?

Log in

No account? Create an account

Категория: производство

Отцы-основатели

Один из отцов-основателей Екатеринбурга, Вильгельм Де-Генин, родился 21 октября.
Сегодня у него День Рождения.
Здесь у нас его звали Вилим Иванович. Он отличался от всех местных чиновников. Был человеком сильным и честным.
В его бытность в Екатеринбурге местной администрации подчинялись все заводы от Казани до Нерчинска. То есть, по сути Екатеринбург стал промышленной столицей Империи.

Вилим Иванович был человек серьезный и основательный. Всегда в первую очередь искренне соблюдал казенные интересы. После него, долгие годы на Горнозаводском Урале, когда видели что-то крепкое и основательное, с уважением говорили: "Казна строила".
У него было своеобразное чувство юмора. При этом он умел давать достаточно точные оценки.
Например: "Дай Бог, дабы здешний воевода радел... Но он спесив, глуп и ленив", "Высок, казист, брюхо толсто, пить умеет".
Известна забота Де-Генина о лесе. И роль его в сохранении уральских лесов огромна.

Он никогда не боялся брать на себя ответственность и умел принимать нестандартные решения. 
Все знали его тягу к чистоте и порядку:
Хотя екатеринбургским всем обывателям объявлено, чтоб отнюдь кто скота у себя имеет по улицам не распускали, а содержали во дворах. А паче свиней, понеже от оных обывателям бывают великие обиды и пакости, понеже иной трудится чрез целое лето в огороде, а они в один день, огород изломав, все овощи приедят и ископают. И курец много. Однако ж оные объявления все уничтожены и свиней никогда взаперти не держат.
Того ради объявить тебе всем здешним солдатам, ежели с сего числа солдаты по улицам чьих шатающихся свиней увидят – будут оных стрелять и брать себе на пропитание без всякой опасности. О чем и здешним обывателям объявить с барабанным боем.

Вообще для Де-Генина труд и казенный интерес были превыше всего.
Находясь на Урале, Вилим Иванович закончил фундаментальный труд "Описание уральских и сибирских заводов". Рукопись этой книги двести лет была настольной у всех горных инженеров (издали ее только в 1935 году).

Но самое главное - все всегда знали, что Вилим Иванович не берет взяток. Его могли обвинить в превышении власти, в самоуправстве, но ни у кого никогда не повернулся язык даже огульно обвинить его в мздоимстве.
Умер он в 1750 году, в возрасте 74 лет. И до сих пор все помнят, что это был человек, который никогда не брал взяток и действовал в интересах России. При этом он не был русским. Он просто был честным человеком.

Двадцать лет назад из Ревды привезли Рождество Христово.


Несколько необычная икона. Широкая зеленая обводка - опушь, характерные горки и в левом нижнем углу дата 1887. Для старообрядческой иконы - большая редкость. Обычно даты пишут буквенными обозначениями от Сотворения Мира. У Максима Боровика мысль мелькнула - икона готовилась на международную промышленную выставку 1887 года, где в разделе "Кустарные промыслы" участвовали иконописцы.



Через десять лет, в экспедиции по полевым дорогам случайно выехали в Сарапулку. Замечательное старинное село. Шла дорога - два красивых каменных демидовских виадука. Один виадук разобрали в начале восьмидесятых, и еще все заброшенные каменные дома порушили. Ставили плотину на Ямбарке. Мелиорацию делали. Все бахнули в плотину. Рассчитали неверно. Не получилось. Зато видок теперь - как будто Мамай прошел.
Там еще три кедра росли. Шишек давали каждый год на все село. В начале девяностых один кедр срубили, второй подожгли, а третий сам засох.
Убили село. Несколько стариков живет.
И познакомился я там с потомком старообрядцев белокриницского согласия Михаилом Степановичем Шестаковым. Он там пасеку держит. И он благословил мне для музея очень редкую икону Второе Пришествие.




Дед Михаила Степановича притащил эту икону на спине, с риском для жизни, когда в 1929 году разорили старообрядческую церковь в Сарапулке. Икона семьдесят пять лет простояла в амбаре.
Раньше в доме было много икон. После смерти родителей какие-то забрали родственники, оставшиеся поворовали, а эта так и стояла.
Однажды заехали какие-то перекупщики:
- Дед, продай!
Михаил Степанович говорит:
- Этим, как и совестью, не торгуем.
Они прицепились и не отстают.
Тогда Михаил Степанович, как последний аргумент, говорит:
- Так она большая. Вам ее не увезти.
А они говорят:
- Так мы сейчас возьмем ножовку, распилим и погрузим.
Тогда Михаил Степанович не выдержал, достал двустволку, вышел на крыльцо и говорит:
- Ну сейчас я вам распилю!...

ДалееСвернуть )


Господь сидит на троне, ангелы перед ним держат Книгу Жизни (на ней так и написано), и Господь читает по книге все поступки и судит. И которые хорошие, все идут в Райские Сады. И лица у них светлые. А которые плохие, те прямиком в Геенну Огненную. И выражение лиц у них соответствующее. А в левом углу дата 1871, и опушь такая же зеленая, и горки такие же характерные. И еще несколько признаков.

Очень сложная икона по реставрации была. Она, во-первых, тяжеленная, во-вторых стояла на полу, и правая часть подмокла и сгнила за семьдесят пять лет. И она болеет и постоянно приходится напитывать ее клеем и снова укладывать. А уголок, утраченный, надставили.



И вот год назад, совершенно случайно в Нижнем Тагиле отдали Огеннное Восхождение Пророка Илии. Красивая икона, старообрядческая. Здесь, на Горнозаводском Урале, культ Илии не имел сельскохозяйственного аспекта. Здесь Илью чтили, как ревнителя по старой вере, и за то, что умел говорить правду царям в лицо.



Обратите внимание - та же темнозеленая опушь, то же личное письмо и еще признаки.



И, пару месяцев назад ко мне обратился о. Виктор из Бынёг, и попросил проклеить и раскрыть одну из любимых храмовых икон Святитель Николай и Мученица Александра.


Икона, видимо, написана в честь бракосочетания Николая Второго с будущей императрицей Александрой Федоровной. На ней так и написано: "В честь 14 ноября 1894г."

Когда икону раскрыли, слева внизу обнаружилась ранее не читаемая тоненькая надпись "1895", а справа "В. Сухарев"
Сейчас эту икону можно увидеть в Никольском Храме в Быньгах.

И личное и одежды полностью совпадают по стилю и по приемам со Вторым Пришествием, и становится совершенно очевидно, что все четыре иконы написаны в одной мастерской, а эти две - одним мастером.


Василий Гаврилович Сухарев, крестьянин Невьянского завода, иконописец, родился в 1837 году, а в 1887 участовал в международной промышленной выставке, где был отмечен дипломом "За хорошее исполнение икон греческого письма" (не помню дословно).

Мастерская, видимо, была серьезная, география - Ревда, Тагил, Сарапулка, Быньги. Сейчас буду собирать по нему информацию. Вообще в изучении Невьянской иконы основная проблема - знаем практически все имена иконописцев (18 век на Урале весь запротоколирован, и 19-й тоже, огромное количество источников), но не получается привязать к этим именам конкретные памятники. Во-первых редки датированные иконы, а подписные встречаются еще реже. Старообрядцы старались иконы лишний раз не подписывать. Нескромно, да и все равно, что под протоколом подписаться. В 18-м веке, да и во второй третьей четверти 19 века писание икон старообрядцам было жесточайшим образом запрещено и приравнивалось к расколоучительству.

Поэтому даже такие небольшие удачи радуют.
Чтобы сделать это маленькое открытие, понадобилось двадцать лет, случайность и везение.

Дом кузнеца

Наши сегодня из Быньгов поехали в Кунару. Чистят ворота и парадное. Там шесть слоев. Феном и горелкой нельзя, потому что вытапливается смола. Промышленной смывкой не получается. Работают бор-машинами. Трудоемко, но качественно.
Думаю, к концу месяца все будет подготовлено, и покрасим.
До зимы надо будет провести ревизию по башням и укрепить. Перед снегом, снимем все металлические детали и пионеров. И за зиму попытаемся отреставрировать.
Все проржавело и держится только на краске.
Кто готов взять на себя часть этой работы - буду признателен. Когда поедем красить ворота и парадное - позову.

А вот это фотографии вазы. Той, что перед домом. Еще одна стоит на могиле Сергея Ивановича, и такую же он сделал для Лидии Харитоновны.

Ðаза

0_72c4a_3c434be2_XL

0_72cc9_b10af74_XL

Метки

Разработано LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner