё рассчитался? Ведь есть закон о детях войны». Я говорю: «Нет такого закона». Когда-то в 2004 году я - молодой и наивный депутат - подошёл в Думе к представителю правительства. Спросил: «Почему мы не можем принять этот закон?» Он ответил: «Невозможно. Это самая большая категория населения». Я думаю, что сейчас прошло уже много времени и это уже далеко не самая большая категория населения, и можно было бы установить какие-то компенсационные выплаты. И это было бы действительно уважением к памяти погибших. На фоне затрат на Сочинскую Олимпиаду не заметили бы.

Много людей в поисках работы. Экономисты, юристы и адвокаты. И даже журналисты. И пришёл хороший парень, Игорь зовут. Технарь по образованию и есть у него работа, но он мечтает работать по специальности. Но есть проблема. Его пытались ограбить и проломили голову. И теперь он инвалид. А он знает компьютеры и хочет работать помощником сисадмина или в техподдержке, но не на первой линии. Реально хороший толковый парень. Посмотрите его кто-нибудь? Потом пришла Оксана. У неё онкология. А сыну 10 лет. Когда-то была обеспеченная, интересная, в бизнесе. Болезнь забрала всё. И она очень боится, что умрет, и сын останется беспризорником. Сказал ей прямо, что она не имеет права умирать. Она сама всё понимает и сопротивляется. Очень мужественно держится. На контакте.


Женщина зашла. Муж – ветеран Афганистана. С 2002 года стояли на очереди на жилье, двое детей. В 2017 году очередь наконец подошла. Но муж за несколько дней до этого умер. И квартиру ей теперь не дают. Потому что в законе чётко прописано, что в этой ситуации жилье может получить только одиноко проживающая вдова, а с ней живет 28-летний сын с семьей (потому что ему негде жить). А вот младший может на что-то претендовать. Судя по всему, речь пойдет о сумме в 700 тысяч. Ищем варианты. Снова приходила женщина с Артиллеристов. Живет в своем доме. Работает уборщицей, двое детей – 7 лет и 13. Мужика нет. Беда в том, что у неё нет водопровода, и за водой она ходит на колонку и летом и зимой. А это и постираться, и убраться, и самим помыться. Не находишься. У всех соседей скважины, а у неё денег нет. С одной стороны, конечно, ничего такого. Бабушки наши, да и мамы в этом проблем особых не видели. А с другой стороны – XXI век, супердержава и всё такое. Вопрос сорока тысяч рублей. Несколько стариков приходили, у которых минимальная пенсия - 8803 рубля. Спрашивают – как жить. А у одной женщины из этой пенсии вычитают половину в счёт погашения кредита, который она брала на похороны мужа.

Рассказывал в прошлый раз про спокойного и вежливого дядьку, который 30 лет отсидел и ищет хоть какую-то работу. Так вот: ему из Германии хорошие люди отправили 800 рублей на телефон. Он очень тронут. Говорит: «Сначала думал – ошибся кто-то». Работу для него ищем. Обязательно кто-нибудь зайдёт сюда с комментарием, что всё, что вы там делаете – это ручное управление, а должна работать система, каковую и надлежит выстраивать. На что я отвечу: попытки выстроить совершенное управление государством уже предпринимались в умах предшественников, например, Томмазо Кампанелла «Город солнца» или Томас Мор «Утопия». На самом деле, система выстроена, и она работает. Просто у неё нет глаз, сердца и ума. Ни одна система не способна учесть всё. И приоритеты у неё иные. Поэтому, задача людей отслеживать огрехи системы, совершенствовать её и исправлять недостатки.

Помните, рассказывал про Наташу, которая живет в Доме инвалидов и рисует замечательные картинки, а кисточку зажимает зубами, потому что руками удержать её не может. Сейчас договорились и Наташу отправили в Курган, ей прооперируют кисти рук, и она сможет рисовать уже по-настоящему. Спасибо всем, кто помогал (подробнее https://roizmanfond.ru/publications/nado-verit-vsem-serdtsem.html).

Уставной суд

Пришел юрист по фамилии Масло. Он работал в Уставном суде. Уставной суд – это удивительная субстанция. Делать там особо ничего не надо, зарплаты там гигантские, а пенсия по 200 тысяч. Мало того решения Уставного суда оспариванию не подлежат. Нормально так устроились. И вот этот парень вошел в конфликт с председателем суда Пантелеевым. Сначала у этого парня провели обыск, потом его просто заперли в кабинете на 5 часов и применяли физическую силу. Он попытался сбежать через окно 2 этажа. Получил травмы, повредил руку, 11 швов на брови. Сделали операцию. Прошло уже более полугода. Парень жалуется, что у него еще украли там вещи. Продолжают угрожать. Он реально боится за свою жизнь, а уголовное дело так и не возбуждают. Какие милые люди там в Уставном суде. Это была рубрика «Их нравы».

Пришла женщина лет 45 без зубов, уставшая. Я, говорит, хочу развестись, но идти мне некуда. Видно, что совсем у нее плохо. А Лейла говорит ей: «Мы попробуем помочь, сколько можете потерпеть?». А бедная женщина вздохнула и говорит: «Ну, года два могу». Я вдруг вспомнил народную мудрость: «Если смолоду терпеть, то жизнь-то долгой покажется»…

А потом мужик зашел, еле ходит. Никому я, говорит, не нужен, все меня бросили, можете меня куда-нибудь определить? Вроде решили.

Потом две женщины подряд пришли по ветеранству. У одной 50 лет стажу, у другой 51. У одной отец на фронте погиб, а у другой инвалидом вернулся. Распаковывают полиэтиленовые пакетики, показывают трудовые, похоронки на отцов, значки ударника и прочие бережно хранимые и дорогие сердцу мелочи. И когда пенсия 8 тысяч, то прибавка к пенсии в 800 рублей для них, конечно, существенная. Даже не знаю, как их утешить, может рассказать, что у судей Уставного суда пенсии по 200 тысяч?

Потом пришла женщина, пострадавшая при аварии на Маяке. Многие считают, что эта авария была гораздо серьезнее Чернобыля. Говорит: «Мы хотим отметить эту дату». Я говорю: «А когда?». Она говорит: «6 августа». Я говорю: «А почему 6 августа?». «Потому что в этот день Американцы бомбили Хиросиму» - говорит. Я говорю: «А, тогда понятно».

А потом женщина пришла, у нее сын сидит за торговлю наркотиками, 8 лет дали. Она говорит: «Он только сунулся, даже нажить-то ничего не успел, можете за него похлопотать?». А у меня там рядом Лена сидит, у которой сын от наркотиков умер. Я думаю: «Хоть бы она не услышала». Тут на днях узнал. У моего товарища сын 19 лет, успешный, в институте учился, через интернет списался и стал закладки делать, заработал 5 тысяч, а со следующей партией его поймали. Получил десятку. Освободится в 29. Пытаюсь почувствовать в себе жалость, но не получается. Сделал себе наживу. Всех предупреждали.

И буквально вслед за ней зашла женщина, ее сын был у нас в 2000 году. Вот уже 17 лет не колется. Слава Богу, все нормально. Я уже говорил: каждый день я вижу кого-то из своих реабилитантов.

Потом парень пришел. У него жена вышла погулять с двухлетним сыном и исчезла. Он побежал в полицию, везде. Обнаружили ее через 2 дня у родителей в Казахстане. А он сына любит и понимает, что она уже не вернется. И просит, чтобы я как-то ему помог. А я понимаю, что он не всё говорит, и не просто так она сбежала. Я представляю как ему больно.

А некоторое время назад ко мне приходил серьезный парень. У него жена с 5 летней дочкой и 9 летним сыном уехала в Химки, нашла себе девушку и стала с ней жить. Он судился, у него на руках решение суда, что он может видеться со своими детьми. Долгое время он летал в Химки каждые выходные, но чувствует, что дети отдаляются, раздражение растет, конфликт углубляется. А он их любит и боится их потерять. На мой взгляд, здесь надо просто смодерировать ситуацию. Я искал пути, позвонил, в конце концов, мэру Химок. Посмотрим, что можем сделать совместными усилиями, не хочу отпускаться.

И еще одна ситуация. У парня трое сыновей: 12, 6 и 3. Жена собрала их всех, ушла из дома и скитается по приютам. Детей ему не показывают. У нее своя версия. А он сыновей очень любит, и у него своя версия. Она нашла сочувствующих, и не мудрено. Женщина с тремя детьми вынуждена прятаться. И вокруг нее выставили стену, а он скучает по детям и пытается эту стену пробить. Естественно входит в конфликты. И все говорят: «Вот видите, он сумасшедший». А я вижу, что он не сумасшедший и не знаю, как я бы себя вел в этой ситуации. Не хочу отпускаться.

Потом пришла одна убежденная женщина-общественница. Я с ней сталкивался по самым разным темам. В этот раз она борется с конями, на которых катаются в Калиновском лесопарке. И кони там… не знаю даже как сказать, потому что коню не подходят такие слова как «серют» и «гадят», не солидно как-то. И вот по этому вопросу она хотела записаться на прием к прокурору области Охлопкову. Я решил ее утешить и рассказал историю, как зимой в 30 градусный мороз на углу Энгельса-Белинского, прямо у Музея Невьянской иконы лошадь, на которой катают маленьких деток, навалила целую кучу. И так я на нее ругался в душе, обзывался. А потом через полчаса иду обратно, а там сидит стайка воробьев, уже всю кучу расклевали и очень довольные. Она выслушала, покивала головой и твердо сказала: «С этим необходимо бороться».

Потом мужик пришел, многодетный отец. Сделали операцию на позвоночнике, выписали из больницы, надо ехать в санаторий восстанавливаться, а у больницы квот нет. Вообще по медицине очень много обращений стало. Когда прижмет, ждать очереди невмоготу, а платно – никаких денег не хватит. И на лекарства тоже денег нет, и все чаще нет нужных лекарств. В каждом частном случае пытаемся что-то решить. Врачи всегда идут навстречу. Но в целом в области проблемы огромные.

Потом парень пришел с ДЦП, Дмитрий Горнев зовут. Стойкий и разумный, ищет работу. Работа нужна любая, но он по образованию звукорежиссер.

Еще пришли несколько многодетных, снова становятся востребованными одежда, детская одежда, расходники, продукты. Это все приходится решать за счет Фонда (https://roizmanfond.ru).

Да, и еще одна ситуация меня поразила. Один мужик много лет проработал начальником караула в пожарной части на углу Московской-Радищева. Ему там дали квартиру. Потом сын эту квартиру приватизировал, и жили они вчетвером. А потом пожарную часть упразднили и снесли вместе с приватизированной квартирой. И семья из 6 человек осталась на улице. И вот они уже несколько лет судятся, и никто никуда не торопится. Вспоминаю слова фронтового хирурга, который вынужден был делать операции без наркоза. И когда уже у него уши закладывало от крика, он смотрел на раненного и грустно говорил: «Что ты орешь? Мне же не больно».

Конец года

Одна женщина 25 лет прожила с мужем. Двух детей родили. А потом ее разбил инсульт. И она полтора месяца пролежала, а потом три месяца не разговаривала. А к этому времени муж ушел. Когда она встала на ноги, муж уже развелся и женился на другой. Она не стала его выписывать потому, что уже много лет стояла на очереди и все ждала, что дадут жилье. И вот через 13 лет муж развелся и через суд вселился обратно к бывшей жене в квартиру. Здравствуй, Люся, я вернулся. А там всего 23 метра жилой и 31 год уже на очереди. Они не любят друг друга и не могут находиться рядом. И сделать с этим ничего не возможно.

Еще Оля пришла. Тоже 30 лет на очереди. Еще родители вставали. А родители уж умерли, а у нее муж и трое детей. И у сестры трое детей. Но здесь, похоже, у нас получится.

Потом Яна пришла. У нее мужа сажают ни за что. И видно как решение продавливается на уровне прокуратуры и на уровне суда. Ольга Романова занимается. Я стараюсь тоже чем-нибудь помочь.

Потом пришла делегация с Латвийской, 3. У них там теплотрассу рвет и подтапливает хранилище на 450 боксов. А там все хранят картофан. Если бы им затопило подъезды, они бы не так переживали, а картофан – это жизнь. Поможем.

Потом женщина пришла, Юля зовут. У нее трое маленьких детей ходят в садик. Платит она за них 9 тысяч. Спрашивает, есть ли какая-то льгота. Я говорю: «А мужик-то есть?». Она говорит: «Он не платит алименты». «А дети его?» - спрашиваю. Она говорит: «Последний не его». Я говорю: «Вот поэтому и не платит». Александр Шумилов хочет заняться.

Еще одна женщина, архитектор. Трое детей: 11, 6 и 1,9. Тоже одна. Задача: младшего как можно быстрее запихать в садик, чтобы она пошла работать. А сейчас-то, говорю, на что живете? «На кредиты» - говорит. «Молодец, говорю, здорово придумала». Постараемся помочь.

Потом пришли погорельцы, цыгане. С Амурской, 47. Когда были морозы, они нарядили детям елку, так красиво было, да еще обогреватель включили. Сгорело все. И вот, старуха, дочь ее или сноха, и трое совсем маленьких детей. И я боюсь спрашивать, где у них мужики, и стараюсь не задавать лишних вопросов, потому что боюсь наткнуться на то, что не даст мне искренне от души им помогать.

Девчонка пришла, сынок у нее Андрей, 7 лет, с ДЦП. Очень хороший и смышленый парень. Лейла подарила ему зеленый самокат. Мы его собрали, я показал ему – как ездить, и он стал гонять на нем по коридору, у него получилось. Улыбается, очень довольный. А мать его уставшая тоже заулыбалась и лицом посветлела.

Потом пришла Наташа Туркеева с дочкой. Мы договорились, что она сделает шторы для приюта на Транзитном. И подработает хоть что-то, и дело доброе получится. Наташу очень уважаю. Инвалид, вдова с ребенком. Готова последним делиться с теми, у кого еще хуже.

Потом пришел старик. У него жена умерла в 14 больнице. Он считает, из-за халатности врачей. Я говорю: «В чем вы видите мою помощь?». Он говорит: «Я прожил с ней 42 года, куда я сейчас без нее? Я прошу возмездия».

А потом Аня пришла, с Горного Щита. У нее вообще ситуация тяжелая. Онкология, пятеро детей, старший – инвалид, младшие как могут помогают. А у нее постоянно химия, облучение. И умирать нельзя, потому что дети пропадут. А она в своем доме живет. И у нее куры. И она мне яиц в корзинке принесла. Мы, конечно, тоже отдарились. Возьмем на довольствие (кто хочет помочь https://roizmanfond.ru).

А потом минутка выдалась. А у меня по диагонали от кабинета – архив городской администрации. А с архивистами, Оксаной и Андреем, я учился в университете. Однокурсники мои. Они меня попросили несколько книжек подписать. И я зашел к ним, а у них так тихо, спокойно, книжки умные лежат. И так мне с ними хорошо, к своим попал. Вот, думаю, учился бы в университете как следует, сам бы сейчас здесь сидел.

5 окт, 2016

Пришла девчонка, сирота. Родители у нее были лишены, и она была с бабушкой на Металлургов. Когда ей исполнилось восемнадцать лет, бабушка умерла, и она осталась одна в двухкомнатной квартире. Тут же, как стервятники налетели какие-то риелторы. В результате сама не поняла, как квартиру эту продали, не получила ничего и оказалась на улице. Прошло двенадцать лет и можно упереться, отмотать эту историю, но квартира была продана уже несколько раз. С риелторов этих никто получить ничего не сможет. И пострадают только люди, которые ни в чем не виноваты. Да она и вопрос так не ставит. У нее основная проблема в том, что нет Екатеринбургской прописки. Знакомые временно зарегистрировали, чтобы сын мог в школу пойти. Так вот всю жизнь без своего угла. И винить-то вроде некого. Мы нашли нормальный алгоритм получения регистрации через суд, через установление факта постоянного проживания. Работаем.

Пришла женщина с Уралмаша, 54 года. Живет на Бакинских. Была многодетная мать. Дети выросли, пять штук. Женились, повыходили замуж, детей нарожали. И все живут с матерью в одной квартире - расстаться не могут. Мама спит на кухне возле подоконника. На очереди две тысячи двадцатая. Все надеются получить что-то от государства. Уверены, что им положено. При этом ни у кого не возникает мысли, что можно заработать, купить, снять, в конце концов. Да толком и не работает никто. При этом почти у всех есть машины. Один сын работает охранником – пять смен в месяц. Получает естественно копейки. Она детей оправдывает. Да где, говорит, сейчас хорошую работу-то найдешь. Сказал ей открытым текстом, что шансов получить жилье в ближайшие десять лет у нее никаких. Она наверняка посчитала, что я бездушный человек. Мы дали ей все контакты кадровиков, подсказали все алгоритмы по поискам работы. Мне кажется, что она еще больше убедилась, что я бездушный человек. Я, кстати, эти дома знаю. Там потолки 2.50 – рукой можно достать. Похоже, зацепили. Только что отзвонилась эта мама, сын решил поискать работу.

Пришла тетушка, чуть не плачет. Ей отравили жизнь. Ей стали приходить письма. Сначала из УФМС. Оказалось, что по ее адресу прописан какой-то Асланбек Балабекович Курбан Оглы. И что-то он натворил. Она побежала в УФМС и говорит: «Что это?!». А ей говорят: «Так у вас там еще много таких прописано, сами разбирайтесь». Потом ее стали одолевать коллекторы и требовать возвращение несуществующих денег. Потом стали писать на стенах в подъезде обидные вещи и запенивать монтажной пеной замочные скважины. И, в конце концов, выяснилось, что какая-то молодая мошенница каким-то наглым способов умудрилась прописаться в ее квартире. И не стесняясь прямо по почте регистрирует мигрантов, берет всевозможные кредиты и вообще по чужому адресу живет на широкую ногу. И эта женщина умудрилась найти эту мошенницу, установить все данные, но ни полиция, ни УФМС, никто не реагирует. В общем-то, все по закону, никому возиться неохота. Постараемся помочь.

Еще одна история. Была семья. Отец получил двухкомнатную квартиру – 28 метров жилой. И жили там отец с матерью и две дочери. Потом отец приватизировал эту квартиру на себя, с матерью развелся и привел новую жену на тридцать лет себя младше. И занял с ней одну комнату. А в другой комнате живет бывшая жена, две их взрослых дочери и племянник, школьник. А у матери еще абсцесс легкого. И так они живут уже порядка двадцати лет. Как они там все друг с другом общаются, я не понимаю. Считают, что матери нужна отдельная квартира, потому что у нее абсцесс легкого. Я не знаю как помочь.

Потом пришла очень красивая азербайджанка. У нее трое детей. Старшая замуж вышла, а двое младших – инвалиды. Девочка, двенадцать лет, почти слепая. А у младшего – ДЦП. А муж уехал в Турцию и не вернулся. Очень тяжелая ситуация, но держится хорошо. Нужна коляска для маленького. Коляска нужна специальная, с суппортами. Постараемся помочь. Потом еще женщина с сыном приехала из Салды. Четверо детей. Взяли кредит в СКБ (900 тысяч на жену и 700 намужа под 26%), начали строить дом своими силами для всей семьи. У мужа на тот момент было две работы, и как-то справлялись. А теперь ситуация ухудшилась, и они боятся, что у них все отнимут. Выплачивать они не могут, люди они совестливые. И их эта ситуация тяготит. И больше всего они боятся, что если банк заберет у них недострой в счет погашения долга, то опека может у них забрать детей, потому что у них не будет места жительства. Успокоили, объяснили, как могли.

Потом пришли жители Шарташа. У них там, на Проезжей, 172, какие-то умники поставили автомойку, и они переживают, что весь слив идет в Шарташ. Когда-то много лет назад мы с парнями с Изоплита пошли пробежаться вокруг Шарташа. И вдруг увидели, что какой-то дебил загнал машину в озеро до порогов на мелководье и старательно ее моет. Мы немножечко охренели от такой наглости, забежали в воду и затолкали машину на глубину. Тем самым закрыли проблему мойки машин в Шарташе. Но сейчас я уже взрослый и делать так не могу. Поэтому связался с председателем комитета по экологии Егором Сваловым и с прокуратурой.

Много еще всего было. Основные и самые тяжелые вопросы как обычно по жилью.

Да, той молодой красивой девушке, которой собирали деньги на операцию в Москве, все сделали, все прошло успешно. Всем, кто помог – огромное спасибо.
Впервые за последние годы снизилось количество смертей от передозировок наркотиками. Если в 2014 году умерло 8678 человек, то в 2015 году – 6472. При этом надо понимать, что БСМЭ фиксирует только смерти от передозировок. То есть упоролся и умер. А смертей от употребления наркотиков (ВИЧ, туберкулез, пневмония, цирроз, сепсис, ожоги, переохлаждение и т.д.) раз в 10 больше. 94-95% умерших от передозировок – парни. Самое большое количество смертей от передозировок происходит в первый год употребления.

Итак, 2015 год. Ситуация ухудшилась в Алтайском крае, в Архангельской области, в Камчатской области, в Краснодарском крае (с 24 до 80!), в Курской области, в Омской области, в Башкирии, в Карелии, в Коми, в Якутии (с 6 до 27!), в Татарстане. Удмуртия, Хакассия, Рязань, Тверская область - ухудшилось незначительно. Хуже в Ростовской области (с 47 до 61!). Ухудшилось в Саратовской области. Ухудшение в Свердловской области (понятно почему), в Ханты-Мансийском АО, в Челябинской области. Резкое ухудшение в Ямало-Ненецком АО.

Значительное улучшение ситуации произошло в Амурской области, в Белгородской области (97 – 30!), в Брянской области (80 – 47!), во Владимирской области (75 – 40), в Волгоградской (16 – 3), в Воронежской (183 – 126), в Санкт-Петербурге (805 – 695), в Москве (1795 – 1350). Ивановская область прошлый и этот год по нолям, также как и в Чечне (есть сомнения). Иркутская область (210 – 79!), Калужская область (42 – 22), Кемеровская область (317 – 161!), Новокузнецк (139 – 84!), Костромская область (30 – 21), Красноярский край (113 – 71), Курганская область (30 – 10), Ленинградская область (216 – 75), Липецкая область (70 – 57), Московская область (1960 – 1430!), Мурманская область (105 – 47), Нижегородская область (93 – 63), Новгородская область (31 – 22), Новосибирская область (220 – 96), Пензенская область (20 – 10), Пермская область (111 – 67), Приморье (90 – 63), Бурятия (21 – 13), Северная Осетия (25 – 23), Самарская область (303 – 222), Тамбовская область (31 – 17), Томская область(52 – 16!), Тульская область (112 – 73), Тюменская область (53 – 48), Ульяновская область (24 – 19), Ярославская область (96 – 66), Крым, Симферополь (40 – 18), Севастополь (6 – 1).

Не ухудшилась ситуация на Алтае, в Карачаево-Черкесии, в Забайкалье и на Чукотке.

Вообще, количество смертей в течение 2015 года снизилось на 2206 человек. При этом надо понимать, что все снижение произошло только за счет опиатов – количество отравлений опиатами снизилось на 2241.

Здесь можно увидеть несколько тенденций. Первая – все-таки научились как-то бороться именно с оптовыми поставками, здесь надо отдать должное ФСКН (а также ФСБ, транспортникам и полиции). Второе – в силу возрастных и традиционных особенностей опиаты гораздо меньше продаются через интернет, и, конечно же, происходит повсеместное замещение опиатов на курительные смеси и другие синтетические наркотики. Там последствия иные. Смертность от употребления героина значительно выше, чем от употребления курительных смесей и психотропных, но, на мой взгляд, последствия от употребления последних значительно тяжелее и дольше растянуты во времени. Хотя, пока человек жив, в каком бы он ни был состоянии, у него хотя бы остаются шансы. Еще один момент. Появились смерти от употребления метадона. Думаю, что зашел он к нам с Крыма и Донбасса, поскольку Украина использовала заместительную терапию. Это реальная угроза и здесь надо быть внимательнее.

Еще одну важную вещь хотел отметить. За последние годы наркомания стремительно помолодела. На мой взгляд, основным наркотиком на сегодня являются курительные смеси (миксы, спайсы, дживик, куреха и т.д.). Основная группа риска – курящие подростки (!). То есть, если ты обнаружил, что твой ребенок курит – это первый звонок. Мало того, в большинстве регионов эти наркотики при тестировании не умеют выявлять. И конечно необходимо отметить, что употребляющие курительные смеси (JWH) и соли (MDPV) очень тяжело поддаются реабилитации.

Ситуация усугубляется тем, что нет внятного закона о принудительном лечении и отсутствует сеть государственных реабилитационных центров. Тем не менее, полагаю, что бороться все-таки можно, для этого кроме всего прочего требуется позиция государства в целом и его первых лиц в частности.

И еще. Считаю огромной ошибкой ликвидацию ФСКН. Решение само по себе странное. Создать службу, столько лет вваливать деньги, дождаться, что служба научилась работать и показывает едва ли не лучшие результаты в стране. А потом взять и ликвидировать. Мало того. Наличие ФСКН создавало серьезную конкуренцию среди ведомств, занимающихся борьбой с наркотиками. У них реально между собой было соц. соревнование. Все были вынуждены доказывать работой свою нужность и компетентность. Кроме того ФСКН всегда охотно работало против сотрудников полиции и любых других ведомств, замеченных в торговле наркотиками. И другие службы, если у них появлялись зацепки, с таким же азартом работали против ФСКН. И это был самый сильный механизм по борьбе с коррупцией. Кроме того в ФСКН были сосредоточены все основные связи со спецслужбами других государств. Считаю, что ликвидация ФСКН наносит реальный вред делу борьбы с наркотиками.

Предыдущие годы http://roizman.livejournal.com/tag/статистика

СЁМКА

Ирининого отца в деревне звали Вадя Кислый. Никчемный мужичонка, неработь, а выпить любил. А выпив, пытался веселиться. Но как-то у него криво выходило. Вот и прозвали Кислым. А маму, Нину Семеновну, все уважали. С утра до ночи работала, бригадиром была на свинарнике. Весь дом одна тянула. А когда Ирина родилась, все вроде ничего, а ножки кривые. Ходила за ней, как могла, и в школу весь первый класс на руках таскала. Потом уж, позднее, операцию сделали Ирине, стала сама ходить, выучилась на фельдшера, ну и работала у нас в деревне. Зарплату получала, да пенсию по инвалидности. Да за электричество ей государство доплачивало. От первого мужа родила дочку. А от второго - сына, Семку. Тогда уже пировала, и семейная жизнь не задалась.
А на соседней улице семья поселилась. Отец, мать и две дочери. Родители то работяги, а дочки – гулены. Обменяли свою трешку в Березовском на квартиру в нашей деревне, да им еще и денег доплатили.
А дочери эти путались с таджиками. Ирина с одним и познакомилась, который помоложе. А тот еще и друга привел, которому за пятьдесят. Так Ирина стала жить с молодым, а который старик, тот стал жить с ее дочерью. Чуть не втрое старше. А Семка в это время уже школу заканчивал. И все это на его глазах разворачивалось. Старик сестру то через некоторое время в город увез. А у Ирины с молодым такая любовь, каждый день пируют. Поперву таджик то работал. А потом бросил. А зачем ему? Баба пусть работает. Требовательный стал, машину она ему купила, кредитов набрала. Таджик то еще по пять тысяч домой каждый месяц отсылал, семья у него там и пятеро детей. Мало того, пьяный дурной был, Ирину поколачивал, да орал на всю деревню. Сёмка уехал в город, поступил в техникум, жил в общаге. А когда подошло время, попросился в армию. А после армии пришел домой. А куда ему еще идти? А мать дочку родила от таджика. Да неудачно как-то, ДЦП, даже не сидит. Живут плохо, все пропивали с таджиком, огород забросили, и от электричества их отцепили.
Тут и Сёмке приспичило жениться. Девчонку то взял хорошую из многодетной семьи. И привел домой. Некуда вести. Через некоторое время родился сын. Работал сутки через трое. И вот как-то возвращается со смены, жена ревет, избитая, мать ревет, таджик пьяный ночью их погонял. Сёмку задело, он выволок таджика, начал выговаривать, тот бросился на него, а Сёмка схватил кухонный нож, да саданул ему. Так, недошеверёдно – у нас так говорят, в смысле, не до конца.
Судили Сёмку и дали ему два года условно. А он был парень веселый, голову высоко держал, но уважительный. В деревне его любили. А тут вовсе помрачнел. И через полгода, вернувшись со смены, снова увидел мать и жену избитыми. Мать стонет, жена рвет. Таджик всю ночь гонял. Сёмка схватил нож и ударил таджика в шею. Таджик заверещал, выломился из избы и побежал по улице. Сёмка бежал за ним и продолжал бить ножом в спину. И добил. Бросил нож и сел в траву. Народ сбежался, ментов вызвали из города. Менты приехали, даже наручники на него надевать не стали. Ох, Сёмка, Сёмка, что ж ты наделал, говорят. Если б ты за ним не побежал из избы, он бы через недолго и сам издох. Тебе хоть скощуха была б какая.
Да не только менты, все Сёмку жалели. Когда его судили в Артемовском, вся деревня за него подписи собирала. Дали ему восемь лет. Сидит он в Ивделе. У таджика шесть душ детей сиротами остались. У самого сын без отца растет. С женой непонятно что будет, иди-ка восемь лет, дождись, да и родную мать вдовой сделал.

Мать горевала недолго. Привела домой нового мужа, местного деревенского пьяницу, лет на пятнадцать моложе. И продолжили. Жена семкина из дома с ребенком ушли, потому что жить так невозможно.
Ирина еще поперву передачи слала, потом перестала, не до того. Мужа ее звали Максимка. Мать его, Людмила Петровна работала прорабом. Ну и бухали с отцом. Потом она его отравила. Потому что у нее уже другой мужик был. Сумела договориться, чтобы экспертизу не делали, и как мужа законного схоронила, сразу стала с этим мужиком жить. Пили каждый день. А потом ее старший сын на машине отчима по пьянке сбил двух человек. Женщину насмерть, а второго изломал всего, инвалидом оставил. Как-то это дело замяли. А через некоторое время повезли его в Артемовский кодироваться, потому что запивался, так он умер прямо в кабинете у нарколога. А отчим его, на чьей машине он людей сбил, умер от цирроза печени. А сама Людмила пришла в магазин купить водки, и прямо там, в магазине, умерла. Вот такая у Максимки генеалогия. Да и сам Максимка несколько раз умирал по пьянке. Откачивали.

А эти, которых в Бучино максимкин брат сбил, один то Андрюха Синий, а вторая – Ольга, дочка Валентины Аркадьевны. Валентина Аркадьевна очень хорошая была. Она выучилась в городе на фельдшера, работала в детском санатории на Балтыме, а потом вернулась в Мироново, и работала в больнице. Добрая, отзывчивая, ее все любили. Но она уже тогда начала пить. Воровала спирт. От нее прятали, но она все равно находила. Ей еще пятидесяти не исполнилось, а ее уже уволили. А муж ее, Володя, хороший мужик, бухал с ней. У нее пенсия, да у него пенсия. Как получат, вокруг них все деревенские приблудаи собираются. Он сначала ослеп от денатурата, а потом и вовсе обезножил. Последнее время вовсе не вставал. Умер с голоду, высох. А дочка Ольга у них красавица была. А они уж бухали и упустили ее. Ее в последних классах понесло, загуляла, потом какая-то страшная история была, где-то в Артемовском ее на цепи держали, вся в шрамах, пытали, или так, изгалялись. И все равно, красивая. Вышла замуж за мироновского мужика. Игорь звали. Коренной, мироновский, два метра ростом. Сына родила, Сашку. Не пила. А потом сын подрос, снова понесло. Бывало, муж придет с работы, ищет везде, а она с мужиками на берегу пирует. Он ее начал строжить, видимо, поколачивал. Однажды бегал по деревне, искал ее, а потом пришел домой и спать лег. Она вернулась ночью, положила ему на голову подушку и застрелила. Саму закрыли было, потом отпустили. Сашку забрала мать Игоря. Да померла. А потом тетка воспитывала. Потом он появился в деревне у Валентины Аркадьевны, пировал да наркоманил. А сейчас исчез. И ни отца у него, ни матери. Да бабушка бомжиха.

С мамой как-то разговаривал, она говорит, после войны пить начали, в пятидесятых. Вон, говорит, любин класс весь спился. Я говорю: почему? Всех добрых мужиков то позабирали. С войны никто не вернулся. Разом старших не стало.

А я думаю, раньше началось. Село наше стоит на Реже с 1639-го года. Населяли его выходцы с Русского Севера. Село было богатое и красивое. Жили и ремеслами, и отхожими промыслами. Но в основном хлебопашеством. Половина домов – каменные. Я долго не мог понять, почему много пустых каменных домов. Что-то под фельдшерский пункт, что-то под магазины отдали, что-то под сельсовет, читальня еще была. А это были хорошие хозяйские дома, большие семьи в них жили. Многих раскулачили, отнимали все. А многие успели бежать в последнюю ночь. И зерно, и скот, и все бросали. Так было больше шансов выжить. А в 37-ом добивали. Рссказывал же, ураганом сорвало крышу с коровника, бригаду плотников посадили. Во время ареста у каждого выгребли все до последнего зернышка, всю скотину свели. Ни один не вернулся. Двадцать два ребенка сиротами остались… Сейчас уже, конечно, реабилитировали всех. Деревня наша называлась в то время «Колхоз имени ОГПУ».

Забыл рассказать, вот этот Иринин отец, Вадя Кислый, его мать без мужа прижила. Звали ее Евгения Степановна Забелина. Молодость у нее была бурная. Она в кожаных штанах и курточке моталась по району, занималась раскулачиванием. И в Мироново, и в Бучино, и в Луговой, и в Покровском, и в Трифоново, и в Шогрише. И в Мостовском лютовала. Так вот, она в этих кожанных штанах ходила до конца жизни. Курила Беломор, каждый день с утра уходила на реку и удила рыбу. И до конца жизни с ней ни один человек в деревне не разговаривал.

Блинами жопу вытирают

Прочитал у Антона Кросовского, что в Сочи в гробу похоронили двести килограмм салата Цезарь. Зачем??!! Совершенно дикая и безвкусная акция. Вообще публичное уничтожение продуктов в стране, где значительная часть населения живет за чертой бедности, выглядит вызывающе. Причем это вызов не столько людям, сколько высшему порядку вещей. Добром такое не кончается.

У древнего народа Коми есть легенда. Раньше Небо было близко к Земле, и земля давала много хлеба, и люди были большими. И одна женщина взяла блин и вытерла зад своему ребенку выбросила блин. И Небо обиделось и отодвинулось от Земли и земля перестала родить хлеб…


Человек за бортом

Парень родился на Украине, а в 13 лет с родителями переехал в Абхазию. Ну, а какая разница? Одна страна. Там окончил школу и пошел в армию. Но паспорт он там не получил, неразбериха какая-то была. Каким-то образом поступил в медицинский колледж. И вот в десятом году там же в Абхазии познакомился с девчонкой, которая приехала из Екатеринбурга. И вслед за ней на крыльях любви прилетел к нам. А из всех документов у него украинское свидетельство о рождении и военный билет абхазского образца. А поскольку он парень толковый, то он всегда находил себе занятие и нелегально подрабатывал в разных местах. Отношения оказались прочными и девушка настояла на том, чтобы наконец их оформить. Когда они пришли в ЗАГС и он вытащил потрепанное свидетельство, там почесали затылок и спросили: «Это что?». И потом по-дружески объяснили ему, что в данном случае даже Е-карта для установления личности гораздо надежнее этого документа. Тогда он пошел в консульство Украины. Ласкаво просимо. Там этот документ повертели в руках, зачем-то поднесли к окошку и посмотрели на свет, а потом сказали: «Ничем помочь не можем». Сказали: «Почекайте трошки», и вынесли ему справку, что гражданином Украины он не является. Он вздохнул и пошел в представительство Абхазии и показал им военный билет. Они говорят: «Ничем помочь не можем». Он говорит: «Так я же у вас в армии служил!...» Они сказали: «А вот за это вам отдельное спасибо». И долго жали руку. И вот он - гражданин мира, человек без паспорта. Пришел ко мне. И надо чем-то помочь. Потому что жилья нет, на работу устроиться невозможно, да и жениться уже пора. И парень уже готов на все: хоть в Украину, хоть в Абхазию, но уже чтоб была хоть какая-то определенность. Забыл сказать самое главное - так-то он русский. Понятно, что мы его не бросим. По официальной линии я буду заниматься сам, а если есть какие-то возможности для него по работе – пишите в личку, я состыкую.

Метки

Разработано LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner